«Мы хотим, чтобы все работало как часы»

Спецвыпуск
Москва, 18.11.2013
«Эксперт Сибирь» №46 (398)
То, что Сибирскому федеральному округу необходимо наращивать объемы строительства, не вызывает сомнения. Но готовы ли к этому производители стройматериалов? О региональном рынке цемента, его проблемах и перспективах журналу «Эксперт-Сибирь» рассказал президент холдинговой компании «Сибирский цемент» Георг Клегер

Фото: Виталий Волобуев

Занимая в среднем всего два процента в себестоимости нового жилья, цемент является одним из главных строительных материалов. Это утверждение справедливо в любом случае, и не важно, возводится ли здание в стиле хай-тек или является типовой панельной девятиэтажкой. Сегодня за право поставлять цемент сибирским строителям бьются крупнейшие местные предприятия, заводы Урала и Центральной России, Казахстана и Китая. После кризиса 2008–2010 годов емкость сибирского цементного рынка продолжает увеличиваться, скорее всего, эта динамика сохранится и в будущем. Компанией, делающей погоду на данном рынке, является холдинг «Сибирский цемент», предприятия которого способны выпускать до 5,5 миллиона тонн цемента в год. Президент ОАО «ХК Сибцем» — Георг Клегер — иностранец на службе российского бизнеса. Родившийся в Вильнюсе (Литва), окончивший технические вузы в Познани (Польша) и в Бохуме (Германия), имеющий большой опыт работы в Европе, господин Клегер настойчиво внедряет в «Сибирском цементе» европейские подходы к бизнесу. И, похоже, они дают компании ощутимый экономический эффект.

— Как оцениваете сегодняшнее состояние цементной отрасли в Сибири?

— Мы вполне довольны темпами развития отрасли. Предполагаем, что в 2013 году объем потребления цемента в Сибири достигнет докризисного уровня. Если в 2008-м этот показатель был равен 6,8 миллиона тонн, а в 2009-м упал до 4,4 миллиона, то по итогам текущего года он должен составить 6,9 миллиона тонн. При этом в Сибири емкость цементного рынка увеличивается медленнее, чем в европейской части страны, где аналитики прогнозируют семь–восемь процентов роста. В целом по России объем потребления цемента в 2013 году достигнет 69,5 миллиона тонн.

Но, конечно, России есть к чему стремиться. Объем потребления в 70 миллионов тонн соответствует такой стране, как Вьетнам, а в Китае, например, эта цифра превышает два миллиарда тонн. Арифметика простая. Если экономика государства развивается динамично, то среднедушевое потребление цемента составляет от пятисот до тысячи килограммов в год. Сегодня российские цифры до этой планки не дотягивают, а сибирские показатели — еще ниже. Вместе с тем, у нашего региона очень большой потенциал. Помимо развития жилищной и коммерческой недвижимости на территории сибирского округа анонсированы и уже реализуются многомиллиардные проекты федерального значения — строятся дороги, мосты, заводы и даже ГЭС. Все это требует цемента, и мы его поставляем.

— Насколько широка география этих поставок?

— Транспортировка цемента на большие расстояния невыгодна с экономической точки зрения. Поэтому для «Сибцема», предприятия которого расположены в Кемеровской и Новосибирской областях, Красноярском крае и Республике Бурятия, стратегически важным регионом остается Сибирский федеральный округ. Конечно, мы работаем и с потребителями из других регионов. Так, у нас есть заказчики в Поволжье, на Урале, в Казахстане. Но большая часть нашей продукции поставляется на сибирские стройки. Таким образом, мы заинтересованы в развитии крупного строительства именно в Сибири, оно дает холдингу конкурентное преимущество перед уральскими цементными заводами и предприятиями из центральной части страны. Это диктуется законами логистики. Кстати, следуя им, мы стремимся создать самые комфортные условия для тех, кто приобретает цемент самовывозом. В этом случае наши затраты минимальны, поэтому сегодня на заводах есть все необходимое для того, чтобы клиент мог максимально быстро отгрузить и вывезти нужное количество стройматериала. Это сделано еще и потому, что с железнодорожной доставкой цемента нередко возникают проблемы.

— Дефицит железнодорожных вагонов?

— Нет. В структуре холдинга ведет работу компания «КузбассТрансЦемент», которая располагает собственным подвижным составом — полувагонами, крытыми вагонами и хоппер-цементовозами. Проблема в другом: отправляя продукцию железнодорожным транспортом, мы не знаем точно, в какое время клиент ее получит. Например, Топкинский завод расположен в 30 километрах от Кемерово. Но бывали случаи, когда этот путь вагон с цементом преодолевал за 11 дней… Конечно, на небольшие расстояния можно возить и автотранспортом. Мы такую услугу потребителям предлагаем, и она пользуется популярностью: строители готовы платить за комфорт и скорость. Поэтому одновременно с покупкой новых вагонов мы будем увеличивать парк автоцементовозов.

