Колбаса без мяса

Какие проблемы преследуют настоящий малый бизнес, чему у него стоит поучиться крупным корпорациям, и почему предпринимательство — это диагноз? Вместе со студентами НГУ мы вышли на улицы Новосибирска, чтобы узнать, чем на самом деле живут предприниматели

Фото: Виталий Волобуев
Мы прошли по улицам Новосибирска, чтобы поговорить с продавцами магазинов, администраторами парикмахерских, менеджерами пивных точек и директорами зоомагов

Малый бизнес — это фантом, о котором мы знаем только обрывки фраз и цифр. Судя по официальной хронике, малый бизнес — это основа нации, и правительства всех уровней его бесконечно поддерживают. Правда, иногда случаются досадные исключения — например, повышение налогов. Есть еще данные Росстата, согласно которым доля малого бизнеса в региональном ВВП держится на уровне двух десятков процентов, в селах — в разы больше. Наконец, мы слышим постоянные жалобы банкиров и аналитиков на то, что малый бизнес не интересуется лизингом и факторингом, что он социально безответственный и вообще — живет сам по себе.

Словом, мы ничего не знаем о малом бизнесе. Понимая это, «Эксперт-Сибирь», проникшись идеологией проекта «Россия-24» от «Русского Репортера», совместно с факультетом журналистики Новосибирского госуниверситета решил провести собственное исследование малого бизнеса в городе. В Новосибирске — десять районов; мы выбрали по одной–две улицы в каждом и прошли по ним пешком — чтобы увидеть все своими глазами и поговорить с продавцами магазинов, администраторами парикмахерских, менеджерами пивных точек и директорами зоомагов. Не претендуя на строгую репрезентативность, мы спрашивали их — зачем они работают, какие у них проблемы, помогает ли им государство и т.д. Строго говоря, мы пообщались, скорее всего, с представителями микробизнеса. Но если всмотреться в их проблемы внимательнее, можно будет понять: таков весь малый и средний бизнес страны, вплоть до уровня, когда конкуренция начинается не за клиентов, а за административный ресурс.

Этот текст без фамилий, часто — и без имен. Люди за прилавками боятся неожиданно нагрянувших журналистов: в обычной жизни внимания им уделяют мало. Но так даже лучше — размытые лица настоящего малого бизнеса расскажут о нем всю правду.

О конкуренции и выборе рыночной ниши

Государство делает ставку на социальных предпринимателей: бизнес будет отвечать за детские сады, частные лагеря отдыха, медицинские кабинеты шаговой доступности, швейные ателье. «Когда мы увидели, что социальный бизнес уже занимает в нашем обществе весомую часть, стало очевидно, что правительство готово поддерживать, софинансировать и субсидировать многие проекты», — заявила директор департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции Минэкономразвития РФ Наталья Ларионова.

По материалам информагентств

За прилавком магазина автотоваров сидят двое продавцов, обоим за 40 лет. Магазин работает здесь уже около пяти лет — и с тех пор его хозяин никогда не ошибался в предпочтениях покупателей. Что такое «социальный бизнес», продавцы не знают.

— Вчера к нам приезжала 65-летняя женщина на серебристом «Лексусе». Купила шины и сказала, что, так как завтра у нее день рождения, то она будет пить водку и за руль сесть не сможет, поэтому пришлось ехать сегодня, — смакуя, рассказывает продавец. — А мужику ее, видимо, лень вставать с дивана, вот он и посылает жену. Мол, сбегай в магазин. Ты же все равно пошла.

Помощь 65-летней женщине, которая завтра добропорядочно не сядет за руль из-за алкогольного опьянения — это, как ни крути, качественное удовлетворение потребностей клиента. Другой вопрос — сколько еще автомагазинов готовы так же удовлетворить эту женщину? Новосибирскстат говорит, что по итогам опроса предпринимателей, самый главный негативный фактор для их бизнеса в этом году — высокая конкуренция со стороны других организаций (66,7% опрошенных). Логично предположить, что тогда малый бизнес должен идти туда, где конкуренции нет. Ничего подобного.

