Мокрое дело

Михаил Кичанов
7 октября 2013, 00:00
  Сибирь

Улица Жуковского — центр автомоечного бизнеса Новосибирска. Причем нелегального, экологически опасного и смешанного с этническими проблемами. Однако все попытки переломить ситуацию натыкаются на противодействие некоторых правоохранителей и несовершенство законов

Около пятидесяти автомоек на один километр трассы — вот что такое улица Жуковского в Новосибирске. Вряд ли можно найти еще один такой центр автомоечного бизнеса, который в последние месяцы неожиданно оказался бы под пристальным вниманием правоохранителей и местных чиновников.

На протяжении всего этого года новосибирские СМИ с завидной периодичностью обнародовали информацию о проверках, штрафах и закрытии автомоечных комплексов на ул. Жуковского (Заельцовский район), где сконцентрировано беспрецедентное число предприятий, специализирующихся на этом бизнесе. Бесконечные проверки правоохранительных и надзорных органов выявили массовые нарушения миграционного законодательства, санитарных, градостроительных и экологических норм (в частности, моечная химия сливается в ливневую канализацию), а главное то, что предприятия на Жуковского работают без лицензии на предоставление услуг по мойке автотранспорта. Таковых обнаружено пятнадцать. По словам заместителя мэра Новосибирска Евгения Кима, меры, которые применяются к нарушителям, не имеют надлежащего эффекта. Штрафные санкции нелегалов не пугают, а до судебных разбирательств дело, как правило, не доходит. В течение года на предпринимателей Жуковского составлено 32 протокола об административных правонарушениях. Владельцы привлечены к административной ответственности — штрафу от 500 до 1 500 руб­лей. Нарушителям рекомендовано встать на учет, зарегистрироваться в налоговых органах — или свернуть бизнес.

Не решаемая годами городская проблема наконец привлекла внимание региональных властей. «На территории региона недопустимо вести незаконную предпринимательскую деятельность, которая не только наносит ущерб окружающей среде, но и ущемляет права цивилизованных предпринимателей, соблюдающих все требования природоохранного законодательства. Природоохранные структуры совместно с прокуратурой и ГУВД обязаны разработать план по пресечению незаконной предпринимательской деятельности», — заявил в сентябре на заседании совета по вопросам рационального природопользования губернатор Новосибирской области Василий Юрченко и одобрил идею создания специальной экологической инспекции регионального значения, с которой к нему обратились общественники. Теперь именно этой структуре предстоит взять на себя очистку «жуковских конюшен».

Но практика показывает: остановить работу автомойки, открытой на частной придомовой территории, практически невозможно. Тем более, когда количество таких предприятий исчисляется многими десятками и принадлежат они выходцам с Кавказа и Средней Азии, связанным кровными узами. «До тех пор, пока этот бизнес не будет переведен в легальную плоскость всеми мерами, вплоть до показательного сноса объектов или расторжения земельных отношений, решать проблему природоохранного законодательства трудно. Мы не можем понять, с кем имеем дело», — сетует руководитель департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Новосибирской области Юрий Марченко.

«Здесь все езиды»

«Я бы рада выращивать что-то на своих восьми сотках, так ведь оживленная дорога всего в пяти метрах, ягода и овощи покрываются толстым слоем пыли и гари. Нести такое на базар нельзя. Воровать? Я не буду. У меня восемь человек в семье. Мне нужно их кормить, поить и учить. Поэтому я четыре года назад взяла кредит и открыла автомойку, я — единственная русская женщина на все 63 автомойки на Жуковского. Здесь же все езиды!» — восклицает собственница бизнеса, представившаяся как тетя Валя. Езиды — это этноконфессиональная группа, проживавшая на севере Ирака и юго-востоке Турции. После Первой мировой войны езиды в большинстве своем мигрировали в Армению, далее — в Грузию, Россию и страны Европы.

Тетя Валя — единственная, кто на всей улице соглашается на разговор. Полиэтнический персонал и хозяева других автомоек или угрюмо отказывались от комментариев, или придумывали небылицы: «Ой, рад бы поговорить, да вот только уезжаю я сейчас, очень надо, срочно» или «Хозяин? Нет, его нет. Он на похоронах». А одна автомойщица вовсе не понимала, о каком таком директоре (хозяине) ее спрашивают: «Мне никто не докладывает, я никого не знаю».

«В этом году проверяющие прямо звер­ствуют. Проверка за проверкой. Только в августе их было восемь, — продолжает тетя Валя. — Забегают, что-то откручивают, куда-то лезут. Давай, говорят, показывай такую-то бумагу, такое-то разрешение. У меня же целый чемодан квитанций. Уходят, а через два дня приезжают следующие, и им надо все то же самое. Когда же, думаю, оставят они меня, простую русскую женщину? С езидами у них так не получается. Как только начинаются проверки в начале улицы, в конце ее ворота уже у всех закрыты. Они же родственники. У них крыша. А у меня никого нет. Меня дергать проще».

