Нефтехимия в Сибири развивается на всех основных площадках. Однако инвесторы решают локальные задачи, не особо рассчитывая на внутрирегиональный спрос и ожидая принятия стратегических решений по перспективной сырьевой базе

В мире существует всего две базовые модели успешного развития нефтехимической промышленности. Первая связана с размещением крупных мощностей вблизи источников сырья. Вторая предполагает локализацию мощностей вблизи крупных рынков сбыта. Обе модели, по сути, используют один и тот же механизм сокращения издержек — минимизацию транспортной составляющей по доставке сырья, как в первом случае, и по доставке конечной продукции — во втором. Комбинации этих моделей возможны, и такого рода примеры в мире известны (например, создание крупных мощностей в районе морских портов, что позволяет одновременно экономить на доставке сырья и продукции самым дешевым видом транспорта — водным), но в общем и целом нефтехимия в мире развивается в системе этих двух координат.

В России принята первая модель, которая дополняется еще парой важных факторов. Во-первых, локализация нефтехимических мощностей «у сырья» означает, как правило, их размещение во внутренних регионах страны (вблизи, например, НПЗ — источников прямогонных бензинов, или ГПЗ — источников газового сырья). При этом ценообразование на сырьевые нефтехимические товары осуществляется в ведущих мировых морских центрах торговли. Так, точкой формирования котировок на упомянутые прямогонные бензины и аналогичные смеси является портовый регион Антверпен–Роттердам–Амстердам. Для сжиженных газов — белорусско-польская граница. Стоимость аналогичных товаров внутри России рассчитывается по принципу экспортного паритета: внутренняя цена не может быть меньше экспортной (за минусом вывозных пошлин и затрат на транспорт). Из этого вытекает, что чем удаленнее от границ располагается нефтехимическая мощность, тем более дешевым для нее является сырье. Вторым фактором, как уже понятно, является величина экспортных пошлин на сырьевые товары: чем выше эти пошлины, тем более дешевым сырье получается внутри страны по отношению к мировым котировкам. Такой принцип формирования ценового преимущества на сырье в российской нефтехимической отрасли носит название «логистический щит».

Внутренний рынок

Попробуем теперь посмотреть на ситуацию с нефтехимическим комплексом Сибири с точки зрения базовых моделей развития и фактора «логистического щита». Для начала нужно понять, может ли отрасль в регионе развиваться, опираясь на емкость внутреннего рынка. Иными словами, может ли внутренний региональный спрос быть эффективным драйвером развития.

Существует весьма неточная, но наглядно иллюстрирующая тенденцию оценка, основанная на среднем показателе потребления полимерных изделий на душу населения. Так, по данным консалтинговой компании «Альянс-Аналитика», в 2011 году в целом по России спрос на изделия из полимеров во всех сферах экономики составил 6,24 млн тонн. При этом численность населения страны по оценке 2012 года составляла 143,2 млн человек. Таким образом, средний уровень годового потребления полимерных изделий составил 43,6 кг на человека. Применяя этот показатель к численности населения субъектов СФО, можно получить оценку величины годового суммарного спроса на полимерные изделия в регионе: порядка 819 тыс. тонн.

Второй возможностью для оценки регионального спроса может служить статистика гражданского строительства. Известно, что эта отрасль формирует порядка 25% спроса на продукцию нефтехимической промышленности. В 2011 году в России в строительстве было использовано 1,56 млн тонн полимерных изделий. При этом (данные Росстата) было введено в эксплуатацию более 77,2 млн кв. м. Среднее потребление полимерных изделий в гражданском строительстве составило 20,2 кг на кв. м. Применяя этот показатель к значениям площади введенных помещений в субъектах СФО, можно получить оценку спроса на полимерную продукцию в строительстве Сибири: 182,2 тыс. тонн. Тогда суммарный годовой спрос составит порядка 730 тыс. тонн в год.

Реальные цифры, скорее всего, еще меньше — по той причине, что в Сибири как класс отсутствуют некоторые отрасли — крупные потребители нефтехимической продукции. Например, автомобилестроение. Но даже если использовать среднее значение двух завышенных оценок — 774 тыс. тонн, окажется, что СФО по некоторым видам продукции обладает даже избыточными нефтехимическими мощностями (см. таблицу). Таким образом, емкости регионального рынка даже с учетом перспектив роста совершенно недостаточно, чтобы спросом поддерживать инвестиции в крупные многопрофильные нефтехимические комплексы мирового масштаба производительностью два и более миллиона тонн продукции в год.

