Там леший бродит

Тема недели
Москва, 09.09.2013
«Эксперт Сибирь» №36 (388)
Главный итог минувшей пятилетки в студенческой жизни Сибири — массовый отток выпускников школ из отдаленных отсталых регионов. Мы не удержались и составили свой рейтинг вузов — по принципу их привлекательности для молодежи

Фото: Виталий Волобуев

Представим себе такую задачу для первокурсников крупного вуза, основанную на реальных событиях. В городе Канске Красноярского края (250 км от краевого центра, из промышленности — ликеро-водочный завод, лесопереработка и торговые палатки) жила девочка, которая в этом году окончила 11 классов средней школы. Она сдала три ЕГЭ, причем каждый на 100 баллов — случай, уникальный для всей Сибири. После она легко поступила в Юридический институт Сибирского федерального университета. А теперь вопрос — какова вероятность, что после учебы в вузе она не вернется в родной Канск? И если вернется, то через какое время она поймет, что со своим красным университетским дипломом (а именно такой у нее, скорее всего, и будет) в родном городе она, прямо скажем, «слишком умная»?

По мере удаления от Красноярска и любого другого крупного города ответы на поставленные вопросы будут все очевиднее и очевиднее.

В этой легкой задачке — суть проблемы, которую мы выявили, анализируя данные по приему абитуриентов в ведущие сибирские вузы за последние пять лет. При всей очевидности утверждения, всерьез такими подсчетами до нас почти никто не занимался. Это исследование — третье по счету. В первом мы увидели, что в Сибири действительно появился новый университетский центр — СФУ в Красноярске, который активно начал перетягивать на себя сибирское студенческое одеяло. Во втором вдруг обнаружили, что ситуация стабилизировалась и выпускники стали поступать в университеты родных городов.

В нынешнем году стало ясно, что снижение миграционных потоков прошлого года было временным. С каждым годом абитуриенты все активнее мигрируют на запад, в группе риска — национальные республики, Забайкалье и, к сожалению, Иркутская область. Молодежь уезжает оттуда и в следующий раз возвращается в лучшем случае раз в год во время отпуска, снова побывать на Байкале. Если это так, то это уже далеко не проблема отдельных вузов. Зачем строить на востоке школы, дороги и заводы, если самая активная часть населения уезжает оттуда в поисках лучшей жизни?

Уроки прошлых лет

Приемные комиссии ведущих университетов Сибири знают — в конце августа им обязательно позвонят из журнала «Эксперт-Сибирь» и попросят данные о молодежи, которая приехала учиться в эти вузы из других регионов. В 2011 году нам долго приходилось объяснять, зачем все это. В 2012 году мы просто ссылались на опыт прошлого года. В этом году половина из этих вузов опубликовали пресс-релизы, в которых выборка по регионам уже была подсчитана. Смеем надеяться, что вузы поняли значимость этих цифр, и наши запросы этому послужили.

Цифры действительно значимые. Когда три года назад мы поставили задачу каким-то образом ранжировать сибирские университеты, возникло нестандартное, но лаконичное решение. Действительно, чем больше в тот или иной вуз поступает выпускников из других регионов, тем этот вуз субъективно лучше остальных. «Субъективно» — это значит, мы не беремся судить о том, хорошие ли там профессора, как интенсивно там занимаются наукой и прочее (скорее всего, вряд ли можно придумать количественные оценки этим параметрам). Мы лишь утверждаем, что ради этого университета родители готовы оплачивать содержание ребенка в чужом городе, совершать поездки за тысячи километров, а сами дети — отрываться от маминой юбки, менять привычный образ жизни и круг знакомых. Значит, они уверены, что эта овчинка стоит выделки — что в конечном счете этот вуз сможет обеспечить им достойную жизнь в дальнейшем. Все остальное — частности.

Кроме того, студенты — это еще и инвесторы для города. Недавно ученые Томского госуниверситета подсчитали, что студенты одних только государственных вузов приносят городу и региону по 700 млн рублей в год (по 18 тыс. рублей на человека, см. «Инвестор на шесть лет» в «Эксперте-Сибирь» № 33 за 2013 год). В Томске важность этих денег давно поняли; но нас по-прежнему искренне удивляет, почему Новосибирск и Красноярск, где студентов в количественном отношении значительно больше, чем в полумиллионном Томске, так и не занимаются специализированным обслуживанием этих потоков. Больше того — не считают это нужным (см. «Нефть привлекает всех»).

