Российский рынок инфраструктурного строительства покидают два крупнейших игрока — корпорация «Инжтрансстрой» и НПО «Мостовик». Обе компании участвовали в строительстве олимпийских объектов в Сочи и объявили о своем банкротстве вскоре после завершения Игр. Особой трагедии в этом нет — объемы строительства инфраструктуры в России будут расти, поэтому активы банкротов непременно найдут применение

В начале апреля стало известно о финансовой несостоятельности крупного олимпийского подрядчика — омского научно-производственного объединения «Мостовик». Основным объектом «Мостовика» в Сочи было строительство санно-бобслейной трассы стоимостью 2,5 млрд руб­лей. «В конце 2013 — начале 2014 года НПО «Мостовик» попало в сложное финансовое положение, которое было вызвано завершением крупных проектов, многие из которых имели убытки, участием предприятия в инвестировании в строительство четырехзвездочной гостиницы на 700 номеров в Сочи, а также неплатежами со стороны отдельных заказчиков, — говорится в официальном сообщении компании. — Руководство «Мостовика» предпринимало все возможные попытки договориться с основными банками-кредиторами о реструктуризации задолженности. В длительном переговорном процессе был достигнут определенный прогресс. Однако решения, какие бы они ни были, затянулись». В итоге 4 апреля «Мостовик» подал в Арбитражный суд Омской области заявление о банкротстве.

А в середине марта о своей ликвидации объявило ООО «Корпорация «Инжтрансстрой», основанное в 2007 году бывшим главой Минстроя России Ефимом Басиным. Компания также сослалась на «серьезные разногласия» с заказчиками по стоимости олимпийских строек. В Сочи «Инжтрансстрой» вел 14 объектов, в том числе строил автодорогу между курортами «Альпика-Сервис» и «Роза Хутор» на Красной Поляне, грузовой район порта Сочи Имеретинский в устье, пассажирский порт Сочи, новый терминал аэропорта и т.д. Именно эти контракты и подвели корпорацию: она получила за них меньше, чем рассчитывала, и оказалась не в состоянии расплатиться с субподрядчиками.

Два схожих банкротства крупных подрядных организаций незамедлительно вызвали разговоры о следующем «кандидате на вылет» — среди игроков рынка и экспертов мало кто сомневается, что список тех, кто ненадолго переживет Олимпиаду, пополнится новыми именами. «На данный момент явных претендентов на банкротство я не вижу, но не исключаю, что они есть, так как строительными компаниями прак­тикуется взятие краткосрочных кредитов до момента оплаты заказчиком, — говорит аналитик агентства «Инвесткафе» Роман Гринченко. — Правда, назвать конкретные компании довольно затруднительно, поскольку строители в основном не раскрывают подробную финансовую информацию о своей деятельности».

Заложники политического капитализма

Если сообщение о банкротстве «Инжтрансстроя» было воспринято строительным рынком сравнительно спокойно, то аналогичная ситуация с «Мостовиком» была расценена как знаковое событие. Ведь это НПО, в составе которого работает 31 строительно-монтажное управление и около 21 тыс. человек, в последние годы ассоциировалась прежде всего с затеянными государством «стройками века». В родной для себя Омской области «Мостовик» — один из крупнейших налогоплательщиков, сфера его работ простирается от Красногорского гидроузла на Иртыше до нового городского аэропорта (впрочем, недавно компания вышла из его капитала). Занимался «Мостовик» проектированием и строительством Омского метрополитена. На федеральном уровне самым знаменитым объектом компании было строительство моста на остров Русский через пролив Босфор Восточный к саммиту АТЭС 2012 года. Два года назад омский холдинг подписался перед еще одним мегапроектом российского политического капитализма — созданием в Чечне горнолыжного курорта «Ведучи». Инвестором этой инициативы главы республики Рамзана Кадырова согласился выступить известный чеченский бизнесмен Руслан Байсаров. Планировал «Мостовик» поучаствовать и в стройке объектов Чемпионата мира по футболу 2018 года в Калининграде.

Однако за этим фасадом скрывалась крайне рискованная кредитная политика руководства «Мостовика» во главе с его гендиректором и основным бенефициаром Олегом Шишовым, в свое время создавшим компанию на базе студенческого стройотряда. Критическое финансовое положение в «Мостовике» сложилось еще два года назад в связи с непропорцио­нальным увеличением долговой нагрузки к выручке и чистой прибыли (см. таблицу). Открытых данных по финансовым показателям компании за 2013 год еще нет, однако, по имеющимся сведениям, в первые месяцы этого года размеры кредиторки достигли 37,1 млрд руб­лей.

