Раскраска для «белого пятна»

Экономика и финансы
Москва, 18.11.2013
«Эксперт Сибирь» №46 (398)
Красноярск выбран столицей проведения зимней Универсиады-2019. Эта победа очень важна, потому что подготовка к крупным спортивным мероприятиям осталась единственным механизмом в России, при котором федеральные деньги реально работают на развитие местной инфраструктуры

«В ночь с субботы на воскресенье Красноярск не спал. Потому что его жители узнали о решении Международной федерации студенческого спорта (FISU) отдать городу право на проведение зимней Универсиады в 2019 году». Кажется, именно так нужно писать о подобных событиях. В действительности, конечно, решение FISU пока не привело к подобному всплеску народных эмоций. Оставаясь, тем не менее, важной социально-экономи­ческой новостью всесибирского масштаба. И дело тут не столько в спорте, сколько в стиле подготовки к подобным мероприятиям, практикующимся в последнее время в России. Не нужно быть экспертом, чтобы понять: события вроде Универсиады обязательно привлекают на территорию многомиллиардные федеральные инвестиции в инфраструктуру, способствуют росту рынка недвижимости, наконец — заставляют говорить о месте проведения события по всему миру.

Поэтому Универсиада-2019 — это событие, которое пришлось очень кстати и для самого Красноярского края (испытывающего жесткий бюджетный дефицит и, как следствие, замораживающего инвестиции в инфраструктуру), так и для всей Сибири. Есть шанс, что за эти пять лет Сибирь из «белого пятна» на мировой карте превратится в более или менее понятный регион для современных инвесторов (включая туристов), а Красноярск с большой долей вероятности все таки победит в борьбе за неформальный, но очень дорогой местным жителям статус «столицы Сибири».

Почти шпионская история

Универсиада — это Олимпиада для студентов. Движение началось в начале XX века во Франции и постепенно охватило крупнейшие страны мира. Любопытно, что огонь Универсиады зажигают в парижской Сорбонне — там, где состоялись первые студенческие игры. Для таких крепких провинциальных городов, как Красноярск, Универсиада — это хороший компромисс между значимым международным событием и гонкой, которую вполне реально выиграть.

Вопрос о том, кто и как впервые предложил идею провести Универсиаду 2019 года в Красноярске, скорее всего, так и останется до конца не решенным. До 2010 года Красноярскому краю в этом смысле было комфортно — экс-губернатор региона Александр Хлопонин буквально фонтанировал глобальными идеями, и можно только удивляться, почему он оставил идею Универсиады своему преемнику Льву Кузнецову. У события, как водится, есть и конспирологическая версия. Ее еще в 2011 году в одном из интервью рассказал президент Казахской академии спорта и туризма Кайрат Закирьянов (Казахстан проведет свою зимнюю Универсиаду в Алматы в 2017 году). По его словам, противником Алматы должен был стать Сочи с его готовой инфраструктурой, а Казахстану в этой раскладке достался бы только 2019 год. «Я категорически с этим не согласился. В итоге я убедил бывшего президента FISU Джорджа Киллиана и главу студенческого спорта России Олега Матыцина принять наше предложение. Они вышли на премьер-министра России Владимира Путина и приняли решение, чтобы Россия сняла свою кандидатуру, но на 2019 год они забивают Красноярск», — говорил Закирьянов.

Официальная версия расходится с этой, в общем, незначительно. Действительно, в 2010 году премьер-министр России Владимир Путин дал поручение спортивным чиновникам провести в Сочи в 2017 году Универсиаду. Однако быстро выяснилось, что в самом Сочи после Олимпиады останутся только Центральный стадион и Большая спортивная арена, а остальные объекты разъедутся по всему югу России. В результате претензии на Универсиаду высказали Екатеринбург и Красноярск. В городе на Енисее власти очень быстро сориентировались: уже через неделю после того, как стало известно об отказе Сочи участвовать в «универсиадной» гонке, Красноярск «пошел в бой». Бывший тогда министром спорта, туризма и молодежной политики Красноярского края Сергей Гуров заявил, что регио­нальный центр уже сейчас готов выделить под строительство главной арены Универсиады большой земельный участок. А 1 октября тогда еще глава МЧС России Сергей Шойгу «как сибиряк» обратился к тогдашнему президенту Дмитрию Медведеву с просьбой поддержать Универсиаду-2019 в Красноярске. Кстати, то был один из немногих случаев, когда Медведев что-то публично поручил премьер-министру Путину — поручение разработать «конкретные мероприятия» для красноярской Универсиады.

