Города без урбанизма

Экономика и финансы
Москва, 04.03.2013
«Эксперт Сибирь» №9 (365)
Общая проблема российских, в том числе сибирских городов — дефицит урбанизма. Комплексного подхода к формированию городской среды, в основе которого лежали бы интересы населения (а не размещение производительных сил), у нас по факту нет. Чтобы переломить ситуацию, нужно учиться готовить градостроителей новой школы и находить баланс между интересами горожан и девелоперов

Фото: Виталий Волобуев

Последнее десятилетие во всем мире возрос интерес к качеству городской среды и ее составной части — общественных пространств. Стало очевидно, что города больше не обеспечивают занятость их жителей (в индустриальной логике поселений, строившихся при заводах); теперь они должны обеспечивать передвижения и свободное время людей. А потому общественные пространства стали существенным фактором глобальной конкуренции городов. Однако отечественная градостроительная практика идет вразрез с мировой. Советская архитектурная школа, господствующая в стране по сей день и рассматривающая города как инфраструктуру градообразующих предприятий, не дает ответы на современные вызовы — социальные, логистические, экономические, культурные, возникающие перед городами. Новых градостроителей мы готовить пока не научились. В результате, хотя российские города сегодня и сталкиваются с теми же проблемами, что и европейские в 1990-х, использовать чужой опыт их преодоления у нас не получается. Примерно такие итоги были подведены на международном научно-практическом симпозиуме «Модернизация городской среды. Формирование системы обществен­но-рекреационных пространств в городе», прошедшем в Иркутске в середине февраля.

Симпозиум проходил в рамках XIV Международного байкальского зимнего градостроительного университета (проводится в Иркутске с 2000 года, см. «14 лет по «зимнику» ниже). Заглавная тема — формирование общественных пространств — была представлена как российским, так и зарубежным опытом. Причем он касался самых разных аспектов — взаимодействия общественных пространств и транспорта (доступность общественных зон, захват пространств автомобилями, альтернативный транспорт), сохранения исторического наследия и способов его включения в современную городскую среду; взаимное влияние социальной деятельности горожан и общественных пространств.

Зарубежные гости подробно рассказали про свой опыт работы с архитектурным наследием, попытками вписать историческую застройку в ткань современного города. Заметим, что Восточная Европа, утратившая значительную часть старинных зданий во время Второй мировой войны, пережила несколько этапов обращения к архитектурной истории — от реконструкции утраченных объектов до перестройки целых районов в 1960-е. В 1990-е европейцы попытались пере­осмыслить уже наследие соцреализма, частично сохранив, частично снеся здания, но при этом придерживаясь масштабов застройки, что позволило сохранить общественные пространства — скверы, бульвары, площади — которым в архитектуре 1960-х годов уделялось много внимания. Об этом рассказала руководитель департамента по градостроительной политике Дрездена (Германия), доктор архитектуры, член немецкой академии градостроительства Барбара Энгель.

Профессор Гданьского технического университета (Польша) Романа Цилатовска отметила, что при работе с архитектурным наследием вопрос состоит не в том, чтобы отреставрировать локальный квартал, а в том, чтобы определить, как будет развиваться весь район и прилегающие к нему территории. И уже после этого сохранить не отдельные здания, а уникальный облик города в целом. При этом станет возможной не только реставрация и реконструкция, но и строительство современных зданий, подражающих культурной стилистике, либо перекликающихся с ней — материалами, элементами, масштабом. Проблема в том, что понимания деревянной городской среды как самостоятельной ценности в Иркутске и других исторических городах сегодня не сложилось (исключением, пожалуй, можно считать Томск). А потому объектами охраны считаются отдельные дома, в лучшем случае кварталы, из-за чего средовая застройка, а с ней и стиль города к настоящему моменту изрядно пострадали. Нет четкой градостроительной политики и в отношении архитектурного наследия.

Да и вообще, в России нет в целом общей градостроительной политики. Современное законодательство не отражает социальную сущность государства, оно подчинено обслуживанию бизнеса. «В этой логике частная собственность — это главный градообразующий фактор сегодня», — признал академик РААСН, председатель Омского отделения Союза архитекторов России Альберт Каримов. Результатом уже стала неконтролируемая застройка городов, которая приводит не только к эстетическим проблемам, но и к нерациональной логистике. Стихийное развитие субурбанизациии — появление вокруг крупных городов «спальных» поселков — привело к росту маятниковой миграции, перегрузке транспортной сети, ежедневным пробкам на въезде и выезде. Стихийная застройка офисными площадями — к неравномерному распределению рабочих мест и росту ежедневной миграции населения внутри города. «В Иркутске, например, дисбаланс утреннего трафика в центр города и из центра (вечером, соответственно, наоборот) оценивается как 3 к 1. Отсюда пробки, «захват» машинами общественных пространств — тротуаров, дворов, газонов», — констатирует профессор кафедры менеджмента на автомобильном транспорте НИ ИрГТУ Александр Михайлов.

