Никого не обидели

РНФ поддержит проекты 79 институтов СО РАН

Российский научный фонд (РНФ), который с этого года де-факто стал основным каналом финансирования фундаментальной науки в стране, подвел итоги своего первого конкурса «на финансирование проектов отдельных научных групп». В Сибири победителями конкурса стали 118 ученых, при этом выигравшие проекты распределены так, словно организаторы специально попытались никого не обидеть. Таким образом, только в этом году и только по этому конкурсу в фундаментальную науку Сибири вольют около 600 млн руб­лей — неплохо, учитывая, что хозяйственную работу Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) берет на себя.

В начале этого года обновленная структура организации российской науки, похоже, определилась окончательно. Во главе всего стоит ФАНО, за которым закреплено хозяйственное направление и вся экономика отечественной фундаментальной науки. Вторая составляющая системы — Российская академия наук, в новом виде, как ни крути, превратившаяся в «клуб ученых». Наконец, третья составляющая — недавно созданный РНФ, который в этой системе, по всей видимости, призван стать «главным кошельком» — только в этом году через него должны распределить 11 млрд руб­лей. Для сравнения: по линии «традиционного» Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) — девять миллиардов, и эта цифра, скорее всего, будет сокращаться в пользу РНФ. Новый фонд приступил к работе по российским меркам мгновенно. Уже в феврале был объявлен нынешний конкурс, на который было подано 12 тыс. (!) заявок со всей страны. На очереди еще два конкурса: на финансирование проектов лабораторий (по 20 млн руб­лей ежегодно на проект) и совместных научных организаций с вузами (по 25 млн руб­лей на проект ежегодно).Первый конкурс, по сути, стал «пробой пера» РНФ — здесь разыгрывалось «всего» 5 млн руб­лей на проект в год с финансированием в 2014–2016 годах и возмож­ностью продления на год или два. Требования к заявителям были условно жесткие: не менее 16 публикаций в изданиях, индексируемых в базах данных «Сеть науки» (Web of Science) или Scopus, а также не менее 24 публикаций, учитываемых РИНЦ. По результатам конкурса рекомендовано к поддержке 876 проектов из 49 регионов страны. То есть победителями стали менее 10% заявителей — отбор на «научные» деньги был чрезвычайно жесток. Распределение грантов по России оставляет ощущение подчеркнутой дипломатичности: в победителях числятся институты и РАН, и упраздняемых РАМН и РАСХН, университеты, академии и даже Региональная общественная организация «Сообщество профессио­нальных социологов». Результаты, которые в «эпоху РАН» казались невиданными.

В Сибири ситуация аналогичная. 79 победителей из 118 — это институты СО РАН. Среди получателей грантов — известные ученые вроде Валентина Пармона или Натальи Полосьман. Но остальные — это учреждения и коллективы, которые ранее к «фундаментальным» научным грантам прикасались весьма редко. Так, в числе победителей значатся 10 институтов СО РАМН (и кстати, ни одного из Россельхозакадемии) и два победителя из ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор» из новосибирского наукограда Кольцово. Здесь же Сибирский (Томск) и Красноярский медицинские университеты. Вполне ожидаемо: Новосибирский и Томский госуниверситеты (3 и 5 победителей соответственно), Томский политех и Сибирский федеральный университет (по два победителя). В той или иной степени не удивляет и присутствие в списке победителей ученых из ТУСУРа (Томск), Алтайского и Иркутского госуниверситетов. И уж совсем «экзотическими» победителями можно назвать представителей Омского и Кузбасского технических университетов, Омского государственного университета, новосибирских аграрного и строительного университетов и даже университета экономики и управления. Безусловно, в каждом из них наверняка есть сильные исследовательские коллективы, однако уникальность ситуации в том, что ранее названные 600 миллионов, скорее всего, получили бы институты СО РАН и никто другой. В этом смысле реформа РАН уже приносит свои плоды.

Правда, довольны этим не все. Так, на минувшей неделе на потерю исключительного положения в распределении грантов и тендеров публично пожаловался директор Института археологии и этнографии СО РАН академик Анатолий Деревянко. В качестве последнего и самого «горячего» примера ученый привел следующий: институт приобрел преимущество для выполнения первого этапа изысканий, получив открытый лист на раскопки памятника «Афонтова гора-II» в Красноярске. В марте этого года археологи приступили к работам и уже обнаружили многочисленные артефакты. Тем не менее в апреле второй тур тендера был проигран, несмотря на предоставленные вместе с заявкой документы, раскрывающие высокую квалификацию и огромный опыт, включающий проведение раскопок в зоне затопления Богучанской ГЭС, специалистов института. «Мы бы предложили ввести лицензии на проведение археологических работ, чтобы не любая, например строительная или монтажная, организация выигрывала тендеры. Законодательно, конечно, полностью учесть все подводные камни трудно, но нужно продумать эту систему так, чтобы мы могли сберегать наше культурное наследие», — прокомментировал Анатолий Деревянко.