Кедровая точка

Русский бизнес
Москва, 28.10.2013
«Эксперт Сибирь» №43 (395)

Сфера деятельности: производство домов из профилированного бруса

Стартовые вложения: 60 000 рублей

Вагоны, нагруженные круглым лесом, которые стройными рядами едут в Китай, — вот главная страшилка любых разговоров про лесную отрасль. Между тем медленно, но верно в стране развивается рынок переработки леса, в том числе, его «высшее проявление» — деревянное домостроение. Парадокс в том, что основные потребители в этом сегменте находятся вдалеке от мест его переработки, из-за чего рушились многие проекты. У Евгения Голомидова из Новосибирска получилось. Он начинал как посредник между заводом по профилированию бруса в Томске и потребителями в Новосибирске, а в этом году открыл свое производство и теперь намерен поставлять готовые дома в другие регионы страны — прежде всего, в Подмосковье.

Пятилетка борьбы

Российский рынок лесопереработки очень специфический. Еще пять лет назад все было очевидно: лучшее, что могут сделать отечественные предприятия, — это стандартный квадратный брус и грубые доски. А перекос в сторону экспорта «кругляка» был такой, что экономика отечественной лесопереработки терялась в тех доходах, которые давали поставки круг­лого леса в Юго-Восточную Азию, прежде всего, в Китай.

Но с 2007 года ситуация стала меняться из-за повышения государственных пошлин на вывоз леса. За минувшие пять лет по отдельным позициям они выросли в несколько раз, в результате чего экспорт «кругляка» за рубеж сократился за тот же период почти на 60% в целом по России. Но злую шутку с отраслью сыграло время — как раз тогда начался общий спад в домостроении, и производители не особенно задумывались об открытии прогрессивных деревообрабатывающих производств. Для примера: первый в России завод по производству OSB-плит (нечто вроде ДСП, только легче и надежнее — словом, новое поколение) открылся только летом 2013 года в Карелии (ДОК «Калевала»). До этого вся такая продукция шла в страну из Финляндии — в том числе, изготовленная и из российского леса.

Другой парадокс в том, что деревянное домостроение (где используется не только, собственно, брус, но и доски, рейка, вагонка и прочее) активнее всего развивается не в Сибири, где сосредоточены основные лесодобывающие мощности, а в европейской части страны. Вот свежие данные Ассоциации деревянного домостроения. В 2012 году в России было введено 75,9 тыс. деревянных домов (более трети всей индивидуальной застройки) общей площадью 28,2 млн кв. метров. В лидерах — Башкирия, Нижегородская, Московская и Ленинградская области. В Сибири особенно выделяется только Тува, где около 90 процентов всех введенных индивидуальных домов — деревянные. Причем вряд ли это осознанное решение — скорее, просто отсутствие выбора.

Вначале не было ничего

Об этой статистике основатель компании «100 кубов» Евгений Голомидов, скорее всего, не знал. Он окончил Сибирский университет телекоммуникаций и информатики и первое время после вуза работал по специальности. Кризис 2008–2009 годов застал его в компании по производству модульных зданий, которая в это время переживала не лучшие времена. Затем — снова IT-отрасль, и наконец — решение открыть собственный бизнес. «Как говорят миллионеры, нужно заниматься тем, чем нравится. А мне всегда нравилось, как выглядят деревянные дома. Стал присматриваться и понял, что рынок растет стремительно, коттеджные поселки-то строятся, а производителей профилированного бруса в Новосибирске было буквально два–три. Появилось понимание, что это перспективная идея», — говорил Голомидов.

Евгений Голомидов, 28; образование - СибГУТИ 024_expert-sibir_43_1.jpg
Евгений Голомидов, 28; образование - СибГУТИ

Весной 2010 года у него имелось 60 тыс. руб­лей, которые были потрачены на стол, два стула и рекламу в Интернете. Друзья помогли сделать сайт, и уже через пару недель был получен первый заказ. Тогда еще компания «100 кубов» была всего лишь посредником, а не лесопереработчиком. Профилирование бруса заказывали в Томске, а в Новосибирске нанимали бригады плотников и искали специалистов по проектированию домов. «Тогда строители зарабатывали даже больше меня — по 60–80 тысяч на человека в месяц. Как говорил какой-то бизнесмен: «Корми рабочих гамбургерами, а сам ешь сэндвичи, в будущем это окупится». Первые годы мы и правда работали только на имя, о прибыли особенно не думали», — замечает основатель компании.