Проанализировать таким образом все вузы Сибири не представляется возможным. Даже Министерство образования и науки РФ со всей мощью своего административного аппарата три месяца выдавливало из этих вузов данные для мониторинга (см. «Поговорили и разошлись» в «Эксперте-Сибирь» № 49 за 2012 год). Поэтому мы условно выделили из общего списка ведущие университеты — крупнейшие классические университеты, а также «особые вузы» — национальные исследовательские и федеральный университет в Красноярске.

Вкратце итоги прошлогодних исследований таковы. В 2011 году было обнаружено, что Иркутск, где классический университет работает с 1918 года, начал резко проигрывать Красноярску, где федеральный университет был основан всего-то в 2006 году. В результате вся Восточная Сибирь (в том числе и сам Иркутск) стали все активнее ехать учиться в Красноярск. В следующем году результаты исследования были представлены под говорящим за себя заголовком «Эйфория заканчивается». Миграционные потоки стали снижаться, что дало нам повод утверждать — абитуриенты постепенно перестают ехать в другие регионы в поисках лучшей жизни. «Приходит осознание того, что поступить-то талантливому парню просто, но вот содержать его там гораздо сложнее», — объяснял ректор Новосибирского технического университета, председатель Совета ректоров Сибири Николай Пустовой.

Мы ошибались

Но сегодня можно сказать точно: прошлогодние выводы, скорее всего, были ошибочны. Резкий спад миграционных потоков абитуриентов произошел не из-за нежелания молодежи покидать родные края в поисках лучшей жизни. Это было временное явление, связанное с демографической ямой (сегодня она заканчивается — в вузы поступают ребята 1996–1997 годов рождения, когда рождаемость была выше, чем в начале 1990 годов), и другими факторами.

Данные этого года возвращают все на свои места. Возьмем статистику по СФУ (см. график 1). По всем параметрам вузовского комплекса — это выскочка, рожденный благодаря лоббистским усилиями в те годы губернатора края Александра Хлопонина и волей правительства РФ на базе не самых сильных сибирских вузов семь лет назад. До сих пор, по данным рейтингового агентства «Эксперт РА», это один из самых зависимых вузов Сибири от бюджетных денег — все это время СФУ активно накачивали федеральными и региональными деньгами. Но если судить по привлекательности вуза для других регионов Сибири, то можно смело говорить — проект оказался сказочно успешным. Растущие кривые, демонстрирующие количество абитуриентов из других регионов, говорят сами за себя. Всего за пять лет поток молодежи из Иркутской области в СФУ вырос в четыре раза, из Хакасии (откуда и так поступало по 200–300 человек) — в два раза, из Тувы и Бурятии — в три раза. Подчеркнем — в этом году из Иркутска в Красноярск переехало учиться более 480 человек, что почти в два раза больше прошлогоднего показателя. Это половина всего бюджетного набора старейшего вуза Восточной Сибири — Иркутского госуниверситета.

Молодежь уезжает — теперь это можно говорить точно. Впрочем, иркутские вузы уже нашли, чем замещать этот выпадающий поток — в регионе существенно растет количество абитуриентов из стран СНГ и Монголии (см. график 2). Насколько это полезно для самого региона — вопрос весьма спорный.

Остановимся на еще одном университете, который в этом году участвует в исследовании впервые — Алтайском (Барнаул). Почти два года назад его ректор Сергей Землюков заявил, что будет строить вуз, ориентированный на Азию (см. «Наши интересы связаны с Азией» в «Эксперте-Сибирь» № 21 за 2012 год). И, хотя проект Российско-американского университета на базе АлтГУ, видимо, был отложен в очень далекий ящик, стратегия активного привлечения абитуриентов из стран АТР выполняется здесь довольно успешно (см. график 3). За последние три года количество первокурсников из Казахстана здесь увеличилось в три раза. Таким образом, можно сделать осторожное предположение, что на юге Сибири появляется новый центр притяжения азиатских абитуриентов, однако его дальнейшее развитие зависит от того, сможет ли он найти для себя специфическую нишу, пока не занятую другими вузами.

Выпускники-фантомы

В этом году мы поддались еще одному соблазну — составить свой рейтинг университетов. К настоящему времени существует много методик оценки как привлекательных специальностей, так и привлекательных вузов. Самая распространенная — конкурс, который исчисляется в заявлениях на одно место или в баллах ЕГЭ, которые необходимы для поступления на бюджет по тому или иному направлению подготовки. По этой методике определяются, например, самые популярные и непопулярные у нынешних выпускников специальности. Среди наших респондентов была проделана и такая работа. Результаты предсказуемые. Самые популярные специальности — юриспруденция, международные отношения, журналистика, архитектура и, конечно, все, что связано с нефтью и газом. Самыми непопулярными среди абитуриентов смело можно назвать две специальности — математика и геология (последнюю назвали в числе непопулярных все вузы, в которых есть это направление). Чтобы поступить на эти направления подготовки, абитуриентам достаточно было набрать в каждом из трех ЕГЭ по 45–55 баллов, то есть, упрощенно говоря, сдать экзамены хотя бы на тройки.