На улице Станиславского в Ленинском районе Новосибирска — самом, кстати, густонаселенном — как видно, две основных ниши: магазины дешевого отечественного текстиля и пивные точки. Заходим в один из них и обнаруживаем там три продавца и ни одного покупателя.

— А конкуренция большая?

— Нет, что вы! Такой магазин, как у нас, — один! Наши клиенты знают, что мы ширпотреб возить не станем.

Если бы в магазине был отдел маркетинга, ухоженные девушки записали бы в своих отчетах: «Сформирована стабильная коммуникация с целевой аудиторией». Маленькие бизнесы оттого и живы, что их знают в округе и к ним привыкли. Например, в Центральном районе есть магазин разливного пива. Александр, его хозяин, уверен, что все рядом живущие потребители знают о его главном преимуществе: «Другие могут разбавить пиво и так продать. А вкус-то не тот. Поэтому я упор делаю на качество — мы никогда не разбавляем».

Конкурентов на этом уровне никто не изучает и программы по их вытеснению с рынка не разрабатывает. Даже на сверхконкурентном рынке алкоголя нам повсеместно говорили: «Клиентов нам хватает». Возможно, потому что здесь нарушается еще один закон крупных корпораций, здесь все помогают всем. В сетевом магазине вас никогда не отправят к конкурентам, а та же троица из магазина текстиля подробно проинформировала, где еще можно купить ткани. Они быстро рассказывают обо всех «самых привлекательных» точках в округе.

— Единственное, что тут нигде нет бытовой химии, — жалуется бойкая пенсионерка в Дзержинском районе Новосибирска. — «Белизны» не купишь. А как без нее?

Еще один урок для корпораций: незачем платить аналитикам, спросите у пенсионеров о свободных рыночных нишах.

О бытовых проблемах бизнеса

«Уполномоченный по правам предпринимателей в Новосибирской области начнет свою работу с января 2014 года. По словам заместителя председателя комитета Законодательного собрания региона по бюджетной, финансово-экономичес­кой политике и собственности Валентина Сичкарева, уполномоченный должен будет способствовать улучшению инвестиционного климата, условий ведения предпринимательской деятельности, устранению административных барьеров».

По информации правительства Новосибирской области

— У нас хорошие соседи, так и напишите, — оживляется продавец магазина «Аккумуляторы» в Центральном районе города. В помещении стоит едкий запах кислоты вперемешку с автомобильным маслом. — Я их немного травлю, и они меня топят периодически. У нас полная гармония.

Про инвестиционный климат в регионе он не слышал — ему куда важнее климат в квартире этажом выше. А в Железнодорожном районе у директора магазина отечественной одежды другая проблема — его процветанию мешает неработающий киоск, который загораживает вывеску со стороны проезжей части. «Ладно налоги, пусть нам мэрия хотя бы киоск уберет», — умоляет директор. Это уже даже не урок для крупного бизнеса, а общечеловеческая заповедь — иногда корень проблемы таится в мелочах.

«Реклама не помогает, если развесить на подъездах листовки, то их тут же сорвут бабушки-активистки, а объявление в газетах — бесполезно, ведь их сейчас никто не читает», — сетует директор магазина российского текстиля с улицы Владимировской 012_expert-sibir_27.jpg Фото: Виталий Волобуев
«Реклама не помогает, если развесить на подъездах листовки, то их тут же сорвут бабушки-активистки, а объявление в газетах — бесполезно, ведь их сейчас никто не читает», — сетует директор магазина российского текстиля с улицы Владимировской
Фото: Виталий Волобуев

Говорят, например, что развитие промышленности у нас сдерживает недостаток электромощностей и длительные процедуры подключений к ним. А знаете ли вы, что эта же проблема мучает магазин «Фруктовый бутик» в Советском районе? Способ ее решения действительно впечатляет. История такова. До ноября 2011 года «Фруктовый бутик» занимал небольшой павильон рядом с домом. А затем в павильоне вдруг закончилось электричество — владельцы магазина так и не выяснили, что же произошло. «Бутик» переместился в соседний подвал жилого дома. «Когда нам выключили электричество, на улице был уже минус. Мы хотели начать существовать портативно — даже камин купили, а потом люди позвали в подъезд. Но, конечно, все очень хотят и просят, чтобы мы вернулись обратно», — рассказывает продавец, демонстрируя положительные отзывы в одноименной книге. Других нет.

