В условиях достигнутого материального благополучия социальное недовольство граждан растет из-за неуверенности в завтрашнем дне

Последнее десятилетие принято называть временем «восстановления вертикали власти» и «собирания страны». Действительно, оценивая ситуацию, сложившуюся в России к концу 1990-х годов, президент Владимир Путин неоднократно говорил, что страна находилась на грани распада. Вот оценки этого периода, данные им на расширенном заседании Государственного совета 8 февраля 2008 года, когда истекал второй срок его президентских полномочий: «сама Россия представляла собой «лоскутную империю», «в большинстве субъектов РФ действовали законы, противоречащие Конституции России», «статус некоторых территорий определялся как «суверенное государство, ассоциированное с Российской Федерацией», «было более двух тысяч спорных территорий», «можно было быть гражданином одного из регионов, не будучи гражданином России».

Сложно спорить с тем, что государство сегодня сильнее, нежели в 1990-е годы, а население живет в куда более благополучных условиях. Однако социологические исследования показывают рост протестных настроений и в целом социальное недовольство населения. Эти противоречивые тенденции имеют объяснение — граждане субъективно не видят перспектив развития России и своего «завтрашнего дня». Это показывают данные проведенного нами социологического исследования.

Страх вертикали

Возвращаясь к началу 2000-х, напомним, что одним из первых программных лозунгов нового президента страны Владимира Путина стало «восстановление вертикали власти». Тогда очень многие поддержали это начинание, поскольку другого способа сохранения России, по сути, не было.

Хорошо известны первые шаги создания новой вертикали. Вначале был преобразован Совет Федерации. Он стал работать на постоянной основе, и в его состав отныне не входили главы субъектов РФ и председатели региональных парламентов. Но была и обратная сторона медали — в этом виде Совет Федерации, по сути, перестал быть фильтром для законов, принимаемых Государственной думой. Это легко доказывается на практике: все эти годы проекты законов, принимаемых Госдумой, проходили через Совфед, как правило, без затруднений.

Затем, после создания партии «Единая Россия» и проведения выборов в Госдуму в 2007 году в вертикаль власти вошла и нижняя палата парламента, поскольку правящая партия получила в парламенте конституционное большинство. Лидером партии, как известно, через некоторое время стал Владимир Путин.

А еще раньше, после трагических событий в Беслане была обоснована необходимость укрепления исполнительной власти в регионах страны. С этого времени губернаторы фактически назначались президентом РФ.

Централизация коснулась и финансовой сферы. Были внесены изменения в Бюджетный кодекс, согласно которым федеральный центр усилил контроль над региональными финансами. Местная власть, в свою очередь, усилила влияние на бюджеты муниципалитетов. Вертикаль предстала во всей своей красе, а федерализм и местное самоуправление во многом утратили свое значение.

Но когда люди поняли, что на вершине этой вертикали на ближайшие 12 лет может оказаться тот, кто, собственно, и создал такую систему, всколыхнулась сначала Болотная площадь, затем проспект Сахарова и другие площадки по всей стране. По стране прокатилась волна протестов, их спровоцировало отсутствие альтернативы.

Ностальгия по дефициту

В августе 2012 года центром «Социологические исследования» (руководитель — доктор социологических наук, профессор Александр Новокрещенов) был проведен опрос населения Новосибирской области и экспертов (всего опрошено 912 человек, выборка квотная), по результатам которого мы попытались определить степень социального оптимизма, представления различных слоев и групп населения о перспективах России. Прежде всего нас интересовало, с каким чувством люди смотрят в будущее. Как известно, именно социальный оптимизм является основополагающим в концепции «Качество жизни».

Многие люди с ностальгией вспоминают советское время. Это притом, что большинство людей жили бедно, о личном автомобиле многие могли только мечтать, в дефиците было все: одежда, обувь, продукты питания. Но у этого времени было важное преимущество — уверенность в завтрашнем дне. Не было проблемы с работой, цены на основные товары и услуги десятилетиями не менялись, бесплатными были медицина, образование. Поскольку не было большой разницы в доходах, не было и нынешней злобы и зависти между людьми. Главным критерием стратификации было образование. Шанс продвинуться вверх по карьерной лестнице был у всех.

Сегодня на смену дефициту пришло показное потребление. Все хотят ездить на дорогих автомобилях, носить норковые шубы, причем часто в ущерб базовым потребностям (образование, здоровье, качественное жилье и так далее), которые на показ не выставить. Это порождает социальный дискомфорт, повышенный градус раздражения среди граждан.