Первые признаки «тонущего корабля» «Мостовик» стал подавать в прошлом году, когда, по данным «СПАРК-Интерфакс», против компании было подано 226 арбитражных исков на сумму 3,29 млрд руб­лей. А за первые месяцы этого года объем исков, по которым «Мостовик» участвует в качестве ответчика, вырос до 5,3 млрд руб­лей. Среди этих дел фигурируют и олимпийские стройки. В конце марта, например, Управление капитального строительства Сочи подало в Арбитражный суд Краснодарского края иск о взыскании с подрядчика не­устойки в размере 805,5 млн руб­лей. А 3 апреля с арбитражным иском к «Мостовику» более чем на три миллиарда руб­лей обратился Альфа-Банк, после чего компания незамедлительно подала на банкротство в омский областной арбитраж.

О серьезных проблемах «Мостовика» стало широко известно еще в январе, когда Федеральная служба по труду и занятости обнародовала результаты проверки в компании — оказалось, что ее задолженность по зарплате перед 13 тыс. работников по всей стране превысила 964 млн руб­лей. Платить людям перестали еще осенью прошлого года. Сначала сотрудники «Мостовика» жаловались на свои проблемы в соцсетях, а затем перешли к активным действиям, организовав за несколько дней до новогодних праздников митинг у головного офиса компании. В результате задолженность по зарплате была погашена, но финансовое положение компании покачнулось еще сильнее. Сообщалось также, что выездная проверка в конце прошлого года выявила у «Мостовика» налоговые недоимки на миллиард руб­лей.

Обязательства «Мостовика» росли гораздо быстрее доходов

Кредитный капкан и рейдерский след

Основным кредитором «Мостовика» является Сбербанк, которому компания задолжала 18,8 млрд руб­лей. Еще 6,7 млрд подрядчик должен суммарно Альфа-Банку и Газпромбанку. Как пояснили «Эксперту» в инвестиционной компании Sberbank СIB, подвела «Мостовик» именно олимпийская стройка. Компании пришлось пойти на дополнительные и внеплановые траты: из-за ошибок в расчетах оказалось деформировано основание мостового сооружения, которое возводилось в Сочи. В результате компания оказалась закредитованной, а дополнительные затраты, вопреки ожиданиям, не были возмещены из федерального бюджета. На запрос «Эксперта» прокомментировать эти факты пресс-служба «Мостовика» ответила отказом. «Таких историй теперь должно быть много, — подчеркивают в Sberbank СIB. — Если компаниям не удастся договориться с государством о дополнительном финансировании, у них останется единственный путь выхода — через банкротство».

В то же время эксперты отмечают, что у обанкротившихся подрядчиков были серьезные проблемы с эффективностью управления. Олег Шишов, например, традиционно воспринимался скорее как талант­ливый прораб, нежели как руководитель быстрорастущей корпорации с многомиллиардными оборотами. В частности, у компании были серьезные проблемы со связями с общественностью — несмотря на то, что «Мостовик» вел столь резонансные проекты, он всегда был одной из самых закрытых строительных компаний России. А Ефим Басин, считает генеральный директор исследовательского агентства InfraNews Алексей Безбородов, «просто устал — он слишком давно на рынке». Еще одним риском «Инжтрансстроя» было то, что корпорация стала генподрядчиком ряда олимпийских проектов при отсутствии собственной строительной техники.

Нельзя исключать и такой специфический фактор, как коррупционная нагрузка при реализации «государевых строек». Генеральный директор одной из компаний-поставщиков стройматериалов для олимпийского строительства рассказывает, что выиграть тендер без отката госчиновникам в размере 30–40% от суммы контракта было невозможно. После чего сумма отката включалась в конечную стоимость проекта, что вело к его удорожанию на те же 30–40%. А когда наступал момент выкупа построенных объектов государством, появлялись контрольно-ревизионное управление, прокуратура, налоговые и следственные органы, начинавшие утверждать (и вполне резонно!), что их стоимость неоправданно завышена. На этом основании подрядчику отказывали в дополнительном финансировании, что теперь и начало приводить к банкротствам. В пользу этой версии говорит тот факт, что еще в прошлом году в отношении «Мостовика» было заведено уголовное дело по факту завышения стоимости строительства санно-бобслейной трассы в Сочи.