— Какова рентабельность вашего бизнеса? Выгодно ли сегодня производить цемент?

— Если объемы потребления цемента достигли и даже превзошли докризисные показатели, то цены все еще отстают от уровня 2007 года примерно на 25–30 процентов. Одновременно растут тарифы естественных монополий — газ, уголь и электроэнергия становятся все дороже. Конечно, мы по-прежнему работаем с прибылью. Но больше, чем до кризиса, зависим от банков, предложения которых по проектному финансированию весьма ограничены. Банки охотно дают деньги, скажем, на три года, но не готовы выделять кредиты на десять и более лет. К тому же, дешевыми эти кредитные ресурсы не назовешь. Отсюда следует логичный и обоснованный вывод: производство цемента остается рентабельным, но только крупные холдинги могут аккумулировать достаточно средств для того, чтобы вести столь необходимую модернизацию предприятий и повышать эффективность производства.

— Насколько оправдано при существующем и прогнозируемом спросе на цемент строительство в Сибири новых мощностей?

— На территории СФО работают девять цементных заводов общей мощностью 12 млн тонн в год. Сопоставляя этот показатель с реальными объемами выпускаемой продукции, заключаем: сегодня имеется значительный профицит производственных мощностей. Из-за этого крупные заводы региона вынуждены отгружать часть продукции за пределы региона. Только так предприятиям удается обеспечить относительно равномерную загрузку мощностей. Думаю, в этих условиях проекты по возведению новых цементных заводов в СФО вряд ли будут успешными.

Другой вопрос — переоснащение старых заводов, построенных еще в советские годы. Такие предприятия действительно нуждаются в модернизации, и в данном случае затраты оправданы. Например, в настоящее время мы реализуем проект реконструкции Красноярского цементного завода, что позволит увеличить мощность актива до двух миллионов тонн цемента в год, а также снизить риск возникновения дефицита цемента в летние месяцы.

— Но вы сказали, что мощность предприятий заметно превышает объемы выпускаемой продукции. Почему же возникает дефицит?

— К сожалению, строительный рынок Сибири имеет острую сезонность. Спрос на цемент летом в четыре раза выше, чем зимой. И как бы мы ни старались, в полной мере удовлетворить спрос в пиковые месяцы достаточно сложно. Для нас это огромная проблема, в том числе и социальная. Мы вынуждены держать большой штат рабочих и специалистов, которые нам нужны именно летом. Нам бы хотелось, чтобы загрузка предприятий оставалась равномерной в течение всего года, без пиков роста и падения. Пока же каждое лето мы бьем рекорды и совершаем производственные подвиги, а зимой в большей степени сосредотачиваемся на ремонтных работах.

— Как меняется конкурентная среда в цементной отрасли?

— Конкуренция ужесточается. Например, в 2011-м Ачинский цементный завод увеличил свою долю рынка почти в два раза. В прошлом году начали активную экспансию в СФО внешние поставщики — «Евроцемент», «Сухоложскцемент», казахские цементные заводы и ряд других предприятий. Мы ожидаем дальнейшего роста отгрузок внешних поставщиков на рынок СФО. Одной из причин этого является завершение строительства крупных спортивных объектов и инфраструктуры в Сочи. Понятно, что избыточные производственные мощности уральских предприятий нужно как-то использовать. Если они не найдут новых рынков сбыта в европейской части страны, то увеличат давление на сибирский рынок. Правда, опыт показывает, что крупные покупатели заинтересованы в сотрудничестве с локальными производителями. На месте проще решать возникающие проблемы и получать при необходимости техническую поддержку. Совершенно другие риски и возможности, чем, например, при работе с Китаем.

— А Китай оказывает влияние на цементный рынок Сибири?

— Незначительное. Все дело в логистике. Слишком уж сложна организация доставки стройматериалов из Китая. Куда заметнее роль Казахстана: там цементные мощности растут динамично, а расстояние не столь велико. Думаю, если в 2014 году потребление цемента в Сибири вырастет на пять–шесть процентов, этот сегмент рынка займут конкуренты, имеющие мощности за пределами СФО. А наша задача — удержать свои позиции.

— Как вы оцениваете перспективы компании «Искитимцемент»?

— Мы внимательно следим за этим предприятием, тем более что холдингу «Сибирский цемент» принадлежит десять процентов ОАО «Искитимцемент». Этот завод существует давно, поэтому всем хорошо понятен рынок сбыта предприятия, отгружающего продукцию в основном в Новосибирскую область. Для нас «Искитимцемент» предсказуем, следовательно, не опасен. Причем мы отдаем должное менеджменту этой компании и специалистам по организации конкурентоспособного производства.