С каким чувством люди сегодня смотрят в будущее? Обратимся к результатам опроса (см. график 1). Наибольшая часть ответивших на этот вопрос (32%) смотрят в будущее «с надеждой и оптимизмом», что не может не радовать. Но в то же время это даже меньше, чем треть населения. Примерно столько же людей смотрит в будущее «без особых надежд». Это люди, смирившиеся со своим положением, для них главное — «лишь бы не было хуже». Кроме того, оптимизм резко падает по мере увеличения возраста: с оптимизмом смотрят в будущее 45% людей в возрасте от 18 до 30 лет, и лишь 19% в возрасте от 60 лет. Старшее поколение в большинстве своем не видит позитивного выхода из той ситуации, в которой оказалась наша страна.

Как выяснилось, на уровень социального оптимизма существенно влияет и образование респондентов (см. график 2). Уровень оптимизма прямо пропорционален уровню образования: чем человек образованнее, тем чаще будущее представляется ему в позитивном свете.

Наконец, еще один фактор — место жительства респондентов. Мы опрашивали жителей Новосибирска, по сути, его пригородных территорий. Но и здесь настроения населения резко отличаются друг от друга. Так, среди жителей Новосибирска оптимистов 37%, а недалеких сел — уже 24%. Можно предположить, что в отдаленных территориях уровень социального оптимизма стремится к нулю. Отношения города и деревни, таким образом, приобретают острый характер, противоречия нарастают. Люди фактически живут на разных полюсах, в разных государствах.

Вот приедет барин, барин нас рассудит

Будущее конкретного человека неотделимо от будущего страны. Этим объясняется, что тревогу за будущее России высказывают все группы населения. С чем связана эта тревога? Опрос показал, что на первое место среди угроз стране ставится коррупция (48%), на второе место — пьянство и деградация населения (40%), затем следуют экономическая отсталость, слабое развитие производства, национализм, сосредоточение всей власти в центре (см. график 3). То, что России как суверенному государству ничего не угрожает, отметили лишь 5% населения.

Как видим, излишняя централизация власти беспокоит совсем не многих. Но не тревожат людей и выступления оппозиции против нынешней власти потому, что они не считают эти выступления серьезной опасностью.

А теперь рассмотрим, от кого главным образом зависит решение указанных проблем. На этот вопрос получены разнообразные ответы, но большинство сходится на трех: улучшение жизни зависит от президента, местных органов власти и региональных правительств (см. график 4). Лишь 27% граждан указали, что основная ответственность за изменение жизни к лучшему лежит непосредственно на них самих. Надежду на Бога, родственников и прочее указывали лишь единицы.

Но есть и группа граждан, которая ощущает себя не подданными, а действительно гражданами, уповающими не на власть, а на самих себя. Это образованные жители Новосибирска, чаще всего предприниматели — «граждан» в этой группе 57%. Это позитивное явление, однако оно же влечет за собой повышающееся недовольство властью.

Единая Россия?

Наконец, есть и еще один вопрос, ответы на который вызывают озабоченность. Это проблема сохранения России как единого суверенного государства. Общая картина ответов такова: в том, что Россия сохранится как единое государство, уверены лишь 36%, «не совсем уверены» 43% (см. график 5). Мы видим, что абсолютно уверенных в том, что Россия через 10 лет сохранится как единое суверенное государство — лишь около 30% в разных социальных группах, большинство же в той или иной степени не уверены. Причем больше всего сомневающихся в том, что Россия останется единым государством — среди необразованной части общества, а также у молодежи (48%). Это означает, что молодому поколению так и не удалось привить чувство патриотизма. Но в этом виноваты не они — ведь везде говорится о том, что высшее политическое руководство покупает за рубежом дворцы, хранит там свои деньги, лечит детей и внуков. Складывается впечатление, что элита готовится к отъезду из России.

Но и среди образованных успешных людей число оптимистов невелико. Почти 70% людей с высшим образованием полагают, что через 10 лет России как единого суверенного государства может и не быть. При этом, как ни странно, наиболее патриотичны предприниматели. Среди них 40% уверены в том, что Россия останется единым суверенным государством, иначе думают лишь 18%.

Этим обстоятельством объясняется, почему на последних парламентских и президентских выборах большинство было за «Единую Россию» и Владимира Путина соответственно. Потому что это тот политик, который в восприятии людей не допустил распада страны в 2000-х годах, и сегодня другой силы, которая может остановить центробежные явления, просто нет.

Подготовил к публикации Сергей Чернышов

С каким чувством вы смотрите в будущее?
Количество респондентов, которые «с надеждой и оптимизмом смортят в будущее» среди людей с различным уровнем образования
Что угрожает России как суверенному государству?
Кто несет ответсвенность за изменение жизни в стране к лучшему?
Уверены ли вы, что Россия через 10 лет сохранится как единое суверенное государство?

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №5 (361) 4 февраля 2013
    Протестное движение
    Содержание:
    Реклама