Виртуальный экспорт

Выручка от «виртуального» экспорта из Сибири довольно значительна, но официальными органами не учитывается. Да и вообще к государству этот рыночный канал имеет опосредованное отношение

Фото: Виталий Волобуев
Если от экспорта сырья сибирякам достаются «копейки», то от экспорта софта они могут «шикануть»

В середине сентября «Эксперт-Сибирь» провел вторую ежегодную конференцию импортеров и экспортеров Сибири. В ходе дискуссии обозначилось несколько интересных трендов. Первый — у Сибири есть серьезный потенциал экспорта в области софта. Второй, особенно важный для импортеров, — оптимальный канал перевозки товаров из Китая в Новосибирск не всегда является самым коротким путем.

В объеме экспорта России Сибирь по статистике занимает скромное пятое место. По официальным итогам 2012 года экспорт из Сибири составил 33,39 млрд долларов. Если закрыть глаза на то, что сбытовые структуры ряда холдингов зарегистрированы в Москве и Санкт-Петербурге, и приплюсовать «столичные» данные к сибирским, то реальная цифра сибирского экспорта получится иной. «Если учитывать экспорт сибирского сырья и продукции, проходящей через экспортные структуры российских корпораций, через государственного экспортного посредника (ФГУП «Рособоронэкспорт») и через централизованные экспортные каналы таможни (например, нефть по ВСТО от Ванкора поставляется через Центральную энергетическую таможню), то сибирский экспорт составит около 100 млрд долларов», — оценивает к.э.н., научный сотрудник института экономики и организации промышленного производства СО РАН Николай Самсонов. Это — данные по так называемому «реальному» сектору производства.

Но есть еще «виртуальный» экспортно ориентированный сегмент, который не регистрируется ни по каким официальным параметрам. Это программное обеспечение. «Официальная статистика по экспорту–импорту учитывает данные на основании статистики таможни, что подразумевает в основном физическое перемещение товара через границу. В случае с экспортом софта программный код передается по Интернету. Наша таможня пока не в состоянии физически учитывать такие операции. Под неучтенным экспортом софта подразумевается разработка программного кода на аутсорсе, оффшорное программирование по заказу зарубежных (прежде всего американских) заказчиков. Речь идет как о написании готовых IT-продуктов, так и строк кода отдельных модулей программ. Как правило, оплата происходит разработчикам напрямую на личные счета на основании человеко-часов, строк кода, либо по договоренности за выполненные модули», — комментирует управляющий партнер новосибирского офиса KPMG Денис Черников. По оценке экспертов, объем рынка экспорта IT-продуктов только из Новосибирска составляет более 100 млн долларов в год. «Подобная оценка годового экспорта софта из Новосибирска строится на оценке количества программистов, занятых в этой сфере, и среднего месячного дохода программистов ауторсинговых компаний в Новосибирске», — уточняет Денис Черников.

Хотя этот сегмент для государства является «лакомым», в актуальном экономическом контексте он может существовать только в «серой» налоговой нише, так как «налоговое бремя в виде НДФЛ 13% и социальных взносов в размере 26–30% сделает часовую ставку новосибирских программистов неконкуренто­способной на мировом рынке в сравнении, например, с программистами из индийского Бангалора. А декларируемые правительством меры по поддержке и льготам для ИТ-компаний пока, по большому счету, остаются декларациями. Для многих это очевидный выбор: лучше иметь растущую индустрию оффшорного программирования, пусть и находящуюся в «сером» налоговом режиме, чем добиться того, чтобы вся эта молодежь уезжала из города либо занималась «перекупом праворулек», рассуждает Денис Черников.