Цех «Обжиг» ООО «Топкинский цемент», работа футеровочной бригады в цепной зоне вращающейся печи 060_expert-sibir_46.jpg
Цех «Обжиг» ООО «Топкинский цемент», работа футеровочной бригады в цепной зоне вращающейся печи

— В составе холдинга «Сибирский цемент» есть не только цемзаводы, но и ООО «Сибирский бетон». Расскажите, пожалуйста, об этом предприятии.

— Для нас выпуск бетона — растущий бизнес. В настоящее время ООО «Сибирский бетон» — это восемь собственных и два арендованных завода по производству товарного бетона и растворов, расположенных в Красноярском крае, Новосибирской и Кемеровской областях. Если в технологии производства цементных заводов за последние 50 лет практически ничего не изменилось, то на бетонном рынке произошла настоящая революция. 30 лет назад производителям ЖБИ требовалась огромная территория, большие административные здания и штаты под полтысячи человек. А сегодня это небольшие корпуса, в которых трудятся несколько десятков сотрудников. Скоро для нормального функционирования таких предприятий будет достаточно четырех–шести специалистов, как это уже происходит в Европе. В бетонном производстве сегодня очень высока доля автоматики. Предприятия ЖБИ, которые не перестроятся, окажутся вне рынка. Они просто умрут.

Мы сегодня производим около 400 тыс. кубических метров бетона в год. В пересчете на цемент это 160 тыс. тонн. Современные технологии позволяют организовывать мобильные бетонные производства. Например, мы выиграли тендер на поставку бетона для строительства автодороги в Новосибирске: рядом с объектом возвели небольшой бетонный заводик, который полностью закрывал потребности строителей в этом материале. Дорогу построили — завод перенесли на новое место. Очень удобно. При этом задаются параметры качества, которое легко контролировать.

— Как, на ваш взгляд, будет развиваться рынок цемента в Сибири в 2014 году?

— Я — оптимист. Не вижу предпосылок для стагнации в нашей отрасли. Достаточно выглянуть в окно, чтобы понять, насколько велики потребности региона в строительстве. Не только Кемерово, но и гораздо более «продвинутых» в этом отношении Новосибирска и Красноярска. Сегодня около 70 процентов выпускаемого цемента в СФО «потребляет» сектор жилищного строительства. Понятно, что этот показатель мог бы быть выше, если бы не низкая платежеспособность населения. К сожалению, местные банки не способны предоставить россиянам ипотечные кредиты со ставкой четыре процента в год.

Большие объемы стройматериала нужны и для возведения промышленных предприятий и объектов транспортной инфраструктуры. Мы рассчитываем, что на территории Сибири продолжится реализация масштабных строительных проектов. Они жизненно необходимы. Например, я часто езжу на машине из Кемерово в Красноярск и трачу на дорогу очень много времени. Авиасообщения между этими городами нет. Ехать через новосибирский аэропорт нерационально. Для меня очевидно, что между такими крупными городами, как Новосибирск и Красноярск, должна быть проложена скоростная железнодорожная магистраль. Чтобы люди не 12, а четыре часа тратили на дорогу. Пусть это вопрос будущего, но оно настанет. И таких слабых мест в инфраструктуре региона сотни, если не тысячи.

— Какие задачи стоят перед «Сибирским цементом»?

— Сегодня холдинг решает комплекс вопросов, связанных с оптимизацией всех производственных процессов, что должно привести к снижению себестоимости нашей продукции. Мы пытаемся заглянуть в будущее, понять, каким будет цементный рынок через пять лет, и, исходя из этого, повысить уровень конкурентоспособности. Можно сказать, компания вышла на путь устойчивого развития. Эта стратегия предполагает, что каждый актив холдинга будет совершенствовать свою работу, а потери станут определяться на уровне конкретного цеха и даже сотрудника.

Если раньше руководители цехов не знали экономику своего подразделения и его место в структуре всего предприятия, то сейчас у них на руках весь расклад. А значит, специалисты могут и должны выдвигать предложения о том, как снизить себестоимость производимого продукта, а затем эти предложения реализовывать. Такой подход мы применяем недавно, но экономия уже составляет десятки миллионов руб­лей. Мы хотим, чтобы все работало как часы — без провалов и сбоев, чтобы не требовалось действовать в авральном режиме. Основным в нашей концепции является понятие эффективности, к которой должен стремиться каждый специалист. И мотивация персонала здесь очевидна: больше работаешь, тратя меньше ресурсов, — больше зарабатываешь. Только в этом случае появится желание работать лучше.     

У партнеров

    Реклама