После переезда в подъезд за четыре дня жители собрали 260 подписей в поддержку возвращения магазина на прежнее место. Возвращение, по словам продавца, скоро и состоится: жители очень просят, и администрация готова пойти на уступки. Вывод: если бизнес действительно нужен жителям, он будет работать.

На другом конце города работает магазин «Сад-огород». График работы: с марта по июнь — аврал, затем девять месяцев отдых. Ольга Васильевна, продавец, работает здесь 10 лет — с самого открытия магазина. «Нас, например, постоянно топят сверху. Приходишь с утра магазин открывать, а там воды по колено. А бывало, и похуже воды тут текло на нас. Мучаемся с ремонтом, а арендатору все равно, ему лишь бы деньги в срок платили, и все», — делится продавец. Впрочем, она меняет гнев на милость, когда говорит, что из квартиры сверху за покупками к ней тоже приходят.

О рекламе и связях с общественностью

«26 мая стартует первая всероссийская молодежная конференция предпринимателей и инвесторов Startup Village. Мероприятие будет проходить на площадке инновационного центра «Сколково». Среди участников можно будет увидеть руководителей, авторов идей 200 лучших российских и иностранных стартап-проектов, предварительно отобранных профессиональными экспертами. «В России ничего подобного еще не проводили. Таких массовых мероприятий, где можно найти эксперта-заказчика широкого профиля, нет, — комментирует руководитель проекта «Лаврентьевский прорыв» Антон Мельников».

По информации Правительства Новосибирской области

Как продвигать свой товар или услугу, руководители небольших торговых точек знают наверняка. Им не нужно читать отчеты аналитических агентств, чтобы понять, что в большинстве нынешних печатных СМИ (даром, что большинство — это низкопробные бесплатные рекламные газеты) рекламу размещать бесполезно. Городские сайты за свои услуги берут слишком много. Остальные каналы коммуникации очень сложны в организации.

— Реклама не помогает, если развесить на подъездах листовки, то их тут же сорвут бабушки-активистки, а объявление в газетах — бесполезно, ведь их сейчас никто не читает, — сетует директор магазина российского текстиля с улицы Владимировской.

Поэтому большая часть настоящего малого бизнеса идет от обратного: реклама не нужна вовсе. Так, продавец Лида из зоомагазина в Центральном районе уверяет, что для их бизнеса достаточно просто повесить баннер перед входом — чтобы знали прохожие. А кроме местных жителей такие магазины никому и не нужны.

Наконец, именно на малых формах явно видно, что в основе всего в ритейле — расположение. Например, в Кировском районе Новосибирска рядом с созвездием пивных магазинов мы обнаружили реабилитационный центр для больных алкоголизмом. Клиенты, уверяет директор центра, идут в буквальном смысле сами.

Или еще вариант — занять свободное время человека. «Мы расположены в очень удобном месте. На этой улице обычно пробка. А наш магазин сверкает, как бриллиант, благодаря специальному освещению и стеклам. Это привлекает много покупателей», — сообщили нам в магазине керамической плитки Kerama Marazzi в Дзержинском районе.

О кадровой политике

«Правительство Новосибирской области усилит борьбу с теневой занятостью. Как отметили специалисты, наиболее актуальна эта проблема в сфере малого бизнеса. Ее основные негативные последствия выражаются в социальной незащищенности сотрудников таких организаций, а также налоговых недостачах в бюджет области. В ходе круглого стола обсуждался ряд мер по созданию неприемлемых условий для деятельности работодателей, использующих скрытые формы оплаты труда, совершенствованию межведомственного взаимодействия для своевременного выявления и привлечения к ответственности работодателей, использующих такие формы».

