Моль троллит мэра

1 июля 2013, 00:00
  Сибирь
Фото: Алексей Головщиков
Горностаевая моль обнажила пропасть между иркутской властью и обществом и ушла в Интернет

Очередное нашествие горностаевой моли на Иркутск понемногу превращается из рядовой, в общем-то, неприятности в полновесный фарс. Это насекомое появилась в городе на Ангаре лет пять назад, но пока паутина, кишащая гусеницами, пугала лишь жителей спальных районов, чиновники особо не беспокоились — на все звонки горожан ответ был один: нет денег на обработку. Реакция последовала лишь тогда, когда вредитель принялся объедать листву на яблонях в историческом центре Иркутска. Правда, прошлогодних двухсот тысяч рублей, выделенных на борьбу с молью, явно не хватило, поэтому на 2013 год в бюджете на эти цели было запланировано уже семь миллионов рублей. А в ходе торгов сумма контракта упала до 5,2 млн рублей.

Подрядчик за эту сумму должен был провести трехкратную обработку более 242 тыс. деревьев: первый раз — химическим средством, затем — биопрепаратом. 11 мая пресс-служба мэрии объявила о начале обработки яблонь. А десять дней спустя начальник управления по охране окружающей среды и экологической безопасности Владимир Чубук вынужден был признаться, что часть упомянутых пяти миллионов была потрачена неэффективно: по его словам, подрядчик нарушил технологию обработки биопрепаратом, поэтому погибло от силы 50% вредителей. Уже на следующий день на странице мэра Иркутска Виктора Кондрашова в «Одноклассниках» появился статус «Уважаемые иркутяне, это эпидемия, похоже, яблони придется вырубать и заменять более устойчивыми деревьями». Эта запись стала, по сути, тем камешком, который вызвал лавину последующих событий.

Сначала «взорвался» Интернет. Многие иркутяне резко высказывались против идеи мэра, задаваясь вопросом: куда пошли бюджетные деньги, выделяемые на химобработку? Нашлись охотники, подсчитавшие, что трехкратная обработка 242 тыс. деревьев, о которых говорила городская администрация, при условии, что на одно дерево будет потрачено всего 15 секунд, потребует 146 человеко-суток беспрерывного труда. То есть де-факто практически невозможна. Владимир Чубук пояснил, что на самом деле было обработано меньше деревьев — по санитарным нормам, посадки в радиусе 50 метров от жилых домов (то есть все дворовые палисадники) опрыскивать химикатами нельзя. Также нельзя за муниципальные деньги обрабатывать деревья на землях федеральной и областной собственности.

Потом выяснилось, что последствия вышли за пределы киберпространства: отдельные горожане принялись в спальных районах самостоятельно пилить яблони, а также черемуху и сирень, ссылаясь на то, что сами слышали по телевизору, как «мэр разрешил». Виктор Кондрашов и пресс-служба попытались потушить разгоревшийся пожар. Мэр заявил, что имел в виду не тотальную вырубку яблонь, а замену пораженных деревьев на более устойчивые виды в течение пяти лет, «а пока будем обрабатывать». Пресс-служба городской администрации распространила официальный пресс-релиз, в котором говорилось, что вопрос замены только обсуждается, и мэр лишь дал поручение управлению по охране окружающей среды и экологической безопасности просчитать масштабы работы и ее стоимость. Однако джин оказался выпущенным из бутылки.

Всплыли документы, размещенные на сайте госзакупок, по муниципальному конкурсу на проведение обработки зеленых насаждений. Из них можно понять, что выигравший подрядчик пытался подписать контракт как можно раньше, чтобы захватить время, когда моль наи­более восприимчива к препаратам — начало мая. А потому, опасаясь, что репетиция торжеств перед 9 Мая осложнит работу в ряде районов города, просил администрацию помочь в согласовании с ГИБДД пропуска спецтехники и рабочих. В ответ городская администрация «успокоила» подрядчика, заявив, что муниципальный контракт будет заключен не ранее 13 мая, после окончания всех торжеств (а вместе с тем и сроков, оптимальных для борьбы с вредителем). Публика озадачилась: в таком случае как обработка могла начаться, по утверждению мэрии, 11 мая и почему конкурс не был проведен в сроки, позволяющие начать обработку вовремя?

Апогеем стало появление в популярных соцсетях фейкового пользователя Моли Горностаевой, активно комментирующего ситуацию. Сначала акцию восприняли как политический троллинг мэра Иркутска. Но представители местного отделения ЛДПР заявили, что это провокация против кандидата от партии в депутаты Законодательного собрания Иркутской области Нины Чекотовой, поскольку костюмчик Моли Горностаевой на ее «фотографиях» совпадает с тем, что изображен на фотографиях Чекотовой. На что автор Моли Горностаевой опубликовал следующую запись: «Чтобы никто не надумал лишнего, долой галстуки! Даешь открытость!» — и разместил коллаж баннера: три личинки моли и девиз «Справимся вместе!», — в котором можно узнать аллюзию на предвыборный плакат «Единой России» с изображением трех лидеров местного партийного списка.

Тему подхватили другие интернет-ресурсы — один из городских информационных сайтов вместо ошибки 404 (несуществующая страница) придумал заставку «Эту страницу съела моль». Другое информагентство собрало всю информацию об обработке яблонь в раздел «Моль vs мэр». Иркутские политологи предполагают, что фейковый персонаж соцсетей — скорее всего, стеб без серьезной политической подоплеки. Однако весь фарс с молью, конкурсом, скоропалительными заявлениями Кондрашова и последующим осмеянием ситуации (фотожабами, шутками, фейковыми пользователями соцсетей) может серьезно сказаться на рейтинге мэра Иркутска.