При упоминании о схемах мошенничества на стройке чаще всего собеседник снисходительно улыбается. В самом деле, если ремонт квартиры не укладывается в изначальную смету, что уж говорить о сложных объектах капитального строительства. Чем больше объект, тем внушительнее смета: растет число вовлеченных сторон, длиннее сроки, слабее система контроля проекта и, как следствие, — масштабы мошенничества впечатляют

По традиции больше всего вопросов к законодательной базе, которая регулирует строительную отрасль: к устаревшим нормативам при составлении сметных расчетов, к непрозрачности рынка субподрядчиков. Однако помимо этих внешних факторов большую роль играет структура модели реализации проекта. В зависимости от распределения ролей и обязанностей внутри проектной команды «серые» схемы могут активно появляться или, напротив, пресекаться.

Рассмотрим классическую структуру организации строительства, доставшуюся в наследство от системы плановой экономики (см. рис. 1).

Допустим, инвестор хочет построить новую фабрику для расширения своего производства. Он прекрасно разбирается в бизнесе, но не является профессионалом в строительстве. Последнюю фабрику строили давно, службы заказчика внутри компании нет, да и непонятно, зачем ее создавать, ведь строительство новых фабрик каждый день не происходит. В этой ситуации очевидный выход — обратиться к профессионалам, компании, которая выполнит работы «под ключ»: и технического заказчика, и проектировщика, и генерального подрядчика, и поставщика основных материалов. При таком раскладе у руководства фабрики возникает иллюзия полного контроля над процессом. Во-первых, одна ответственная за результат сторона, с которой и весь спрос: и по качеству, и по бюджету, и по срокам. Во-вторых, идеальная координация между генеральным подрядчиком и генеральным проектировщиком и поставщиком — одна компания как-никак.

Какие могут быть риски?

Проект, отражающий не лучшие технические решения, а удобные проектировщику

Отсутствие контроля на этапе проектирования ведет к искажению качества и стоимости всего проекта. Во-первых, существует большой соблазн не разрабатывать наиболее эффективные инженерные решения под конкретное местоположение и задачи, а взять уже существующий, ранее разработанный проект и «посадить» его на земельный участок. Это ведет к тому, что некоторые проектные решения оказываются устаревшими, некоторые — дорогими в исполнении на данном земельном участке, а некоторые — придуманными исключительно для обеспечения заказами конкретного поставщика.

Преднамеренно завышенная строительная смета

Раздуть смету без нарушений даже для качественно выполненного инженерного проекта довольно легко. В основу принимаются сметные нормативы восьмидесятых годов, которые соответствуют технологиям строительства шестидесятых. Учитывается устаревшая строительная техника, и производительность работ по сравнению с современными решениями может быть меньше на 30% и ниже.

Аффилированные поставщики

Отсутствие контроля заинтересованного лица (инвестора) за выбором поставщиков приводит к тому, что договоры заключаются с компаниями, «удобными» техническому заказчику или генеральному подрядчику. Естественно, что в этом случае материалы могут быть не самыми качественными и не по самой привлекательной цене.

«Несуществующие» субподрядчики / субподрядчики, действующие с нарушением технологии

Схема такого мошенничества выглядит довольно просто: привлекается субподрядная организация, которая в действительности не существует или ведет работы с нарушением технологии, уменьшением количества и объема работ. Выявить подобное мошенничество из рабочей документации возможно путем сопоставления выполненных работ с видами работ, подлежащими выполнению в соответствии с графиком и подтвержденными сметной документацией, утвержденной техническим заказчиком (при условии, что он независим и не участвует в схеме). Кроме того, могут быть сравнены объемы расходов на выполнение работ с текущей стоимостью аналогичных работ на рынке или выполненных в прошлом.

Отсутствие качественного авторского надзора и независимого технического надзора Как правило, это приводит к снижению качества работ, заявленных в договоре и реально оказанных подрядными организациями, причем даже соблюдение СНИПов и проведение обязательного технического надзора, как показывает практика, не спасает.

Как выявить мошенничество при строительстве?