Следующие два года прошли столь активно, что проиграть в этом конкурсе было, по меньшей мере, унизительно. С ноября 2011 года по ноябрь этого года в Красноярске было проведено несколько десятков крупных городских мероприятий в поддержку Универсиады-2019. 1 сентября 2012 года была подана официальная заявка в FISU — Красноярск стал первым из городов, подавшим все документы для проведения игр. В декабре губернатор Лев Кузнецов рассказывал об Универсиаде генсеку ООН Пан Ги Муну, а к весне этого года был готов логотип универсиады и открыт штаб по ее проведению.

Сам себе кандидат

Гонка закончилась неделю назад, когда в Брюсселе глава FISU Клод-Луи Гальен объявил: «9 ноября комиссия Международной федерации студенческого спорта решила, что XXIX зимние Всемирные студенческие игры пройдут в Красноярске». Таким образом, Россия впервые получила право провести зимнюю Универсиаду — до этого страна принимала студенческие игры только летом, в 1973 году в Москве и в 2013 — в Казани.

Строго говоря, никаких выборов не было — к 9 ноября остался лишь один претендент на зимние игры-2019, и это был Красноярск. Швейцарский кантон Вале ранее сам снял свою кандидатуру, а южнокорейский Пхенчхан отказался от участия в гонке еще раньше, получив право на проведение XXIII зимних Олимпийских игр 2018 года. Поэтому злые языки называли случившееся 9 ноября в Брюсселе чем угодно, но не победой. Формально это не так: при отсутствии достойной заявки FISU могло отказать Красноярску и просто отменить зимнюю Универсиаду-2019. Понятно, что для этого городу нужно было «постараться» — ведь отмена игр означала бы существенный урон для самой Федерации студенческого спорта.

Но есть и другая сторона вопроса. Дело в том, что сейчас Универсиады проводятся один раз в два года, причем в один год и летняя, и зимняя. Раньше было не так, календарь студенческих игр был похож на олимпийский: один раз в четыре года с чередованием летних и зимних каждые два года. То есть FISU для нового графика быстро понадобилось в два раза больше претендентов — и, понятно, никто ее ими не обеспечил. Поэтому безальтернативными были выборы одной из столиц и 2015 года (единственный кандидат — испанская Гранада), и 2017 года (зимняя Универсиада в Алматы). «Клод-Луи Гальен сказал, что сложнее всего соревноваться самим с собой», — философски прокомментировал ситуацию глава Красноярска Эдхам Акбулатов. Кстати, это был первый случай в истории студенческих игр, когда город-кандидат поддержали все члены исполкома FISU.

Официальные комментарии

После того как стало известно о победе Красноярска, событие, естественно, активно прокомментировали официальные лица. Краткую подборку основных мыслей мы предлагаем ниже, чтобы затем не отвлекаться на парадные фразы. Министр спорта РФ Виталий Мутко заявил, что «после жаркого казанского лета Россия хочет познакомить участников Универсиады с сибирской зимой». «Это один из самых счастливых дней в моей жизни, — не скрывал эмоций Лев Кузнецов. — Это наша ответственность. Моя ответственность. Поэтому сегодня мы говорим всему миру — Welcome to Siberia». Председатель Заксобрания региона Александр Усс объяснил в аэропорту Красноярска по прибытии, что «каких-либо сомнений, нужна или нет Универсиада, быть в принципе не может».

Самым откровенным из официальных лиц, пожалуй, был ректор СФУ Евгений Ваганов, который напомнил, что «за последние полвека это первый в крае проект действительно федерального значения, позволяющий выйти на международную арену», «за пять часов триумфа нам предстоит пять с половиной лет упорнейшего труда». А премьер Дмитрий Медведев обстоятельно вопрос не комментировал — он еще в сентябре подписал правительственную декларацию, гарантирующую Красноярску федеральное финансирование в случае победы.