По сообщениям министерства труда, занятости и трудовых ресурсов Новосибирской области

Женщина в магазине канцтоваров скучает. Только при нас она успела поговорить с подругой по телефону и начать вязать чулки. «Мне слишком мало платят за такую работу», — решительно отвечает она, когда речь заходит о недовольствах. Кадры в малом бизнесе — бич если не больший, то точно не меньший, чем для крупных промышленных корпораций (см. «Падал прошлогодний снег» в «Эксперте-Сибирь» № 25 за 2013 год). Потому что на заводе рабочих — сотни, а в твоем магазине продавец — один, который одновременно еще уборщик, сторож и бухгалтер.

Поэтому в этой сфере предпочитают не рисковать. Малый бизнес превращается, как правило, в семейное дело. За кассой работает сын, продавец в зале — его жена, сестра хозяйки или близкая подружка. Вот и весь бизнес. Это к слову о постоянной щемящей тоске обывателя, что у нас так и нет семейных магазинчиков, которые, как в Европе, торгуют поколениями на одном и том же месте. Дайте нашим предпринимателям только время — у них есть все шансы стать ровно такими же.

Кстати, это еще и воспитательная функция — детей приучают к труду. В магазине индийских товаров в Ленинском районе Новосибирска нам встретилась 11-летняя девочка. Невзирая на Трудовой кодекс РФ, она здесь — продавец, который может рассказать все о бизнесе родителей. «Магазин существует лет пятнадцать уже. У нас ведь специализированный магазин, здесь все прямо из Индии. И кофты эти, и платья, и свечки ароматные, и украшения. Что-то действительно интересное, необычное привозят не так часто, это быстро разбирают, а с остальным остаемся сидеть», — чеканит рано повзрослевший ребенок.

Помимо этого, малый бизнес становится самогенерирующей структурой. Бывшие сотрудники (особенно в сфере сервиса) нередко отпочковываются в свои небольшие предприятия. «Некоторые девочки-мастера открывают свои салоны», — заявила нам администратор парикмахерской «Ветроград» в Калининском районе Наталья Васильевна.

Об отношениях с государством

«Чтобы достичь к 2018 году 20-го места в рейтинге Doing Business, Агентство стратегических инициатив разработало уже девять «дорожных карт», которые значительно упрощают ведение бизнеса в стране», — заявил директор агентства Андрей Никитин. Самой успешной он назвал «дорожную карту» под названием «Повышение доступности энергетической инфраструктуры», целью создания которой было обеспечение малому бизнесу возможности быстро и бесплатно подключаться к энергосетям».

По материалам Агентства стратегических инициатив

На государство малый бизнес уже давно не надеется. Больше того — предприниматели всегда готовы к любым сюрпризам со стороны властей любого уровня. Поэтому любое общение с государством руководители стараются по возможности свести к нулю. Впрочем, этого им еще никогда не удавалось — даже если ты будешь отправлять все документы в электронном виде, проверяющие инстанции проверять тебя будут все равно самым что ни на есть традиционным способом — с визитами и потерей времени. «За последние 10 лет условия для нас точно не улучшили. Но люди нас знают, так что работаем», — говорит владелец небольшого магазина строительно-хозяйственных товаров Андрей Верещагин.

Такая стратегия предпринимателей только подтверждается, когда они обнаруживают для себя, что перед законом все равны, но некоторые — равнее. «Новый закон по ограничению продажи пива по нам, конечно, ударил сильно. Но все равно по городу есть точки, которые даже круглосуточно пиво продают. Их «крышует» полиция. Получается, что новый закон мешает только добросовестным предпринимателям», — сообщил нам владелец пивного магазина Александр.

О прибыли

«Государство разработает программу по развитию малыми и средними предприятиями придорожных кофеен и кафе вкусной еды, магазинов, сувенирных лавок, химчисток, отелей. По словам директора департамента малого бизнеса и конкуренции Минэкономразвития России Натальи Ларионовой, будет сделан типовой проект придорожного строительства, а регионы будут стимулировать к разработке местных подобных программ».

