Борьба с дефицитом решительных действий

Владислав Михайлов
1 июля 2013, 00:00

Президент России предложил строить в стране новую экономику, способную демонстрировать высокие темпы роста в жестких внешних условиях

Фото: kremlin.ru

Главной интригой второго дня XVII Петербургского международного экономического форума, прошедшего в северной столице с 20 по 22 июня, было выступление президента России Владимира Путина, который сразу же предложил рассказать аудитории о планах преобразования страны. Такое начало могло бы привести менее подготовленную аудиторию в состояние легкого замешательства, однако гости ПМЭФ — когорта иного рода, готовая, как никто другой, практически к любым неожиданностям.

Президент начал издалека, выдав публике несколько цифр, которые должны были обозначить состояние российской экономики в ближайшей перспективе. Например, он снова заявил о том, что к 2020 году в России «должны быть созданы или модернизированы имеющиеся рабочие места в общем объеме 25 миллионов». И предложил вытеснить из национальной экономики архаичную и неэффективную занятость, заменив ее на новые рабочие места в высокотехнологичных отраслях. «Это принципиально другая структура и устойчивость экономики, это повышение доли продукции высокотехнологичных отраслей ВВП минимум в 1,3 раза к 2018 году. При этом Россия должна заявить о себе как об экспортере инновационных товаров и услуг», — сказал президент.

Дальше — больше. Путин предложил нарастить объем инвестиций с нынешних 20 до 27% ВВП к 2018 году, заметив, что цель абсолютна реалистична. Президент уточнил, что «когда мы говорим об инвестициях, то имеем в виду, прежде всего, частные инвестиции». Здесь, по словам Владимира Путина, существует понимание, что в этой связи необходимо предложить инвестору эксклюзивные условия, побороться за эти инвестиции, чтобы инвестор сделал выбор именно в пользу России. Собственно, именно поэтому ключевым вопросом государственной политики становится создание не просто благоприятного, а в полном смысле лучшего, конкурентного инвестиционного климата. «И к концу текущего десятилетия Россия должна войти в двадцатку стран мира с наиболее комфортной деловой средой. Это тоже достаточно сложная и амбициозная задача, имея в виду то положение, где мы находимся сегодня».

Посыл первой части выступления был вполне понятен: чтобы выполнить поставленные задачи, надо идти на решительные шаги, а в России сегодня, по мнению президента, наряду с дефицитом финансов наблюдается и дефицит решительных действий. Очевидно, президентские инициативы и ставили своей целью восполнить этот дефицит. В результате аудитория получила целый портфель президентских починов.

Громче всего, кажется, прозвучало заявление о выходе государства из целого ряда отраслей и активов. «Госкапитализм — это не наша цель, — настаивал президент, переубеждая сомневающихся. — В то же время приватизация не должна вести к возникновению частных монополий на месте государственных». Рассказав о низкой безработице в России, неплохих видах на инфляцию и макроэкономические показатели, которые «вполне приемлемые и хорошие», Путин уточнил, что «это не повод для нас впадать в эйфорию. Мы хорошо видим серьезные долгосрочные и среднесрочные вызовы для нашей экономики. Экономика все еще не диверсифицирована». После этого последовали предложения президента по улучшению делового климата в стране и ускорению экономики.

Экономическая амнистия, объединение Верховного и Высшего арбитражного судов (после изменения Конституции), разработка механизмов защиты прав заемщиков, общественный контроль за госзакупками, ограничение роста регулируемых тарифов инфраструктурных монополий — этих заявлений президенту вполне хватило для того, чтобы публика впала в легкую эйфорию. Головокружение усилилось после того, как подоспели меры по укреплению экономического роста и новый инфраструктурный план.

Владимир Путин принял решение направить часть Фонда национального благосостояния на строительство дорог. «Мы приняли еще одно очень важное решение. Вложить 450 миллиардов рублей в окупаемые инфраструктурные проекты. Вложить, разу­меется, на возвратной основе», — заявил президент. Среди таких проектов оказались скоростная магистраль между Москвой и Казанью, которую построят к 2018 году и которая свяжет шесть субъектов России. Досталось немного и территориям по ту сторону Урала. Следующий проект, названный Путиным, — расширение Транссиба, которому в этом глобальном замысле уготована роль главной артерии между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. Хотя скептики и отметили, что президент имел в виду не все 10 тыс. км Транссибирской магистрали, а только дальневосточный участок Тайшет–Владивосток (это примерно 4,8 тыс. км), а также часть БАМа, эффект от сказанного остался витать в воздухе ароматом грядущих свершений. Ну, а когда речь дошла до плана строительства железнодорожного моста через Амур в районе Якутска (об этом еще в апреле объявлял премьер-министр Дмитрий Медведев), о чем, по словам президента, «соответствующее соглашение на полях форума было подписано также с нашими китайскими друзьями», настрой на решительные действия и «реализацию программы амбициозных преобразований» у публики утвердился окончательно. Ведь в конце концов, президент сказал, что у нас есть для этого все — талантливые, образованные люди, политическая воля и решимость изменить ситуацию к лучшему.