Можно предположить, что эта подпись Медведеву далась достаточно легко. Поскольку прелесть Красноярска в том, что почти все спортивные объекты к Универсиаде в городе готовы. По словам Льва Кузнецова, центральный городской стадион уже может принимать 25 тысяч гостей — значит, и церемонию открытия Универсиады. Также соревнования будут проходить в «Арене Север», стадионах «Сокол», «Рассвет» и «Первомайский», в горнолыжном комплексе «Бобровый лог» и строящемся около СФУ комплексе «Академия зимних видов спорта». В том же «Бобровом логу» 14 трасс уже сертифицировано FISU, а «Академия» строится специально под крупные соревнования.

Здесь невольно напрашивается сравнение с Казанью-2013, где к Универсиаде было построено 36 спортивных объектов, в том числе стадион Kazan-Arena, строящийся в соответствии с требованиями FIFA, предъявляемым к стадионам категории «пять звезд», а также кампус Приволжского (Казанского) федерального университета. Но это — специфика летней универсиады, которая в два–три раза масштабнее зимней по количеству видов спорта, спортивных мероприятий и, следовательно, инвестициям в инфраструктуру. Поэтому красноярская Универсиада обойдется бюджету в разы дешевле, чем казанская.

Раскошелятся все

Но понятно, что бюджетные инвестиции не измеряются лишь суммой затрат на спортивные объекты. Любой город под такое мероприятие «навешивает» на свою заявку столько объектов, сколько считает приличным. Естественно, чтобы привлечь федеральное финансирование в местную инфраструктуру. Инфраструктурные инвестиции — это крупнейшая статья затрат подобных мероприятий. Например, в Казани-2013 «операционный бюджет» (то есть, затраты на персонал оргкомитета и т.п.) составил 10,3 млрд руб­лей, а общий — на все — около 228 млрд. И самый яркий пример — саммит АТЭС во Владивостоке, когда на заштатное, по сути мероприятие, было потрачено 699 млрд руб­лей — здесь вам и газопровод, и два моста, и кампус университета на острове Русский.

Предварительная стоимость красноярской Универсиады уже примерно известна. Еще в октябре министр Мутко сообщил депутатам Госдумы, что на игры 2019 года планируется потратить порядка 40 млрд руб­лей — в основном, на инфраструктуру. За месяц сумма несколько увеличилась — на минувшей неделе Эдхам Акбулатов заявил, что бюджет Универсиады-2019 составит 50 млрд руб­лей. Ясно, что это не предел. Напомним, что в 2008 году затраты на Универсиаду в Казани оценивались в 56,9 млрд руб­лей, и за пять лет реальный бюджет вырос в четыре раза. Скорее всего, весомый вклад сделают и так называемые «частные инвесторы» — РЖД, ВЭБ и другие (в Казани они потратили около 30 млрд руб­лей). Кроме того, в Красноярском крае есть и свой крупный бизнес — «РУСАЛ», «Роснефть», «Норильский никель», которые вряд ли откажутся стать спонсорами Универсиады.

Конечного списка планируемых к строительству проектов пока нет. Это и понятно — сейчас все заинтересованные стороны начнут «перетягивание одеяла на себя», стремясь заявить как можно больше инвестпроектов. Например, в интервью «Эксперту-Сибирь» проректор СФУ Владимир Колмаков заявил о желании университета построить к универсиаде три общежития и поликлинику в кампусе (см. «Универсиада — шанс на смену имиджа Сибири» на стр. 31). Очевидно, в список строек добавятся дороги, развязки, какая-то коммунальная инфраструктура. Безусловной победой лобби Красноярска в Москве будет, конечно, финансирование строительства метро — но неизвестно, мечтают ли об этом «отцы города».

По аналогии с другими подобными проектами полный список планируемых строек будет оглашен через несколько месяцев — возможно, в рамках Олимпиады в Сочи или очередного Красноярского экономического форума.

