Право на рейтинг

Наука и технологии
Москва, 28.10.2013
«Эксперт Сибирь» №43 (395)
Томские вузы намерены оказаться в топе международных университетских рейтингов к 2020 году

Эта чудесно взорвавшаяся мысль — поддержать российские вузы, чтобы сделать отечественное образование конкурентоспособным — зацепила Сибирь, можно сказать, осколком. Государственные субсидии — 592 млн руб­лей — на реализацию мероприятий по повышению международной конкурентоспособности получили только три сибирских вуза — Новосибирский государственный университет (НГУ), Томский государственный (ТГУ) и Томский политехнический (ТПУ) университеты. При всей статусности и известном весе этих образовательных учреждений на российском рынке, в мировом образовательном пространстве они играют пока фактически ничтожную роль. Томские вузы намерены исправить положение дел и через семь лет войти в топ-100 мировых университетов. Задача непростая, требующая целого комплекса мер, однако же вполне выполнимая.

«По сути, со вступлением общества в экономику знаний возрастает роль университетов как производителей этого знания. Большинство стран вступило в гонку за создание центров науки, инноваций и образования. Россия — одна из тех стран, которая начала такую программу, — говорит первый проректор ТГУ Эдуард Галажинский. — Программа «5–100» — это попытка вывести пять российских университетов в топ-100 мировых вузов. Сейчас отобрано 15 вузов, имеющих наибольший потенциал. По предварительным оценкам, предполагалось два вуза на Сибирь, а оказалось два вуза в Томске. Для Томска это уникальный шанс резко рвануть в развитии. Мы имеем два университета, которые могут стать основой мощного образовательного кластера».

Камо грядеши

К борьбе томских вузов за место в международных рейтингах активно подключилась администрация Томской области. «Важно понять, что может администрация сделать для томских вузов, и сделать по максимуму, — отмечает заместитель губернатора по научно-образовательному комплексу и инновационной политике Алексей Князев. — Для области это важная веха и большая ответственность по исполнению планов ТГУ и ТПУ, которые вузы наметили в своих программных документах».

По мнению ректора ТПУ Петра Чубика, для успешной реализации стратегии ТПУ необходимо сохранять и развивать сотрудничество университетов между собой, с областной и городской властью в научно-образовательной сфере. «Мы планируем строительство технопарка и бассейна, а также еще одного общежития для иностранных студентов. В реализации всех этих проектов потребуется поддержка и помощь властей. Мы также думаем и над строительством доходного дома для сотрудников университетов, приезжающих из-за рубежа», — подчеркнул Петр Чубик.

Эдуард Галажинский предлагает разработать целевую программу по продвижению привлекательности Томской области как научно-образовательного центра, для того чтобы синхронизировать ресурсы и усилия университетов и региональной власти по брендированию и продвижению региона.

Интерес к теме не вызван искусственно. Для Томска университеты — большой ломоть хлеба, благодаря которому город в основном живет и развивается. Именно поэтому власть готова идти навстречу вузам в любых начинаниях. Более того, уже сегодня администрация Томской области изучает возможность использования в интересах НОК площадок бывшего училища связи, передаваемых Минобороны в ведение региона (а это, кстати, более восьми гектаров в центре города). Учитывая, что 25 октября ТПУ и ТГУ защищали в Министерстве образования и науки РФ свои «дорожные карты» по повышению международной конкурентоспособности, фактор немаловажный.

592 млн руб­лей на повышение на укрепление международной репутации — это, конечно, хорошо. Но как сами вузы готовы распорядиться этими деньгами? Куда они пойдут и какой эффект принесут в результате? Собственно, для поиска ответа на вопрос «куда идти?» томские вузы вычислили так называемые референтные группы из числа ведущих мировых университетов, чье развитие — как научное, так и историческое — коррелирует с томскими «храмами науки». Например, общими основаниями выбора референтной группы ведущих мировых университетов в качестве моделей развития для ТПУ были успешная академическая деятельность, выраженная техническая направленность, активное позиционирование в различных сегментах рейтингов и т.д. В итоге ТПУ выбрал технологический университет Наньянг (Сингапур), королевский технологический институт (Швеция), университет штата Аризона (США). Сингапурцы за последние несколько лет продемонстрировали уверенный рост в верхних строчках всех основных международных академических рейтингов, активно продвигаясь в зоне наиболее острой конкуренции. Шведский вуз является крупнейшим техническим университетом в Скандинавии, сосредоточившим свои усилия на проблемах ресурсоэффективности; Университет Аризоны — самый большой нестоличный исследовательский университет в США, который быстро достиг выдающихся успехов, несмотря на специфические климатические условия Аризоны. В общем, все вполне подходит для томского политеха, и главное — есть на кого равняться.