Но проблема даже не столько в невысоком номинальном спросе, сколько в дисбалансе объемов производства базовой нефтехимической продукции и ее переработки в конечные изделия. Другими словами, в регионе достаточно слабо развита прослойка предприятий, которые бы трансформировали полимерное сырье, производимое в округе, в продукты конечного спроса — тару, упаковку, пленки, трубы, оконные и дверные профили, детали машиностроения, строительные материалы и конструкции. В итоге получается, что полимерное сырье едет в центр России, где концентрируется большая часть переработчиков, а оттуда возвращается за Урал в виде конечных изделий. Как отмечал в интервью председатель совета директоров «Саянскхимпласта» Виктор Круглов, говоря об оконных профилях, «их проще привезти сюда в регион, просто переложив стоимость доставки на плечи потребителей, нежели задумываться об организации производства на месте. Причем везут не из Китая, а из западной России. В основном это профили отечественных производителей, в том числе локализованных заводов иностранных компаний».

Андрей Костин sib_359_040-2.jpg
Андрей Костин

В последнее время ситуация начинает меняться. Летом этого года был запущен в эксплуатацию завод теплоизоляционных материалов из экструдированного полистирола компании «Пеноплэкс» в городе Черемхове Иркутской области. А в начале 2012 года крупнейшая в России компания по выпуску полиэтиленовых труб — группа «Полипластик» — включила в свой состав Омский завод трубной изоляции. Тем не менее стоит признать, что нефтехимический комплекс Сибири не может в полной мере воспользоваться моделью развития «у рынка» — по причине отсутствия достаточной его емкости. Единственной же возможностью реализации этой модели является создание и развитие мощностей, ориентированных на экспорт. С точки зрения географии важным стратегическим преимуществом СФО является относительная близость к крупнейшему в мире рынку нефтехимической продукции — Китаю. От самой восточной нефтехимической площадки региона — Омска — до железнодорожного погран­перехода Забайкальск–Маньчжурия транспортное плечо составляет чуть менее 4 тыс. км, что ощутимо меньше, чем для традиционных регионов нефтехимического производства в Поволжье. Другим направлением экспорта могут быть страны Средней Азии, которые, впрочем, активно создают свои собственные мощности.

Сырьевая база

Возможно ли в Сибири тогда развитие нефтехимии в рамках модели «у сырья»? Размещение нефтехимических площадок в регионе, предложенное и реализованное в Советском Союзе, не решало задачу локализации производств вблизи мест добычи углеводородов. Поэтому все крупные центры сегодня так или иначе сопряжены с объектами нефтепереработки. Омская площадка («Омский каучук», «Омск-полимер», «Омскшина», «Полиом») исторически тяготеет к сырьевым возможностям Омского НПЗ (принадлежит «Газпром нефти»), но в последние годы вынуждена заниматься сбором и доставкой сырья из разных точек со всей России. Иркутский куст предприятий («Саянск­химпласт», Ангарский завод полимеров) полностью ориентирован на Ангарский НПЗ (входит в структуру «Роснефти»). «Томскнефтехим» расположен автономно и вынужден снабжаться сырьем с западно­сибирских предприятий «Газпрома» и «СИБУРа». Красноярский завод синтетического каучука также получает основное сырье из Тобольска. Поэтому говорить в целом о выгодном с точки зрения близости к источникам сырья расположении сибирской нефтехимии не приходится.

Важнейшим фактором сохраняющейся конкурентоспособности нефтехимии региона является упомянутый уже «логистический щит»: альтернативная стоимость нефтехимического сырья в Сибири относительно невысока даже по сравнению с Центральной Россией, а уж тем более с Европой из-за колоссальной удаленности от западных границ. Это обстоятельство и позволяет сибирским нефтехимикам эффективно реализовывать свою продукцию как внутри страны, так и на экспортных рынках.