Для строительства домов сразу был выбран кедр — самая благородная сибирская древесина. Несмотря на то, что по всей Сибири предприятий, которые делают кедровые дома из профилированного кедра, буквально единицы, сырье оказалось в дефиците. Первый фактор — кедр высасывают деревообрабатывающие предприятия Подмосковья и других центральных регионов страны, как пылесосом. Остатки же шерстит «Сибирская карандашная фабрика» в Томске. Как говорил «Эксперту-Сибирь» коммерческий директор фабрики Евгений Аникин, кедровое домостроение — главный враг уникального для страны производства (см. «Карандаши заточены на борьбу» в «Эксперте-Сибирь» № 21 за 2013 год). Поэтому сейчас брус в компании «100 кубов» закупают на Алтае и в Хакасии — туда крупные производители еще не добрались.

Популярно среди медиков

Если в 2011 году компания «100 кубов» приняла около 10 заказов, то в 2013-м исполнит «под ключ» уже 17 домов. Средний заказ — 60–80 кубометров, это дом 150–200 кв. метров. Дом из кедра стоит три–четыре миллиона руб­лей — это цена квартиры в городе. «Кстати, не поверите, но больше половины наших клиентов — это врачи. Люди этой профессии, видимо, понимают, как важно жить в экологичном доме. А кедр — это вдвойне экологично, там ведь даже никакие насекомые никогда не заведутся», — говорит Голомидов.

1 мая этого года компания открыла собственное производство в Новосибирске — его площадь 1 тыс. кв. метров, это часть бывшего заводского ангара в промышленном районе Новосибирска. За собственные деньги сюда купили обрабатывающее оборудование и обустроили пустующие цеха. Поэтому сейчас весь производственный процесс в компании выглядит следующим образом. Клиент заказывает дом, проектировщики на аутсорсинге выполняют проект. По этому проекту на собственном производстве делается профилированный брус: в основном, из кедра, реже — из сосны. По сути, делаются готовые стены, которые нужно только собрать на месте. Наконец, бригады строителей собирают дом, причем строить можно как летом, так и зимой — дерево в этом смысле является очень неприхотливым материалом.

 025_expert-sibir_43.jpg

Калькулятор

Выручка компании в этом году должна составить порядка 50 млн руб­лей (в прошлом году было только 30 млн). Львиная доля затрат — это, естественно, стоимость древесины и ее доставки в Новосибирск. Таким образом, доля собственных доходов компании в выручке — около 20–30 процентов. Около 200–300 тысяч руб­лей в год идет на рекламу. В основном это seo-оптимизация сайта для поисковых систем. «Я же программист и понимаю, что за этим будущее. Во многом именно благодаря оптимизации сайта мы и набрали сейчас заказов до конца года. И почти полностью отказались от рекламы в других источниках», — объясняет Голомидов.

Также среди затрат — проектирование дома и его строительство собственными бригадами (их в компании несколько, в зависимости от сезона). Таким образом, чистая прибыль колеблется на уровне двух–пяти процентов от выручки. Существенная доля этих средств до нынешнего года вкладывалась в развитие — прежде всего, открытие производства. Сейчас, по оценкам Евгения Голомидова, компания, созданная «с нуля» три года назад, стоит около 10 млн руб­лей — это стоимость оборудовании, базы клиентов и наработанных компетенций в строительстве и производстве домов.

Планы

Как бы ни был привлекателен новосибирский рынок, есть и куда более привлекательный московский — это совершенно другие объемы и гораздо более высокая стоимость домов. Туда и собирается Голомидов в ближайшие годы. Он уже посчитал, что даже с учетом доставки готовых домов (которые будут производиться все так же в Новосибирске), «100 кубов» может предложить московскому рынку цены на 10–15 процентов ниже рыночных. Если говорить о доме, скажем, за пять миллионов руб­лей, — экономия существенная. «По плану в следующем году 50 процентов заказов у нас будут поступать из других регионов, в том числе, из Москвы. Выручку планируем увеличить до 75 миллионов руб­лей, а рекламный бюджет — до двух миллионов, — говорит Голомидов. — И я думаю, что это более чем выполнимые планы».       

У партнеров

    Реклама