Восточно-Сибирская повестка

25 ноября 2013, 00:00
  Сибирь

У развития Восточной Сибири два пути: сохранение экономической самостоятельности или экономическая интеграция с Дальним Востоком

Байкальский регион оказывается на распутье. С одной стороны, экономическое и инвестиционное развитие его регионов — Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края, а именно на этих регионах мы фокусируем внимание в рейтинге крупнейших компаний Восточной Сибири, — входит в соответствующую федеральную целевую программу развития Дальнего Востока и Забайкалья. С другой — формально не входит в зону компетенции Министерства РФ по развитию Дальнего Востока, а ресурсы и усилия федерального центра уже вполне явно сосредотачиваются на регионах, входящих в Дальневосточный федеральный округ.

Модель развития Дальнего Востока, основанная на создании производств для широкомасштабного экспорта в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, создании конкурентоспособных территорий опережающего развития, в том числе особых экономических зон, по сути, ставит под вопрос экономическое будущее Байкальского региона в рамках федерального дальневосточного мейнстрима. Если оценить решения, сформулированные 12 ноября 2013 года Правительственной комиссией  по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока, то регионы Забайкалья стройным рядом упоминаются как входящие в соответствующую программу. Казалось бы, что еще требуется. Однако с такими прямыми ключевыми мерами стимулирования, как приоритетная реализация инвестиционных проектов, субсидирование развития социальной и инженерной инфраструктуры, в том числе с привлечением государственных корпораций и компаний, создание индустриальных, технологических, агропромышленных парков, Восточная Сибирь может оказаться не у дел.

По восходящей

В 2012 году объем реализации крупнейших компаний Восточной Сибири составил 797 млрд руб­лей, а чистая прибыль — 140,5 млрд (см. таблицу 2). Динамика развития предприятий Восточной Сибири (темп прироста выручки — 27%, а рост чистой прибыли — более, чем в два раза) самая высокая среди всех наших региональных сибирских проектов. В основном это обусловлено развитием крупнейших нефтегазовых предприятий в Иркутской области: «Верхнечонскнефтегаза», Иркутской нефтяной компании и НК «Дулисьма» (см. «Драйверы уходят в тень», «Эксперт-Сибирь» № 46 за 2013 год). Кроме того, такие отрасли, как химическая и нефтехимическая промышленность (24,1%), золотодобыча (21,5%), угледобыча (47,6%), пищевое производство и агрокомплекс (15,5%), лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность (10,1%), промышленность строительных материалов и металлоконст­рукций (24,3%), показывают заметный прирост выручки. В случае, через несколько лет произойдет «вкачивание» финансовых ресурсов, частных и государственных, в строительство энергетической, дорожной и социальной инфраструктуры регионов Восточной Сибири, то это положительно отразится на показателях инжиниринговых, строительных и транспортных компаний макрорегиона.

В отрицательную зону переместилось только машиностроение (в среднем по рейтингу — минус 8,1%), представленное в основном авиастроительными предприятиями: Иркутским авиазаводом (-2,1%) и Улан-Удэнским авиазаводом (-27,3%), а также кабельным предприятием «Иркутсккабель» (прирост выручки — 18,9%). В отрицательной зоне, по всей видимости временно, из-за краткосрочной ценовой конъюнктуры, находится и черная металлургия (-11,9%), хотя год назад Коршуновский ГОК — крупнейшее в Восточной Сибири предприятие по добыче и переработке железной руды и производству железорудного концентрата — демонстрировал отличную динамику (см. «Восточносибирский экспресс», «Эксперт-Сибирь» № 48 за 2012 год). В 2012 году Коршуновский ГОК сократил выпуск железорудного концентрата на четыре процента, а снижение цены на 24%, по которой компания продавала товарную продукцию — в среднем, по внутреннему и внешнему рынку, что все-таки позволило сохранить достаточно высокую рентабельность — 16,7% (в 2011 году почти невероятные для горнорудного сектора 40%). Братский завод ферросплавов (производит высокопроцентный ферросилиций, поставляемый на заводы стальной группы «Мечел», а также другим металлургическим предприятиям России и на экспорт), пережив снижение выручки в 2011–2012 годах, но сохраняя высокую рентабельность производства, в текущем году получил возможность использовать кварцитовое сырье для производства ферросилиция с содержанием кремния 65–75%. «Мечелом» введено в эксплуатацию Уватское месторождение кварцитов, расположенное в 30 км от Нижнеудинска Иркутской области, сырье которого доставляется железной дорогой в Братск.