Александр Усс (в центре) готовит Красноярск к статусу столицы Сибири 030_expert-sibir_46.jpg
Александр Усс (в центре) готовит Красноярск к статусу столицы Сибири

Возможен и кризис

Важно помнить и другое — растущий список проектов потребует и местного софинансирования. Оно в подобных проектах составляет около 30% — эти деньги должны будут найти регио­нальный и местный бюджеты. В свое время затраты на Универсиаду, напомним, подкосили богатый Татарстан. К 2013 году госдолг республики составил 85,9 млрд руб­лей, а из-за высокого уровня закредитованности поползли вниз рейтинги региона. Что говорить в этом случае о Красноярском крае, где в 2013 году безо всякой Универсиады дефицит бюджета составит 44,8 млрд руб­лей. А какого потолка дефицит и госдолг достигнет в 2014–2016 годы (плановая «трехлетка), не берется предсказать никто, но очевидно, что ситуация критическая — промышленники начинают платить налоги напрямую федеральному центру, социальные обязательства растут. Дефицит бюджета на 2014 год уже запланирован на уровне 22 млрд руб­лей, не считая накопленных обязательств.

Поэтому в самом Красноярске энтузиазмом по поводу грядущей Универсиады преисполнены не все. Так, депутат Заксобрания Анатолий Быков в открытом письме Владимиру Путину в середине октября заявил, что Универсиада приведет регион к банкротству. К мнению Быкова стоит прислушиваться хотя бы потому, что его «карманное» региональное отделение «Патриотов России» контролирует Городской совет Красноярска. Очки на критике Универсиады, похоже, собирается зарабатывать и региональная ячейка КПРФ. «Если вы собрались из федерального Центра вытащить деньги и в пять раз тут увеличить себе доходы за счет танцующих туземцев со стеклянными бусами, то я не совсем понимаю, что мы делаем», — заявил депутат Заксобрания от фракции КПРФ Александр Дьяков.

Впрочем, теперь, когда решение принято, критиковать его уже бессмысленно. В этом смысле, Красноярский край ставит на карту все свое благосостояние в этой игре. Выбор невелик: либо реальное банкротство и финансовая терапия, либо расцвет на федеральных субсидиях. Выбор пути зависит от способности лоббировать интересы края в Москве и эффективно управлять финансовыми потоками в Красноярске. Подчеркнем главное — в любом случае эти инвестиции будут так или иначе работать на регион. Мосты, дороги, газопроводы, стадионы и общежития — это тот реальный эффект для города, которого в современной России невозможно добиться никакими другими методами. В Красноярском крае тому яркое подтверждение — Ванкорский проект («Роснефть»). При объеме инвестиций в 350 млрд руб­лей Ванкор так и остался типичным экспортно ориенти­рован­ным анклавом, мало что давшим региону, кроме налогов, да и те со следующего года резко снизятся (см. «Ванкор: эффект бабочки» в «Эксперте-Сибирь» № 45 за 2012 год).

Эффект от вложений в инфраструктуру города трудно измеряем, но он значителен. Просто пока еще никто всерьез не считал, сколько, например, получает экономика от новой дороги, с помощью которой сотни тысяч жителей экономят каждый день час своего рабочего времени. Сколько принесут Красноярску студенты, которые заселят три новых общежития. Наконец, сколько город получит от нахлынувшего интереса внешних туристов. Попробуем оценить некоторые из этих эффектов.

Недвижимость: рост точно будет

В этих оценках неизбежно придется обращаться к аналогиям с Казанью, принявшей Универсиаду всего полгода назад. С Сочи, понятно, сравнивать нельзя — масштаб не тот. По аналогии с Казанью (см. график 1) прогноз однозначный — недвижимость (вся, а не только коммерческая или жилье в новостройках) будет расти в цене все эти пять с половиной лет. В преддверии стагнации и возможного кризиса это очень хорошая новость для чуткой к изменениям строительной отрасли — благодаря Универсиаде той же Казани удалось почти не заметить кризис в строительстве в 2008–2010 годах.