Сами вузы, которые традиционно являются центрами притяжения абитуриентов, не забывают постоянно упоминать о заоблачных конкурсах на ту или иную специальность и в среднем по университету. Например, в среднем по стране конкурс составил фантастические 8,8 заявлений на одно место, сообщил недавно заместитель министра образования и науки РФ Александр Климов. Конкурс на некоторые факультеты в МГИМО составил 23 человека на место. Не отстают и наши вузы. Средний конкурс на место в Иркутском техническом университете (кроме прочего, это самый восточный национальный исследовательский университет в стране) поставил более пяти человек на место, в СФУ — 6,1 человека на место. А на юридическом факультете Новосибирского гос­университета и вовсе был конкурс 44 человека на место — круче, чем в лучших московских вузах. По этому же показателю отчитываются региональные министерства образования, хлесткие цифры пишутся на рекламных плакатах. Но есть одно важное замечание: на самом деле, в этих конкурсах многое зависит от самых разных факторов. «Например, на юридическом факультете у нас в этом году было 11 бюджетных мест, а на физическом факультете — 150 бюджетных мест. Соответственно, и туда и туда подали документы примерно одинаковое количество человек, но в первом случае конкурс получился 44 человека на место, а во втором — только четыре человека», — признавался нам ректор НГУ Михаил Федорук.

Кроме того, с прошлого года выпускник может подавать заявления в пять университетов, в каждом из которых — на три направления подготовки. То есть, один выпускник теоретически может превратиться в 15 фантомов, давая вузам повод говорить о фантастическом количестве заявлений.

 012_expert-sibir_36.jpg Фото: Виталий Волобуев
Фото: Виталий Волобуев

Поезда не ходят на восток

Критерии оценки вуза вроде бы пыталось составлять и Министерство образования и науки РФ. Тут были и средний балл ЕГЭ, и площадь учебных площадей на студента, и количество студентов-иностранцев. Все это было воспринято вузовским сообществом в штыки. Дескать, нельзя по площади учебных аудиторий оценивать качество образования. Тогда появились другие рейтинги. Например, дружественное нам рейтинговое агентство «Эксперт РА» в конце прошлого года составило свой рейтинг университетов, который в однобокости обвинить сложно. Там учитывалось более 40 критериев, в том числе, средний возраст преподавателей, объем внебюджетного финансирования, оценка вуза сообществом, число выпускников в крупнейших компаниях страны, количество научных лабораторий и индексы цитирования профессоров.

Наш рейтинг проще. Мы довели идею конкуренции вузов до конца, в результате чего рождается простая мысль — лучше тот вуз, который более популярен среди приезжих абитуриентов. То есть не тех, которые выбирают университет потому, что между парами можно ходить домой на обед, а тех, которые специально переезжают в другой регион ради обучения. Да и, если вдуматься, сами вузы живут хорошо только потому, что к ним кто-то приезжает — ведь основной бюджет университетов сегодня формируется по принципам подушевого финансирования. То есть, что бы там ни говорили, главное в работе вуза — быть привлекательным для абитуриентов. За это платят.

Факторов привлекательности — великое множество, большая часть от самих университетов нисколько не зависит. Например, отменили прямые поезда из Средней Азии или Дальнего Востока в Томск — и его вузы автоматически стали менее привлекательными для тамошних абитуриентов. «А вот с Казахстаном у нас есть автобусное сообщение, потому оттуда у нас очень много абитуриентов», — говорит проректор по учебной работе Томского государственного университета Александр Ревушкин.

Другой пример — повышение зарплаты учителям, в результате которого в этом году резко возрос конкурс на педагогические специальности. Кое-где конкурс даже сравнялся с «менеджментом» или «экономикой» — факт, немыслимый еще в прошлом году. Наконец, как считать популярность факультетов, где вовсе нет бюджетных мест, а потому университеты руководствуются собственными критериями оценки абитуриентов — тоже вопрос нерешенный. «Мы в этом году не получили бюджетных мест на новую специальность «экономическая безопасность», но у нас там заключено уже 156 договоров. Еще одна специальность — «правовое обеспечение национальной безопасности», там бюджетных мест немного, но уже заключено 94 договора на коммерческой основе», — рассказывает проректор по учебной работе Байкальского университета экономики и права Татьяна Озерникова.

