Заложник конъюнктуры

Тема недели
Москва, 17.03.2014
«Эксперт Сибирь» №12 (411)
Наше будущее зависит не столько от менеджмента предприятия или людей, которые здесь работают, а в большей степени от ситуации на двух рынках — рынке электроэнергии и алюминиевом рынке, сетует управляющий директор Новокузнецкого алюминиевого завода Виктор Жирнаков

Фото: Виталий Волобуев

Жесткий кризис перепроизводства в глобальной алюминиевой отрасли заставил «РУСАЛ» принять в прошлом году масштабную программу сокращения неэффективных мощностей. На пяти из двенадцати российских алюминиевых заводов компании электролизное производство было остановлено; на большинстве оставшихся в строю, за исключением самых эффективных — Братского и Красноярского, объемы производства были уменьшены. Общий масштаб снижения выпуска металла на российских заводах «РУСАЛа» составил в прошлом году 316 тыс. тонн (8%), еще на 350 тыс. тонн планируется урезать производственную программу 2014 года.

Мы посетили один из работающих и сравнительно успешных алюминиевых заводов «РУСАЛа», Новокузнецкий, и были приятно удивлены тем, что, несмотря на текущие убытки и сохраняющуюся неопределенность перспектив предприятия, никаких признаков апатии и уныния в руководстве и коллективе завода не обнаруживается. Запущены новые очистные сооружения и пилотный проект модернизации электролиза. Управляющий директор НкАЗа Виктор Жирнаков — родом из Новокузнецка, дипломированный металлург, впервые пришел на завод сорок лет назад 24-летним рабочим. Вырос до главного инженера, проработал на этой должности около 10 лет. Потом был директором Саяногорского алюминиевого завода, вернувшись оттуда уже в кресло директора в 2002 году. Жирнаков нашел полчаса в плотном рабочем графике и рассказал, чем живет завод.

— Виктор Сергеевич, Новокузнецкий — единственный из шести сибирских алюминиевых заводов «РУСАЛа», которого программа сокращения неэффективных мощностей коснулась в наибольшей степени. Была закрыта первая площадка электролиза, производство алюминия на заводе снизилось по итогам года на 15 процентов. Какие-то шансы сохранить ее были?

— Это было старое, весьма проблемное с экологической точки зрения производство. Первая площадка включала в себя два самых старых корпуса, где был получен первый на нашем заводе металл в январе 1943 года, и еще четыре корпуса, запущенные в производство в 1951–1953 годах. Газоочистка в этих четырех корпусах была смонтирована только в 1990 годы, а два самых старых корпуса и цех по производству анодной массы первой площадки так и отработали весь свой срок без газо­очистки, пока их не вывели из эксплуатации в 1993 и 2009 годах соответственно. Четыре корпуса первой площадки, оснащенные газоочисткой, продолжали работу вплоть до прошлого года, хотя мы уже давно прорабатывали вопрос ее закрытия по завершении модернизации второй площадки. Убедили губернатора области немного подождать с ее закрытием. Но жизнь рассудила по-другому — снижение цены на рынке алюминия наложилось на рост тарифов на электроэнергию, что привело к возникновению катастрофических убытков на первой площадке. Сегодня площадка окончательно выведена из эксплуатации, мы реализуем проект по демонтажу и ликвидации оборудования. Производственная мощность НкАЗа по выплавке алюминия с закрытием первой площадки уменьшилась с 320 до 220 тыс. тонн в год, в нынешнем году планируем произвести 200 тысяч.

— В прошлом году завод имел большие убытки, по итогам девяти месяцев — 455 млн рублей. С закрытием первой площадки экономика предприятия улучшится? Вы почувствовали облегчение?

— Увы, при нынешних тарифах на электроэнергию велика вероятность, что и нынешний год мы отработаем «в минус». Сегодня у нас тариф по второй площадке выше уровня 2013 года, где-то порядка 1,3 рубля за киловатт/час, и это даже притом, что в отличие от первой площадки, питавшейся от МРСК Сибири, вторая получает энергию от ФСК. По итогам прошлого года доля затрат на электроэнергию в нашей себестоимости достигла 35 процентов. Для сравнения — на заводах в «РУСАЛа» в Братске и Красноярске этот показатель ниже 25 процентов, а в советские времена среднеотраслевой показатель был в пределах 12–15 процентов. Поэтому вопрос регулирования энерготарифов для нас без преувеличения есть вопрос выживания. Мы вышли на правительство области с просьбой оказать содействие в заключении прямых договоров на поставку электричества с энергетическими предприятиями Кузбасса либо с «РусГидро».

— Замгендиректора «РУСАЛа» Максим Балашов в конце января заявлял публично, что если правительство не изменит правила продажи мощности ГЭС в Сибири, компания вынуждена будет закрыть Саяногорский и Новокузнецкий алюминиевый заводы. Правительство сейчас этот вопрос рассматривает. У вас прибавилось уверенности в будущем?

— Трудно сказать. В одном я четко убежден — как бы прекрасно мы ни работали с точки зрения технико-экономических показателей, неопределенность относительно будущности завода сохраняется. Все зависит не столько от управления предприятием или от людей, которые здесь работают, сколько от ситуации на двух рынках — рынке продаж электроэнергии и алюминиевом рынке. Сегодня мы имеем четкое техническое решение и четкую программу модернизации завода. И будет чрезвычайно обидно, если не удастся осуществить задуманное.