В последнее время сырьевая база в регионе получила некоторое развитие за счет инициированных и частично реализованных проектов мини-НПЗ. Относительно крупными по местным меркам заводами могут считаться «Томскнефте­переработка» (ТНП, поселок Семилужки, Томская область, 400 тыс. тонн в год) и Яйский НПЗ (поселок Яя, Кемеровская область, 3 млн тонн в год — и это только первая очередь, в дальнейшем мощности могут быть удвоены). Оба предприятия пока находятся на первом этапе развития (по крайней мере так заявляют инвесторы) и занимаются примитивной перегонкой нефти, которая позволяет получать только технические продукты типа бензиновых фракций для нефтехимии, мазута, печного топлива и газойла. Впрочем, инвесторы обещают продолжить развитие заводов как по объему (ТНП — до миллиона тонн в год, Яйский НПЗ — до 6 млн тонн в год), так и по качеству, перейдя к выпуску соответствующих регламенту моторных топлив. Кроме того, в регионе существует проект Западно-Сибирского НПЗ в промышленной зоне города Томска, который ориентирован на производство прямогонного бензина для нужд «Томскнефтехима». Строительство также планируется в два этапа. По существующей информации, первый этап — прямогонный блок мощ­ностью 1,5 млн тонн в год — инвесторы рассчитывают завершить в 2015 году, второй — увеличение мощности до 3 млн тонн в год и расширение номенклатуры продукции — в 2017 году. Как бы то ни было, оба действующих завода на первых порах могут генерировать порядка 500–550 тыс. тонн прямогонного бензина — сырья для нефтехимии.

Второе перспективное направление развития сырьевой базы связано с Иркутской областью и освоением новых газовых и газоконденсатных месторождений, главным образом Ковыктинской и Чаяндинской групп. Некоторое время назад «Газпром» совместно с нефтехимическими компаниями «Саянскхимпласт» и СИБУРом прорабатывал проект создания на базе богатого этаном и более тяжелыми углеводородами газа месторождений Ковыктинской группы газоперерабатывающих и нефтехимических мощностей в Иркутской области. Однако известные события, в результате которых лицензия на освоение Ковыкты досталась «Газпрому», заставили газовую монополию корректировать свои планы по газификации региона, поэтому работы по нефтехимическому проекту приостановились. Ожидается, что новый вариант Восточной газовой программы будет внесен на рассмотрение правительства РФ до конца этого года. Очевидно, что новая редакция будет включать также и новый взгляд газового концерна на освоение месторождений в Иркутской области и, соответственно, на возможности создания там новых перерабатывающих мощностей. В том случае, если проект газоперерабатывающего и нефтехимического комплекса на новой ресурсной базе получит развитие, он может считаться ярким представителем модели развития нефтехимии «у сырья». Однако о чем-то конкретном в этом направлении говорить рано.

Особенности инвестиций

География и социально-экономическая ситуация в СФО заставляют региональные нефтехимические компании развиваться по пути достаточно сложных комбинаций двух базовых моделей. Часть инвестиционных проектов направлена на создание собственных перерабатывающих мощностей или же промышленных парков, ориентированных на потребление продукции заводов. Часть инвестиций идет в расширение и обновление производств в расчете на экспортные рынки.

Омск — одна из наиболее динамично развивающихся нефтехимических площадок Сибири. Крупнейшим инвестиционным проектом в финальной стадии реализации можно считать «Полиом» — создание производства полипропилена мощностью 180 тыс. тонн в год, способного производить полимеры 78 различных марок, в том числе сополимеров пропилена. Инвестор — группа компаний «Титан» — начал строительство в 2008 году, а само юридическое лицо «Полиом» было зарегистрировано еще в 2005 году. Ожидается, что пуск производства состоится до конца 2012-го. Публично объявлялось о сумме инвестиций в 5 млрд рублей, хотя можно предполагать, что стоимость проекта в действительности оказалась еще выше.

Параллельно с завершением проекта «Полиом», «Титан» инвестирует в создание поблизости от завода индустриального парка для размещения предприятий малого и среднего бизнеса, которые должны заняться переработкой полимеров. На территории парка будет размещаться порядка 40 компаний-резидентов, которые обеспечат переработку до 100 тыс. тонн в год производимого «Полиомом» полипропилена. Это пример инвестиций в развитие регионального спроса. По словам председателя совета директоров ЗАО «ГК «Титан» Михаила Сутягинского, площадка под индустриальный парк уже выделена, общая площадь зданий составляет около 100 тыс. кв. м, наполовину сформирован состав резидентов, ведутся переговоры с местной администрацией о возможности предоставления резидентам площадки налоговых и иных льгот. По сообщению компании, формирование парка будет завершено в 2013 году, а инвестиции в первую очередь составят 450 млн рублей.

Одновременно группа занимается развитием проекта производства высоко­октанового компонента бензинов этил-третбутилового эфира (ЭТБЭ) из растительного сырья мощностью 300–350 тыс. тонн в год. Собственно инвестиции направлены в создание производства этилового спирта из отходов сельскохозяйственного производства, а сам синтез будет осуществляться на установке, которая сейчас производит метил-третбути­ловый эфир.