Методика составления рейтинга ведущих университетов Сибири по их привлекательности для абитуриентов

Кто тут самый умный

Оценить, насколько вуз популярен у «внешних» выпускников, можно, по существу, всего по двум цифрам. Первая — сколько человек из других регионов поступило в тот или иной университет (предварительно взвесив этот параметр по общему количеству принятых). Эта цифра вбирает в себя все факторы — транспорт, трудоустройство после вуза, общежития и т.д. Человек приехал — значит, он сделал выбор. Вторая — средний балл ЕГЭ. По этому параметру действительно нельзя оценить качество образования, но вот востребованность вуза — вполне. Грубо говоря, это цена, которую платит вуз за привлечение абитуриента. Если тот или иной университет непопулярен, то проходной балл ЕГЭ снижают, привлекая тех, кто не смог поступить в более успешные вузы, в которых, соответственно, более высокий балл. То есть, чем выше балл ЕГЭ, тем популярнее вуз у абитуриентов — здесь связь прямая и тоже довольно очевидная. Средний балл ЕГЭ и количество принятых иногородних студентов — это, если угодно, критерии оценки второго порядка, сосредотачивающие в себе и качество обучения, и науку, и проживание, и стоимость курсов.

А дальше с этими двумя цифрами можно делать все, что угодно — они равноценны по значимости. Мы собрали их в единую таблицу (см. верхнюю таблицу) и перемножили, получив рейтинг ведущих университетов Сибири. Эти цифры можно было поделить, вычесть квадратный корень и прочее — результат был бы тот же самый (см. график 4). По этому рейтингу самым привлекательным вузом в Сибири из анализируемых стал Томский политехнический университет. На втором месте — Иркутский технический университет, на третьем — Томский госуниверситет. Самые непривлекательные вузы — Иркутский и Кемеровский госуниверситеты.

Дальше мы сделали еще один шаг в рамках самопроверки — сопоставили результаты своего рейтинга с недавними подсчетами «Эксперт РА» (выборка по Сибири), которые представляются сегодня самой комплексной оценкой университетского комплекса страны. Результаты совпадают почти полностью! В рейтинге вузов «Эксперт РА» первое место среди региональных вузов также занял Томский политех. Да и десятка лучших вузов Сибири по комплексному подсчету фактически совпадает с нашей, рассчитанной всего лишь по критерию привлекательности для молодежи из других регионов. То есть абитуриенты из других регионов, оказывается, так или иначе выбирают лучшие вузы для обучения. Это радостная новость для либералов — в сфере высшего образования действуют почти идеальные рыночные законы: потребитель выбирает лучший из представленных товаров.

В этой связи не стоит удивляться, что молодежь уезжает из регионов, которые не могут организовать у себя качественное образование и сбалансированный рынок труда. Это сродни процессу, когда после открытия современного торгового центра люди перестают ходить на рынки за одеждой и в небольшие торговые павильоны за продуктами. Цены в последних оказываются и выше, а уровень обслуживания — много ниже. Разница лишь в том, что магазин у дома можно закрыть, а вуз вынужден работать дальше — подчас имитируя активную деятельность. А это уже мина замедленного действия для всей экономики отдельных регионов. Основные черты этого процесса известны — снижение качества образования, архаизация населения, повышение роли бюджетного сектора и оборонки. Все как в настоящей колонии.

Скажи мне, где ты учился

Подавляющее большинство работодателей Новосибирска обращают внимание на то, какой вуз окончил соискатель, выяснил исследовательский центр HeadHunter. Согласно данным опроса центра, 55% работодателей делают это всегда, 33% — изредка, и лишь для 12% данная строчка в резюме ничего не значит. При этом большинство опрошенных (84%) отметили, что для них будет предпочтительнее государственный вуз, тогда как для 16% оба варианта равнозначны. Коммерческий вуз в качестве приоритетного не указал ни один работодатель. Государственные вузы, уверены работодатели, могут обеспечить лучшее качество обучения, они гарантируют защиту от «имитации высшего образования», а также имеют больше опыта в организации учебного процесса. Но и эти вузы не идеальны — более половины нанимателей все равно обучают выпускников внутри компании или отправляют их на курсы повышения квалификации.          

Динамика приема иногородних абитуриентов в СФУ
Динамика приема иностранных и иногородних абитуриентов в ИркГУ и ИркТГУ
Динамика приема иностранных абитуриентов в Алтайском госуниверсите
Рейтинг самых привлекательных вузов Сибири для иногородних и иностранных абитуриентов

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №36 (388) 9 сентября 2013
    Итоги приемной кампании
    Содержание:
    Сам себе университет

    Как за двадцать лет на базе педагогического института и сельскохозяйственного техникума построить классический университет? Об этом рассказывает ректор ГАГУ Валерий Бабин

    Реклама