Мы планируем четыре корпуса второй площадки перевести на новые электролизеры с предварительно обожженными анодами РА-167 с одновременным строительством более эффективных «сухих» систем газоочистки. А еще два корпуса планируем оснастить электролизерами с самообжигающимися анодами с более высокими параметрами экологической защиты по технологии, отработанной на Красноярском алюминиевом заводе. Да и энергоемкость снижается достаточно существенно. Если мы сегодня имеем 15,5 тыс. кВтч на тонну алюминия, то после модернизации этот показатель будет снижен до 13,5–13,8 тысяч. Общая смета затрат на модернизацию на период до 2019 года — 310 млн долларов. В 2012–2013 годах мы запустили пилотный участок из пяти электролизеров РА-167, включая комплекс автоматизации и установку «сухой» газоочистки. В ней в качестве адсорбента фтористого водорода используется глинозем. Показатели очистки по ключевым вредным примесям превышают 99 процентов.

— И все же алюминиевое производство невозможно сделать абсолютно безотходным. Так или иначе НкАЗ вносит свой вклад в неблагополучную экологическую обстановку в Новокузнецке, признанном одним из самых грязных городов России.

— С точки зрения природоохранной деятельности мы ведем масштабные программы действий по трем направлениям. Во-первых, мы снижаем отходы производства путем либо продажи части своих отходов, либо утилизации посредством переработки, вывоза на отвал и рекультивации отвалов. За последние десять лет объемы отходов у нас снизились в два раза.

Во-вторых, в 2012 году мы перешли на замкнутый цикл водооборота и вообще прекратили сбросы в реки Кульяновка и Томь. Мы построили несколько локальных градирен, дальше блок химводоочистки, и всю воду, которую собираем — это ливневые воды, промводы, дренажные воды, — очищаем и запускаем в собственное производство. В-третьих, выбросы вредных веществ в атмосферу снизились за последние десять лет примерно в полтора раза, за счет совершенствования технологического процесса и за счет остановки части производственных мощностей, в частности на первой площадке. Общий объем инвестиций в экологические проекты на заводе в 2014 году превысит 103 млн долларов.

— Кто ваши основные поставщики и потребители?

— Сырье — глинозем — мы получаем с Павлодарского алюминиевого завода в Казахстане. А список покупателей чрезвычайно обширен. Мы уже почти 60 процентов продукции выпускаем в виде алюминиевых сплавов. Они в основном идут на российский рынок, включая АвтоВАЗ и КамАЗ. Небольшие объемы сплавов отправляем в Германию.

— Весной 2009 года мировая цена на алюминий проваливалась до 1 300 долларов за тонну, сейчас все же она на 300 с лишним долларов повыше. Да и общая ситуация в экономике была тогда гораздо тяжелее, чем сегодня. Вы можете сравнить свои ощущения сегодня и пятилетней давности?

— В 2009 году мы остановили первую площадку, высвобождали людей. В начале 2010-го запустили ее снова, люди в большинстве своем вернулись обратно.

— То есть они не успели куда-то разъехаться?

— В городе наш завод очень неплохо смотрится на рынке труда. У нас средняя зарплата 40 тысяч рублей, у электролизников еще выше. Таких зарплат в городе больше нет ни у кого, ни на ферросплавном заводе, ни на «ЕВРАЗе», разве что только у шахтеров.

В прошлом году в результате закрытия первой площадки часть людей была высвобождена. Но мы никого не сократили, частично нам удалось прийти к заключению договоров по соглашению сторон, где завод и компания брали на себя обязательства по компенсационным выплатам и погашению части банковских потребительских кредитов, взятых работниками. Часть людей уехала трудиться на другие предприятия «Базэла» и «РУСАЛа», в том числе и на другие сибирские алюминиевые заводы компании. 35 человек дали согласие поехать работать на Богучанский завод, планируемый к запуску в этом году. Все они прошли переобучение. А 70 наших работников мы трудоустроили на предприятиях города.

— Ввод в строй первой очереди Богучанского завода «РУСАЛа» намеренно задерживается «РУСАЛом», чтобы не увеличивать предложение металла на кризисном рынке. Возможно, решение о его строительстве было ошибочным? Не дальновиднее ли было направить эти инвестиции на модернизацию действующих заводов?

— Я убежден, что такие заводы, как Новокузнецкий алюминиевый, должны жить. На старых заводах не нужно решать проб­лемы с кадрами, с жильем, с инфраструктурой. Важно, конечно, чтобы при этом условия позволяли предприятию работать эффективно. Но инвестиции в строительство БоАЗа также в скором времени должны окупиться. БоАЗ — это новые экологичные технологии, это развитие территорий, находящиеся рядом рынки сбыта. Ведь большинство отраслевых экспертов прогнозируют стабилизацию на рынке алюминия и к 2017 году, что будет означать возврат к комфортным для производителей ценовым уровням. 

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №12 (411) 17 марта 2014
    Либерализация рынка энергомощности
    Содержание:
    Заложник конъюнктуры

    Наше будущее зависит не столько от менеджмента предприятия или людей, которые здесь работают, а в большей степени от ситуации на двух рынках — рынке электроэнергии и алюминиевом рынке, сетует управляющий директор Новокузнецкого алюминиевого завода Виктор Жирнаков

    Реклама