У тети Вали исчерпывающий пакет разрешительных документов для ведения автомоечного бизнеса. Зарегистрированное ИП, договор с «Горводоканалом» и со специализированной компанией на вывоз технологических сливов, счетчики на воду, исправная уплата налогов. Нет только одного — права на коммерческое использование земельного участка и возведенных на нем построек. «А что мне делать? Воровать? Власть должна войти в наше положение. Исторически так сложилось, что на Жуковского моют машины. Ведь я плачу налоги, все, что от меня требуют, я делаю, — едва сдерживая слезы, говорит тетя Валя. — Но скажу вам одно. Я мыла машины и буду мыть. Мне нужно кредит выплачивать, с банком рассчитываться. Власть замучается бороться с нами. Закроют одну мойку, откроются еще две».

По оценке экспертов, открытие небольшой автомойки обойдется предпринимателю от 900 тысяч до 2,5 млн руб­лей. Специализирующиеся на возведении таких объектов компании обещают готовый бокс и коммуникации за 30–60 дней.

Никого не закрыли

Визуально все автомойки на Жуковского работают. Это и огромные комплексы из красного кирпича, и ржавые гаражи у деревянных халуп. Расторопные представители кавказских и среднеазиатских народов тщательно и бодро оттирают грязь с иномарок. Нередко под брызгами в боксах стоят дорогие машины — Mercedes-Benz, Audi, BMW, и даже Porsche. Сточные воды с химическими добавками медленно стекают на проезжую часть. «Конечно, то, что здесь творится — это безобразие. Я слышал, что все работают без разрешения, налоги не платят. Думаю, так оно и есть, — с живостью вступил в разговор хозяин загнанного в мойку автомобиля. — Но работают ребята хорошо. Я уже несколько лет езжу сюда. Как только машина загрязнится — сразу на Жуковского. Здесь недорого — не более 300 руб­лей. Это на 20 процентов дешевле, чем в других местах».

Один из главных инициаторов закрытия нелегальных автомоек — председатель комитета по строительству, жилищно-коммунальному комплексу и тарифам Заксобрания области Николай Мочалин — считает, что для наведения порядка на Жуковского власти не хватает воли. «Несмотря ни на что, у держателей автомоечного бизнеса все хорошо. Более того, они развиваются. Открываются новые комплексы. Без землеотвода, без уплаты налогов, бесплатно. Грязь, незаконные стоки. В ожидании заезда на мойку автовладельцы паркуют машины у обочин, что приводит к образованию пробок. Из моек автомобили выезжают на проезжую часть задним ходом, создавая аварийные ситуации. Самое удивительное — по этой улице ездят и полномочный представитель президента, и губернатор, и министры — неужели им не видно, что здесь происходит? Власть расписалась в бессилии», — с грустью констатирует Николай Мочалин. Депутат убежден, что у езидов есть «крыша» во властных органах региона: «Так говорят, и то, что я вижу — это вполне подтверждает». Тем не менее, он надеется, что внимание губернатора к проблеме и появление экологической инспекции сдвинет ситуацию с мертвой точки. «Я против двойных стандартов. Я за справедливость. Будь собственники этого бизнеса славянской внешности, их бы уже давно упаковали. Я считаю: если ты гражданин России, то должен жить по правилам и законам этой страны. А то, что сегодня происходит на Жуковского, мешает нормально жить тысячам людей», — считает Николай Мочалин.

Не набили руку

Генеральный директор «Сибирской юридической компании» Сергей Карпекин сомневается, что в ближайшее время властям удастся оздоровить ситуацию с автомойками на Жуковского. И тому есть причины. «Первая проблема — сложности вывода помещения из жилого фонда. Это временные и материальные затраты. Пока это жилье — вести предпринимательскую деятельность по закону нельзя. Вторая проб­лема — регистрация автосервисных услуг. Закон устанавливает жесткие требования к помещениям данного функционального назначения, а также определяет санитарно-защитную зону. Стоки нужно чистить, использовать оборотную воду. Сделать все легально очень сложно», — рассказывает юрист. Но не менее трудно поймать нарушителя за руку. «Мойка находится на территории жилого дома, и хозяин всегда может сказать, что просто помогал своему другу мыть машину или что сдал дом в аренду и это новый жилец безобразничает. Непонятно, кому предъявлять претензию. Не думаю, что у собственников этого бизнеса есть какая-то крыша. Она им не нужна. Проверяющие приехали — избушка на клюшке, уехали — клюшку убрали, работаем дальше. Таков характер этого бизнеса, легко увиливать от ответственности», — объясняет логику ведение бизнеса на Жуковского Сергей Карпекин.

По его мнению, правоохранительные органы еще не набили руку в эффективном противодействии подобной нелегальной деятельности. Они могут только штрафовать. Увы, но в российской судебной практике нет прецедентов по изъятию земельных участков у собственников в связи с их нецелевым использованием. Кроме того, снести нелегальные строения бульдозерами без соответствующего судебного решения муниципалитет не может. А значит, грозные увещевания чиновников пока остаются сотрясанием воздуха.