Референтная группа для ТГУ несколько отличается по вполне понятным причинам. В качестве референтных университетов в alma mater отобрали университет Лунда (Швеция), университет Утрехта (Нидерланды), Нацио­нальный университет Тайваня (Тайвань). Выбор этих университетов обусловлен их соответствием ТГУ по таким параметрам, как исследовательская направленность, фундаментальный характер подготовки, полный и сбалансированный набор основных направлений и дисциплин, характерных для классических университетов, органичное сочетание естественнонаучного, инженерного и социо-гуманитарного блоков, влияние университетов на культурно-образователь­ный облик региона.

Пока, к сожалению, томские (как и другие российские вузы) существенно отстают от своих референтов. Причины тому известны. «Важнейшие причины имеющихся разрывов — это недостаточно высокий уровень владения английским языком студентов и сотрудников, — говорит Петр Чубик, — низкий уровень интернационализации, концентрация «большой» науки в государственных академиях, ориентация существенной части успешных выпускников региональных школ на поступление в столичные вузы». Сюда же можно отнести и недостаточно современную инфраструктуру российских кампусов, «технологический застой» 1990 годов в России, сопровождавшийся слабой востребованностью инженерной профессии, а также различные барьеры, затрудняющие трудоустройство иностранных ученых в российских вузах.

Что касается кампусов, то томские университеты уже решили, что часть денег, выделенных на повышение конкурентоспособности, пойдет на реализацию программы «Томские набережные», согласно которой, в частности, в городе будет построен большой современный университетский городок.

Что-то будет

«По условиям программы 20% финансирования по проекту мы должны тратить на материальную базу, а 80% — на коллектив, — говорит ректор ТГУ Георгий Майер. — Имеются в виду не только стажировки, академическая мобильность, приглашение иностранных специалистов, но и повышение заработной платы через создание эффективных контрактных систем и стимулирующих выплат. У нас примерно на 30 процентов произойдет рост зарплаты. Я буду максимум полученных средств вкладывать в заработную плату».

Что касается ТПУ, то большую часть полученных от государства денег вуз потратит на развитие так называемой академической мобильности. Преподаватели и исследователи будут повышать свою квалификацию в ведущих центрах мира за счет командировок. Причем длиться они, по словам ректора, будут не менее трех месяцев. Также, по словам Петра Чубика, продолжительность обучения магистров в зарубежных вузах-партнерах будет увеличена до одного семестра.

«Дорожную карту» развития для ТГУ разработала компания «Pricewaterhouse Coopers (PwC) Россия». Уже запланированы результаты по годам, а их стоимость определяется задачей ускоренной реализации и наращивания потенциала ТГУ. Запрашиваемый университетом объем субсидии на 2013–2020 годы составляет 14,5 млрд руб­лей, из которых 4,9 млрд будет направлено на проектные и строительные работы. Общий объем финансирования Программы повышения конкурентоспособности с учетом всех источников составит 25,7 млрд руб­лей. «Попадание в рейтинги не является для университета самоцелью, оно последует за реализацией комплексной программы развития вуза, — уточняет Эдуард Галажинский. — Суть составления «дорожной карты» — в детализации и корректировках разработанной для участия в конкурсе «5–100» программы ТГУ».

Общий объем привлеченных средств в ТПУ выглядит весьма оптимистично — до 2020 года вуз намерен привлечь в свое развитие 47 млрд руб­лей. В 2020 году каждый десятый, работающий в ТПУ, должен быть иностранным преподавателем или исследователем. Для этого нужно создать двуязычную среду. Петр Чубик уверенно заявляет, что через семь–восемь лет рабочими языками в ТПУ будут русский и английский. Миновать станцию «Дву­язычная среда» не удастся никому. Те, кто собирается ехать по научной «ветке», должны помнить, что вуз намерен добиваться включения журналов ТПУ в базу данных в Web of Science и Scopus. К 2020 году в ТПУ должна увеличиться численность обучающихся в магистратуре, аспирантуре и докторантуре до 55% (сегодня — 22%). Сегодня в ТПУ работает 13 магистерских программ уровня «двойной диплом» с зарубежными вузами-партнерами, а через семь лет здесь планирует довести эту цифру до 30. И еще — в вузе должно быть 25% иностранных студентов (сегодня 17%). Для студентов в университете введут модульный принцип обучения: учащиеся одновременно будут изучать по две–три взаимосвязанные дисциплины.

«До 2020 года этим вузам министерство будет оказывать особую финансовую поддержку, потому что перед ними будет поставлена непростая задача — попасть в сотню ведущих мировых университетов. В этой сотне могут и должны быть томичи, — говорит губернатор Томской области Сергей Жвачкин. — Благодаря «второму дыханию» томского научно-образователь­ного комплекса у нас может зародиться новая мощная отрасль экономики, подобно Кембриджу, Оксфорду и иным мировым образовательным центрам, приносящим не только знания, но и доходы».

У партнеров

    Реклама