Из новостей Минэкономразвития РФ

Возьмем обычную улицу почти в самом центре Новосибирска. Пышным цветом здесь должен цвести придорожный сервис. Но развивается другое. На этой улице в Октябрьском районе города мы зашли в каждый магазин. Итоги предсказуемы, но неутешительны. Магазины одежды и хозтоваров, точки общественного питания жалуются на низкий трафик клиентов. И напротив: самый успешный с точки зрения прибыли малый бизнес — это все те же пивные магазины и, как ни странно, аптеки.

В таких условиях те, кто по каким-то причинам не хочет или не может открывать пивные «точки», придумывают способы улучшить свое материальное положение. Например, в магазине «Планета ZOO» нам рассказали, что вот уже несколько месяцев здесь продают крокодила. «Он маленький пока, мы его продаем за шесть тысяч. Правда, пока никто не интересуется — поэтому мы на него сделали скидку 10 процентов», — гордится продавец зоомагазина.

Но и с такими смелыми ходами по продвижению своего товара настоящий малый бизнес, очевидно, балансирует на грани финансовой пропасти. «Покупателей у нас всегда много», — уверяет одна из продавцов магазина верхней одежды на окраине города. Тем временем в магазине ни души. Клиенты, как водится в уличных продажах, придут в выходные.

Впрочем, даже в этом случае они не принесут должного уровня выручки для того, чтобы не просто иметь среднего уровня достаток, а развивать свой бизнес. Даже если он абсолютно оригинален. «Мы работаем уже три года, но выручки до сих пор небольшие. Мы уже начали работать «не в ноль», но доходы все еще малы. Пока на открытие новых «точек» нет средств», — мужчина неформального вида в вегетарианском магазине в Центральном районе не на шутку расстраивается.

Про кредиты для малого бизнеса мы ничего писать не будем.

О стиле жизни

«Генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров объясняет снижение интереса россиян к открытию собственного дела тем, что рынок наемного труда стал гораздо интереснее для соискателя. Кризис выбивает людей из зоны комфорта и заставляет искать дополнительные или новые источники дохода, места профессиональной самореализации. «Русские работать любят, но недолго и нерегулярно. Поэтому мы самая креативная нация: можем придумывать, но не получается внедрять это и производить», — говорит гендиректор ВЦИОМ».

По материалам официального сайта ВЦИОМ

Малый бизнес — это стиль жизни, удача и проклятие одновременно. Многие из опрошенных нами говорили, что давно бы ушли из бизнеса, но после пяти–десяти лет такого труда их уже «вряд ли возьмут на нормальную работу». Их потенциальных директоров можно понять — вряд ли будет управляемым сотрудник, который всегда стремился управлять сам.

Тему стиля жизни лучше всего получится развить на примере вегетарианского магазина в центральной части города. Тут уж точно — в такое дело идут не из-за решающего фактора больших заработков. Знаете ли вы, например, что «хит продаж» в небольшом вегетарианском магазине — это колбаса без мяса?

— Если ты вегетарианец, а живешь с человеком, который любит поесть мясо, то это своеобразный компромисс — купить колбасу, которую смогут есть оба, — объясняет продавец.

— А колбаса без мяса разве может быть вкусной, чтобы употреблял и мясоед?

— Друзья мне тоже сначала не верили, потом попробовали и начали удивляться, что на вкус она абсолютно идентична привычной «мясной колбасе». А потом у меня логично в голове возник вопрос: «Из чего делается обыкновенная колбаса, если она на вкус как вегетарианская?»

Продавец вегетарианского магазина заметно веселеет. Говорить о странной колбасе ему куда приятнее, чем о прибыли, рекламе и кадровой политике. Таковы же были руководители СТО, директора пивных магазинов, продавцы канцтоваров. По сути, все это — уже профессионально деформированные люди. Они перечислят вам все известные проблемы: высокие ставки аренды, непредсказуемость государственной политики, бюрократия, высокое налоговое бремя, давление федеральных торговых сетей. Но стоит только обострить вопрос, предложив переехать, например, в другое место — на дешевые площади подальше от «федералов», то неизменно следует ответ: «Зачем что-то менять, если проблемы будут те же самые?».

Это и есть стиль жизни. И таково на самом деле наше малое предпринимательство.