Подобное положение допустимо при сохранении стабильной экономики и политической ситуации в стране. В случае дисбаланса существует вероятность, что большинство программистов все-таки предпочтет эмигрировать в другие страны. Из бесед с IT-резидентами Технопарка в Академгородке выяснилось, что компаниям, разрабатывающим софт, комфортно находиться на новосибирской площадке до определенного этапа. «Можно ли довести оборот компании до миллиардного, находясь в Новосибирске? Для такого развития требуются венчурные инвестиции. Чтобы получить такие инвестиции, нужно определиться, где их получить — в России или за границей. В Новосибирске их нет. Но зарубежные инвесторы не захотят иметь дело с сибирской компанией, потому что это — вне зоны их физической досягаемости, к тому же они не доверяют нашим законам. Для них лучше, если мы будем иметь юридическое лицо в их стране. Мы думаем об этом. Хотя в любом случае офис разработки выгоднее иметь в России», — комментирует директор компании Appercode Иван Тиняков.

Стоит отметить, что не только самый мобильный «виртуальный» сегмент, но и более «стационарный» сегмент инновационных компаний имеет тенденцию к частичному выводу производств за границу. И не только потому, что где-то существует более дешевый труд, а потому, что механизмы внутреннего рынка под этот сегмент не приспособлены. А значит, государство, не уделяя должного внимания формированию внутреннего рынка инновационной продукции, теряет на налоговых поступлениях. Сегодня компаниям выгодно производить интеллектуальную часть продукции здесь, а сборочное производство или площадки для испытаний организовывать за рубежом. Это позволяет избежать многих проблем, к примеру, с сертификацией, а также повысить маркетинговый статус продукции. При этом сибирские компании не испытывают недостатка в зарубежных партнерах по совместной организации бизнеса.

Европейские компании обращаются через официальные каналы, к примеру, ЕвроИнфоЦентр Новосибирской области, с целью найти сибирские фирмы, которые имеют разработки в сфере приборостроения и оптимизации производства, а также химической и биологической промышленности. «Среди постоянных партнеров Новосибирской области можно выделить крупнейшие страны ЕС — Германию, Испанию, Францию. Также в импорте наукоемкой сибирской продукции особо заинтересованы Бельгия, Нидерланды, Великобритания, Литва и Польша», — рассказывает руководитель ЕвроИнфоЦентра АНО «Инновационный центр Кольцово» Мария Пелипась. Среди форм сотрудничества могут быть: совместное предприятие, покупка или продажа франшизы, лицензионное соглашение, совместные НИОКР, коммерческое соглашение с техническим содействием (совместная доработка), торговое представительство. Сегодня, по данным ЕИЦ Новосибирской области, договоры о сотрудничестве заключили уже 25 компаний. К примеру, компания «Центр вихревых технологий» подписала соглашение о партнерстве в области создания промышленной технологии выращивания и использования микроводорослей с голландской компанией Algaecom. В настоящий момент идут переговоры с партнерами в Сингапуре для перевода испытаний на территорию Юго-Восточной Азии.

Подобные формы сотрудничества в Центре считают довольно эффективными. «В качестве примера могу привести компанию ПО «Диа-Веста», для которой был найден партнер — словенская компания «Фрукталь». С момента начала партнерства компания приобрела новое помещение и модернизировала производство. За три года компания увеличила товарооборот на 100 процентов, прибыль на 600%,объем экспорта на 800 процентов», — комментирует Мария Пелипась. В этом случае налоговые схемы выстраиваются в зависимости от формы сотрудничества. «В случае экспорта продукции, комплектующих материалов предприятия платят налоги в бюджетную систему РФ. В случае если деятельность проводится на территории другой страны (испытания, доработка, сбор комплектующих), выплачивается налог на территории той страны, где осуществляется деятельность, то есть где зарегистрировано предприятие, у которой мы приобретаем услугу», — поясняет Пелипась.

«Действительно, Россия не получает налогов от производства отечественных компаний за рубежом, так как, согласно статье 311 НК РФ, «суммы налога, выплаченные в соответствии с законодательством иностранных государств российской организацией, засчитываются при уплате этой организацией налога в Российской Федерации». Тем не менее, это не является большой проблемой, так как часть компании может существовать в России, создавая рабочие места и выплачивая налоги в бюджет страны», — дипломатично замечает аналитик «Инвесткафе» Даниил Маркелов.