По пути более эффективной реализации своего сырьевого потенциала идет и «Газпром нефть» — собственник Омского НПЗ. Предприятие располагает комплексом по производству ароматических углеводородов. В связи с ужесточением требований технического регламента по моторным топливам, объемы производства ароматических углеводородов на НПЗ будут возрастать. Поэтому «Газпром нефть» с нефтехимическим холдингом СИБУР изучают возможность создания совместного предприятия по производству терефталевой кислоты из пара-кислола — продукции комплекса ароматики НПЗ. В свою очередь терефталевая кислота в дальнейшем используется в производстве полиэтилентерефталата — полимера для производства пластиковых бутылок. Меморандум о намерениях стороны заключили еще в 2010 году. Официальных сообщений о создании СП пока не было, но, со слов менеджеров обеих компаний, такое решение уже принято, речь идет о производстве мощ­ностью 300–350 тыс. тонн в год. Сроки и объем инвестиций не назывались.

СИБУР также инвестирует в развитие своей площадки в Томске — «Томскнефтехима». В октябре компания приступила к реализации проекта комплексной реконструкции мощностей предприятия. Речь идет, в частности, об увеличении мощности производства полипропилена по существующей технологии со 130 до 140 тыс. тонн в год, а также производства полиэтилена высокого давления с 240 до 270 тыс. тонн в год по технологии немецкой Basell Polyolefine GmbH. Кроме того, ранее представители компании заявляли о намерениях по увеличению выпуска на «Томскнефтехиме» сополимеров пропилена в связи с тем, что в ближайшие месяцы СИБУР рассчитывает ввести в эксплуатацию один из крупнейших в мире комплексов по гомо-полипропилену в Тобольске мощностью 500 тыс. тонн в год. Полное завершение проекта ожидается через несколько лет.

Кроме того, СИБУР действует по аналогии с группой «Титан» и создает собственные мощности по переработке полимеров в конечную продукцию. Речь идет о продолжающемся строительстве на томской площадке завода по производству биаксиально-ориентированной полипропиленовой (БОПП) пленки, которое ведет профильное дочернее общество холдинга — группа «Биаксплен». Мощность нового завода должна составить 38 тыс. тонн в год. Объем инвестиций — 2,4 млрд рублей. Ожидается, что строительство завершится в 2013 году.

Наиболее же масштабные инвестиции в нефтехимию Сибири заявлены «Рос­нефтью» на своем Ангарском заводе полимеров. Еще осенью 2010 года на совещании по вопросам нефтехимии у тогда еще председателя правительства Владимира Путина госкомпания анонсировала проект реконструкции и расширения ангарской площадки. Тогда речь шла об увеличении производства этилена с 200 до 450 тыс. тонн в год, создании производства полиэтилена низкого давления мощностью 345 тыс. тонн в год, производства полипропилена мощностью 250 тыс. тонн в год. Объем инвестиций был заявлен на уровне 25,6 млрд рублей, срок исполнения — 2014 год. Однако в ноябре 2012 года появилась информация, что темп реализации этого проекта существенно отстает от первоначальных планов. «Роснефть» объявила о проведении предварительной квалификации подрядчиков на разработку проектной и рабочей документации для реконструкции комплекса ЭП-300 по базовому проекту международной инжиниринговой компании Technip. Как следует из документов, сроки выполнения работ — с января 2013-го по март 2015 года. Таким образом, физические работы по реконструкции пиролиза могут завершиться еще позже. Понятно, что до реконструкции комплекса олефинов говорить о развитии полимерных мощностей не приходится. Как бы то ни было, развитие Ангарского завода полимеров, очевидно, преследует цель наращивания экспорта полимерной продукции в Китай, а также монетизацию полуфабрикатного сырья (прямогонных бензинов и углеводородных газов) от нефтепереработки с Ангарской нефтехимической компании, которая также находится в состоянии модернизации.

Практически непрерывно в свое развитие инвестирует потребитель этилена, выпускаемого Ангарским заводом полимеров, крупнейший в России производитель ПВХ «Саянскхимпласт». По словам председателя совета директоров компании Виктора Круглова, в следующем году предприятие намерено смонтировать еще один электролизер, доведя тем самым свои мощности по хлору до 180 тыс. тонн, а затем — до 220 тыс. тонн. В этом году завод рассчитывает превысить свою проектную мощность по ПВХ (250 тыс. тонн в год) на 10%, а к 2014 году увеличить производительность до 350–370 тыс. тонн полимера. Дальнейшее развитие будет неразрывно связано с вопросами сырьевого обеспечения, то есть с синхронизацией планов с развитием этиленовых производств «Роснефти» или же с проектами на сырьевой базе газовых месторождений Иркутской области.