Другой вопрос, удастся ли сохранить эту динамику в дальнейшем, после Универсиады и связанного с ней строительного бума. Зарубежный опыт показывает: эффекта универсиад хватает на несколько лет после их проведения. В России не все так просто. «Конечно, Красноярск ждет значительная активизация рынка коммерческой недвижимости, особенно на фоне достаточно пессимистического прогноза Минэкономики РФ на ближайшие годы. Интерес можно ожидать не только к сооружениям спортивного назначения, но и к иным объектам коммерческой недвижимости, которые могут синергетически взаимодействовать с целевыми объектами Универсиады, а именно: гостиницы, торгово-досуговые и зрелищные комплексы. Но для каждого серьезного инвестора решение о вложении средств будет зависеть от перспектив сохранения коммерческого эффекта после Универсиады, а это не всегда очевидно», — говорит директор департамента консалтинга международной компании GVA Sawyer (в Сибири работает из Красноярска) Марианна Романовская.

Другими словами, перед Универсиадой — гарантированный успех, после — придется потрудится.

Сотрудников как у Ванкора

Будут и вполне осязаемые сиюминутные эффекты. Для организации универсиады, естественно, будет создан оргкомитет. В Казани это было Автономная некоммерческая организация «Исполнительная дирекция XXVII Всемирной летней Универсиады 2013 года в г. Казани». К началу самих Игр в его штате числилась почти тысяча человек, причем значительное количество персонала там работало все последние годы (см график 2). На время игр задействовано несколько тысяч человек.

Уже на этом этапе снова сложно удержаться от сравнения с Ванкором — у «Роснефти» в Красноярске работают около двух тысяч человек. То есть, проекты вполне сопоставимы. С той лишь разницей, что Универсиада только в одной строительной отрасли дает гарантированный синергетический эффект. Не потому, что «Роснефть» ведет неправильную политику, а в силу специфики обоих проектов. «Для студентов и молодежи это хорошая возможность построить хорошую карьеру в федеральном проекте», — уверен Владимир Колмаков. Но и налоги на фонд оплаты труда (абсолютно «белый») никто не отменял.

Туризм: придется потрудиться

Другой важный эффект хорошо уловили как официальные лица, так и общественные комментаторы — это туризм. «Я очень хочу, чтобы весь мир узнал о нас. Хочу, чтобы в любом городе — в Европе, Азии или Америке — в общении с новыми знакомыми, произнося «Красноярск», я видел не вопрос, а улыбку и слышал: «О, это в Сибири, там, где будет Универсиада», — говорил в Брюсселе волонтер заявочной кампании Красноярска Михаил Вдовин. Но еще точнее выразился Александр Усс: «Мы должны в течение пяти лет сделать все, чтобы его использовать сполна и пойти дальше, чтобы именно Красноярск стал столицей огромного континента под названием Сибирь».

Даже слоган Универсиады подчеркнуто всесибирский: «Добро пожаловать в реальную зиму». Это говорит о том, что «сибирский имидж» со всей его экзотикой холода и «загадочности» Красноярск планирует стойко увязать исключительно с самим собой. Учитывая растущий интерес иностранных туристов к «провинциальной России» и «неизвестной Сибири» — это весьма перспективный шаг. Который будет куда продуктивнее, чем местный же Красноярский экономический форум или подобные события в других сибирских регионах.

Но эффект от туризма также не гарантирован — для этого важно вести дополнительную работу с целевыми аудиториями, поскольку сами собой туристы не поедут в Красноярск после Универсиады. Остается надеяться, что здесь чиновники проявят не меньше решительности, чем за последние два года заявочной компании.

Как бы то ни было, Сибирь уже резко начала менять имидж хотя бы в масштабах страны. Если вдуматься, то впервые за десятки лет (а, может быть, за всю историю региона в составе России) здесь будет проходить событие, никак не связанное с героизмом покорения суровых краев. Сибирь впервые готовится принять вполне цивилизованное международное событие, от которого могут выиграть все регионы. Правда, некоторым для этого потребуется отказаться от своих претензий на местную «столичность» — такова цена общего успеха.

Динамика цен на вторичном рынке жилья в Казани и городах Поволжья
Динамика штатной численности персонала в оргкомитете Универсиады в Казани-2013

У партнеров

    Реклама