Синдром Франкенштейна

30 сентября 2013, 00:00
  Сибирь

Редакционная статья

Отечественные реформы на поверку оказываются странными. Так, в законе о перестройке РАН нет ни слова о собственно науке. Академики и чиновники все больше делят право на управление землями и зданиями. В реформе здравоохранения почти никто не вспоминает о пациентах — там все больше томографов, справок и отчетов. И самое главное — о существовании этих и других подобных сфер жизни общества задумываются только тогда, когда там случается очередной конфликт. Естественно, не из-за науки и здоровья, а из-за земель и зарплат.

Вот история из Бердска — города, крупнейшего в Новосибирской области после регионального центра. Там педиатры уже объявили об «итальянской забастовке». В письме, опубликованном в местных СМИ, они рассказали о том, что к каждому врачу «прикреплено» не 800 детей по нормативу, а 1,2 тыс. Что в день каждый врач должен принять до 80 пациентов, а еще ходить по вызовам на дом — то есть, брать ночные дежурства и прочее. Здесь даже есть свой рекорд — рабочий день одного врача беспрерывно продолжался 32 часа. Средняя зарплата в этой поликлинике при таком графике — менее 20 тыс. руб­лей в месяц.

Этот случай примечателен еще и тем, что немногие врачи готовы говорить о своих проблемах публично. В этом номере мы попросили высказаться трех руководителей абсолютно разных медицинских учреждений, если угодно — трех уровней отечественной системы здравоохранения. Это главный врач обычной городской поликлиники Игорь Воробьев («низшее звено»), главный врач городской больницы Владимир Ярохно («среднее звено») и глава одного из имиджевых для отечественного здравоохранения мега-проектов, руководитель Федерального центра нейрохирургии Джамиль Рзаев. У всех троих совершенно разные задачи и разное видение ситуации. Поэтому мы не беремся судить о том, кто из них прав. Для этого интервью подготовлены в виде монологов — к тому же, это максимально близко к действительности, потому что все врачи готовы были говорить без всяких наводящих вопросов.

А вопросы были следующие. Почему так получается, что в модернизацию медицины федеральный бюджет вкладывает сотни миллиардов руб­лей, но люди, получив малейшую возможность не ходить в городские поликлиники (прежде всего, финансовую), уверенно делают это. Потому что не знают о миллиардах руб­лей, а знают о том, что в поликлинике их встретит постоянно недовольная жизнью работница регистратуры. А чтобы попасть к врачу, занять очередь «вот в это окошко» нужно в шесть–семь утра. В результате, по данным ФОМ, каждый житель России уже тратит по девять тысяч руб­лей на платную медицину. Тематика одна. Современная отечественная медицина напоминает известного Франкенштейна. В медицине так же из частей нескольких трупов пытаются собрать живого человека.

Эти тексты — продолжение разговора, начатого в федеральном журнале «Эксперт» весной этого года (см. «Медицина энтузиастов» в «Эксперте» № 16 за 2013 год). И это — приглашение к разговору всех заинтересованных специалистов.

Напоследок — вернемся к Бердску. Главным врачом в поликлинике, где бунтуют педиатры, этой весной назначен человек, не имеющий к городу никакого отношения — бывший начальник отдела формирования и внедрения целевых программ (есть и такой) министерства здравоохранения Новосибирской области Игорь Стефанович. Сейчас на совещаниях в правительстве он бодро отчитывается о результатах своей работы, а общественникам и даже своим сотрудникам отказывается комментировать ситуацию. Недавно с ним договорились об интервью журналисты местного издания «Курьер. Среда. Бердск». Вот какой диалог состоялся у них со Стефановичем утром накануне, когда тот объяснял очередной отказ:

— Я не могу сегодня. Я на учебе с нынешнего дня…

— Когда нам к вам обратиться, чтобы назначить встречу?

— Учеба у меня на три недели…

— Вас не будет на рабочем месте три недели? Чему вы будете учиться?

Последние вопросы журналиста Стефанович проигнорировал.