Еще одной версией банкротства является возможный рейдерский захват компании, на что совсем недавно намекал мэр Омска, бывший главный инженер «Мостовика» Вячеслав Двораковский. Комментируя ситуацию в компании одному из местных изданий, он заметил, что «Мостовик» вынуждают сменить омскую прописку, и это можно трактовать как один из признаков интереса к нему рейдеров. Подключился к атаке на «Мостовик» и блогер Алексей Навальный, выдавший «Мостовику» по итогам Олимпиады в Сочи бронзовую медаль в категории «классический распил».

О том, что банкротство — это не ликвидация, а защита от недружественного поглощения, недавно заявил в СМИ и сам Олег Шишов. По его словам, после проведения процедуры банкротства он рассчитывает на финансовое оздоровление компании, которая сейчас рассматривает ряд перспективных проектов в России и за рубежом, обещающих «большой финансовый результат». «Эта мера вынужденная, направленная на защиту предприятия от недружественного банкротства и на финансовое оздоровление. Инициированная «Мостовиком» процедура позволит возобновить полноценную хозяйственную деятельность, приступить к выполнению социальных обязательств перед сотрудниками объединения, защитить интересы основных кредиторов и даст возможность выполнять свои обязательства по текущим контрактам. При этом руководство НПО «Мостовик» стремится не доводить поданное заявление до судебного решения, а перейти к согласованной с банками-кредиторами программе оздоровления, в том числе управления предприятием», — говорится в официальном заявлении компании.

С позицией руководителя «Мостовика» согласен и Алексей Безбородов: «Банкротство — один из способов защиты компаний. В итоге «Мостовик» останется на плаву, но уже с другими акционерами». Губернатор Омской области Виктор Назаров тоже заявил на недавней пресс-конференции, что «Мостовик» подал на банкротство с целью провести финансовое оздоровление, а задачей региона является сохранение предприятия как крупного работодателя и налогоплательщика.

Зов большой дороги

И все же чем бы ни закончились истории с банкротством «Инжтрансстроя» и «Мостовика», они не являются чем-то катастрофическим для рынка инфраструктурного строительства. Ведь ни уже утвержденный портфель заказов, ни техника, ни многочисленный персонал, а главное, накопленные этими компаниями компетенции никуда не денутся и будут востребованы в ходе реализации обширных планов государства по строительству инфраструктурных объектов. Еще в конце 2011 года Владимир Путин на Всероссийской конференции транспортников заявил, что за ближайшее десятилетие в стране необходимо удвоить объемы дорожного строительства, доведя до 2020 года целевые показатели финансирования до восьми триллионов руб­лей бюджетных средств и 500 млрд внебюджетных инвестиций. В 2012 году размеры финансирования Федерального дорожного фонда значительно увеличились, превысив 391 млрд руб­лей, а в прошлом году объем финансирования дорожного строительства в России предварительно оценивался уже в 450 млрд руб­лей.

Поэтому ситуации, возникшие вокруг «Инжтрансстроя» и «Мостовика», играют в первую очередь на руку их конкурентам. Одним из игроков, которые могут значительно усилиться уже в ближайшем будущем, является группа «Сумма» дагестанского бизнесмена Зиявудина Магомедова, еще одной «звезды» отечественного политического капитализма. В портфеле «Стройновации», например, уже порядка 30 млрд руб­лей госзаказов в сфере дорожного строительства. Проблемами конкурента воспользуется и его сибирский визави — новосибирское ОАО «Сибмост». Тем более что эта компания, по оборотам уступающая «Мостовику», ведет более аккуратную финансовую политику и не участвует в имиджевых стройках: ее чистая прибыль по РСБУ в прошлом году выросла в 12,3 раз по сравнению с 2012 годом — до 62,955 млн руб­лей, а выручка — на 23%, до 13,8 млрд руб­лей. При этом долгосрочные обязательства выросли незначительно (с 2,013 млрд руб­лей на 31 декабря 2012 года до 2,773 млрд руб­лей на 31 декабря 2013 года), а краткосрочные за тот же период — с 9,1 млрд до 15,058 млрд руб­лей. В этом году «Сибмост» достроит Бугринский мост через Обь в Новосибирске, а в следующем — сдаст в эксплуатацию четвертый мост через Енисей в Красноярске.

Новости партнеров

Реклама