Следующий слой

Второй промышленный эшелон иллюстрирует почти тотальное засилье старого индустриального уклада в следующем после основного рейтинга слое промышленного производства Байкальского региона. Речь о том, что отраслевая принад­лежность предприятий второго эшелона почти строго подчинена структуре основного рейтинга. Здесь практически нет новых производственных предприятий (кроме мясоперерабатывающих), образовавшихся не на площадях советских индустриальных лидеров Улан-Удэ, Иркутска, Усолья-Сибирского, Усть-Илимска или Ангарска.

В субрейтинге (см. таблицу 7) мы отмечаем двух крупных и достаточно хорошо известных среди российских добывающих предприятий производителей горно-обогатительного и горно-шахтного оборудования, оснащения для ведения золотороссыпной добычи, различных металлоконструкций и нестандартного оборудования: Иркутский завод тяжелого машиностроения (1,604 млрд руб­лей, с темпом роста выручки 6,1%) и ПО «Усольмаш» (559,3 млн руб­лей, 49,9%). Но даже эти результаты свидетельствуют о том, что восточносибирские, как и вообще многие отечественные производители такого типа специализированного оборудования, при объемах потребностей российской горнодобывающей отрасли не меньше нескольких десятков миллиардов руб­лей в год занимают в лучшем случае пять–шесть процентов рынка. Бал на этом рынке правят европейские игроки: Outotec, Sandvik, METSO, FLSmidth, продукцией которых российские предприятия зачастую предпочитают комплектовать свои новые добывающие и перерабатывающие мощности. Уровень конкуренции задают и китайские производители, уже выпускающие довольно качественное и надежное обогатительное оборудование. А это означает, что техническая и даже ценовая конкурентоспособность и, что очень важно, комплексное сервисное обслуживание оставляют, в частности, для иркутских машиностроителей, совсем малый люфт для роста. Самотканые ярлыки «современный», «надежный», «с вековой историей» не играют в инжиниринге и проектировании горно-обогатительных комплексов или их реконструкции, в общем-то, никакой роли.

Восточносибирские лесные и деревообрабатывающие компании второго промышленного эшелона (а это заметная часть дополнительного списка компаний) по возможности прошли стадии модернизации своих лесопильных мощностей, повысили качество и расширили номенклатуру производимой продукции (в том числе специализированного для японского рынка) из ангарской сосны, лиственницы, ели и кедра, изменили стандарты упаковки и хранения пиломатериала, оптимизировали логистику, оснастили лесозаготовительные участки импортной и российской техникой. В результате в секторе между независимыми лесозаготовительными и лесоперерабатывающими предприятиями развернулась очень жесткая конкуренция.

Рейтинг крупнейших компаний Восточной Сибири по итогам 2012 года показывает, что, казалось бы, внешне причин для беспокойства нет. Однако такое относительное благополучие является лишь усредненным образчиком. Диспропорции между отраслями, различия между характером и укладом экономик восточносибирских регионов слишком существенны, слишком критичны. И если Дальний Восток нацелен на опережающее развитие, на сверхиндустриализацию, с приложением могущественного административного влияния и колоссального финансового ресурса, то регионы Забайкалья с их слабоперспективной инвестиционной повесткой такой внерыночной конкуренции не выдержат. У развития Восточной Сибири два пути: сохранение экономической самостоятельности или экономическая интеграция с Дальним Востоком.