Красноярский завод синтетического каучука, также входящий в холдинг СИБУР, тоже находится в ожидании перемен. В октябре этого года СИБУР подписал соглашение с ведущей китайской нефтехимической компанией Sinopec, в соответсвии с которым иностранный инвестор планирует приобрести 25% плюс одну акцию завода. Эта сделка предварительно должна пройти согласование в российских и китайских государственных органах. А после оформления СП стороны отдельно рассмотрят вопрос о расширении мощностей завода с 42,5 до 56 тыс. тонн в год. Для красноярского предприятия такой сценарий развития означает ориентацию на экспортные поставки, поскольку продукция предприятия — бутадиен-нитрильные каучуки — для Китая является по-настоящему инновационной: Поднебесная не располагает собственными технологиями выпуска таких материалов.

Рост возможен

Итак, нефтехимический комплекс Сибири в полной мере не обладает ни одним из преимуществ, позволяющих реализовывать базовые модели эффективного развития. Емкости регионального рынка недостаточно для крупных инвестиций на существующих площадках, и тем более со стороны непрофильных, новых инвесторов. Единственным привлекательным направлением сбыта невостребованных внутренним рынком объемов нефтехимической продукции является Китай. С другой стороны, сырьевой потенциал региона также пока ограничен возможностями нефтепереработки и полностью зависит от ее развития. Конкурентоспособность сибирской нефтехимии поддерживается в основном фактором «логистического щита».

Таким образом, инвестиции участников отрасли в СФО направлены на более эффективное создание добавленной стоимости полуфабрикатов нефтепереработки («Газпром нефть», «Роснефть»), создание мощностей по переработке своей продукции («Титан», «Томскнефтехим»), повышение эффективности и производительности в расчете на экспорт («Саянск­химпласт», «Красноярский завод СК»).

Вместе с тем регион обладает серьезным потенциалом как для развития внутреннего спроса на нефтехимическую продукцию, так и на выход к принципиально новым видам сырья. В последние годы большое количество крупных российских компаний, работающих в сфере полимерных строительных материалов и труб, приходят в Сибирь и размещают свои производства, что говорит о позитивных структурных изменениях на рынке: изделия из полимеров активнее замещают традиционные материалы в строительстве, сфере ЖКХ и так далее. На пути развития регионального рынка нефтехимической продукции очень многое зависит от действия органов государственной власти по дальнейшему стимулированию этого процесса, содействию внедрению нефтехимических материалов в автодорожном и железнодорожном строительстве, энергетике. Один только жилищно-коммунальный сегмент в случае более активного использования полимерных и полимерно-изолированных труб может создавать даже не в разы, а на порядки больший спрос на полимеры, чем есть сейчас. А за растущим спросом в регион придут и инвестиции — как в базовое нефтехимическое производство, так и в переработку полимерной продукции в конечные изделия.

Второй «точкой роста» нефтехимии региона может стать освоение новых источников углеводородного сырья в Красноярском крае и Иркутской области. Построение крупных мощностей по переработке природного или попутного газа и конденсата, а рядом с ними — масштабных нефтехимических производств позволит последним быть одними из самых эффективных в мире с точки зрения издержек. А это в свою очередь даст построить в Сибири принципиально новую нефтехимию — не регионального, и даже не национального, а мирового значения.      

Основными нефтехимическими площадками Сибири являются Омск с предприятиями «Омский каучук» (синтетические каучуки, фенол, ацетон, МТБЭ, СУГ), «Омск-полимер» (изделия из полистирола), Омский НПЗ (пара-ксилол), «Омскшина» (шины); Томск с «Томскнефтехимом» (поли­этилен, полипропилен, БДФ, пироконденсат); Ангарск с Ангарской нефтехимической компанией (нефтепереработка, бутиловые спирты) и Ангарским заводом полимеров (полиэтилен, полистирол, бензол), Саянск с «Саянскхимпластом» (каустическая сода, поливинилхлорид), Красноярск с Красноярским заводом синтетического каучука (бутадиен-нитрильные каучуки). Кроме того, существует некоторое количество средних производителей и переработчиков базовой нефте­химической продукции.

Нефтехимические мощности СФО

У партнеров

    Реклама