На этом фоне доклады европейских архитекторов об их успехах «дискриминации» частных авто: платные парковки, отказ от расширения магистралей, и напротив, «сужение» их за счет выделения отдельных полос для общественного транспорта, продвижение велосипеда как альтернативы и превращение улиц в пешеходные зоны с сокращением количества бизнес-точек на них выглядели фантастикой. Особый акцент европейские коллеги делали на том, что городская среда — это не только территория, но и общественные коммуникации, которые реализуются посредством общих пространств. «Пространство должно быть используемо людьми, поэтому оно должно совпадать с интересами живущих там людей, учитывать их ментальность. Пространства должны быть доступными, иначе они перестают быть общественными», — констатировал доцент Университета Страсбурга Алексис Конеса.

Пас перехватила член-корреспондент РААСН, вице-президент Союза архитекторов России Елена Григорьева, которая поставила вопрос о возможности жителей влиять на развитие городов и, соответственно, общественных пространств. Сегодня есть только один плохо работающий механизм общественных слушаний, в то время как необходимо учитывать потребности жителей еще до проектной стадии — проводить анкетирование, социологические исследования, опираясь на результаты которых и выстраивать градостроительную политику. Лишь в этом случае можно говорить о развитии города в интересах его жителей. Пока же диалог властей и девелоперов проходит в закрытом режиме, без посредничества населения и профессионального сообщества. В нашей законодательной практике вообще нет понятия общественных пространств, что делает проблематичным любое их развитие. Есть только понятие мест общего пользования — дорог и площадей. Нет классификации таких пространств, нет задокументированного регламента их доступности, — заметила Елена Григорьева.

Что же мешает нам воспользоваться опытом европейцев и добиться видимого прогресса в своих городах? Несовершенная законодательная система? Проблемы с инвестициями? Причина глобальнее, заявил кандидат архитектуры, доцент Новосибирской государственной архитектурно-художественной академии Александр Клевакин: дефицит урбанистических взглядов, которые бы формировали комплексный подход к созданию многослойной городской среды с учетом транспортных, эстетических, социальных и экономических аспектов. Однако ни бизнес, ни власть, по всей видимости, особой проблемы в этом не находят — симпозиум проходил в здании мэрии Иркутска, но ни представителей городской администрации, ни депутатов городской думы, ни девелоперов на нем замечено не было.

14 лет по «зимнику»

C ессии Международного байкальского градостроительного зимнего университета проходят в стенах Научно-исследовательского иркутского государственного технического университета уже четырнадцать лет. По своей форме это воркшоп, участники которого обучаются и обмениваются опытом, работая над архитектурными проектами в рамках заданной организаторами темы. На три февральские недели в Иркутск съезжается молодежь самых разных градостроительных специальностей — архитекторы, транспортники, экологи, ландшафтные дизайнеры, инженеры — из российских и зарубежных городов. Участники распределяются на пять-шесть команд, которые формируются таким образом, чтобы в каждую вошли представители не только разных стран, но и специальностей. Вводные лекции им читают ведущие эксперты российских и зарубежных университетов. Международное жюри оценивает затем получившиеся проекты.

Идея иркутского зимнего университета («зимника») принадлежит, как ни странно, французам. В конце 1990-х французские специалисты работали с иркутянами над проектом реконструкции деревянной застройки Иркутска. Когда французы приехали в город, чтобы своими глазами увидеть поле деятельности, они были очарованы сибирской зимой. Вместе с тем гости отметили хаотичность городской застройки и предложили провести в Иркутске аналог летних мастерских Европейского университета градостроительства Les ateliers. В основу Зимнего университета лег опыт проведения сессий французского воркшопа. Первой темой, понятно, стала реконструкция деревянного зодчества Иркутска.

С 2000 года в образовательных программах приняло участие более тысячи молодых специалистов, студентов и магистрантов, экспертов, членов международного жюри — представителей 42 университетов из 23 стран мира (в том числе Германии, Великобритании, Испании, Италии, Франции, Норвегии, Швеции, Болгарии, Украины, Китая, Кореи, Японии, Ливана, Индии, Мексики, Бразилии, Монголии, Турции, Швейцарии, США и Грузии), а также из российских городов (Москвы, Красноярска, Новосибирска, Санкт-Петербурга, Волгограда, Ростова-на-Дону, Владивостока, Екатеринбурга и, разумеется, Иркутска). За минувшие годы темами зимнего университета становились развитие пригородных территорий Иркутска, перспективы устойчивого развития спального района города, решения для исторического центра... В этом году тема сессии «Модернизация городской среды и формирование системы общественно-рекреационных пространств в городе». В нынешней сессии участвуют 36 молодых специалистов и студентов из 13 стран мира и пяти городов России.

Новости партнеров

Реклама