Кажется, ответ очевиден — чтобы избежать вышеозначенных рисков, инвестору самому нужно контролировать процесс на всех этапах. Однако создавать собственную службу заказчика внутри непрофильной организации не всегда оправданно и выгодно. Более того, в управлении строительным проектом важен практический опыт, а у вновь созданной службы много времени уйдет только на отладку внутренних процедур взаимодействия и контролей.

Для инвестора самостоятельно организовывать стройку слишком сложно и дорого, а риски при работе только с одной компанией «под ключ» с лихвой перекрывают удобство работы с единым контрагентом. Одним из решений является разделить функции и добавить элементы внешнего контроля (см. рис. 2).

Иными словами, привлечь стороннюю независимую организацию, которая будет осуществлять контроль над деятельностью генерального подрядчика, генерального проектировщика и проводить независимый технический надзор — независимого генерального консультанта. Он проводит открытые тендеры на выбор генерального проектировщика и генерального подрядчика, причем последнее слово при их выборе — за заказчиком. Это обеспечивает прозрачность процедуры выбора и исключает аффилированность между подрядчиком/ проектировщиком / консультантом.

Конечно, за эту работу независимому генеральному консультанту нужно платить, а это увеличивает стоимость проекта. В то же время, чаще всего, сумма вознаграждения — фиксированная, которая изначально оговаривается с инвестором. Как правило, она составляет всего 0,05–0,3% от общей стоимости проекта. При этом генеральный консультант берет на себя большую часть нагрузки по координации и контролю. Роль инвестора сводится к тому, чтобы сравнивать поступающие отчеты от консультанта и подрядчика / проектировщика. Расхождения в комментариях, оценках и графиках сразу позволяют выявить спорную ситуацию.

Является ли предложенная схема панацеей от всех бед? Безусловно, нет. Остаются вопросы, связанные с выбором субподрядчиков и поставщиков, управлением при непредвиденных ситуациях, когда требуется дополнительный контроль со стороны генерального консультанта и прочие моменты. Возможных схем организации строительства насчитывается более десятка, плюс каждая может быть модифицирована под цели каждого конкретного проекта. Основная задача инвестора — определить желаемый для себя уровень контроля и «погружения» в проект, именно от этого будет зависеть оптимальная для него организационная структура. И еще, главное — это хотеть избежать мошенничества.     

Мошеннические схемы на практике

К примеру, подрядная организация ведет работы по заливке несущих колонн здания бетоном. Генеральный подрядчик осуществляет проверку качества в соответствии с нормативами, простукивая колонны снизу и делая соответствующие отметки — качество работ соблюдено. В результате проверки качества работ независимым техническим консультантом, который простукивал колонны не только снизу (как того требуют СНИПы), а еще в середине и вверху, оказывается, что плотность бетона на различных участках колонн различна. После проведения более тщательной проверки был выявлен факт нарушения технологии строительства несущих конструкций, так как в работе был использован бетон другого класса, с меньшим уровнем прочности. Таким образом, подрядная организация неправомерно завладела средствами инвестора, приобретя бетон другого класса по более низкой цене, что не было отражено в сметной документации, и выполнила меньший объем работ по уплотнению бетона в несущих конструкциях, что также несло в себе коммерческий убыток для инвестора (вплоть до разрушения здания).

Или, например, девелоперы часто жалуются, что каждая десятая машина с гранитом — сплошной бой, списанный как некондиционный. Даже этого краткого описания ситуации достаточно, чтобы понять — налицо классическая схема сговора генерального подрядчика и поставщика. Происходит это обычно следующим образом: на проходную подъезжает 10 грузовиков, все отмечаются в путевом листе. Девять проезжают на стройку, а один разворачивается и уезжает обратно. Стоимость грузовика гранита делят пополам поставщик и начальник стройки, который списывает гранит как треснутый и пришедший в негодность. Пропажу по документам отследить невозможно. История проясняется, только когда на строительную площадку приезжают опытные специалисты.         

Контроль осуществляется инвестором
Контроль осуществляется инвестором и независимым консультантом

У партнеров

    Реклама