Между молотом и наковальней

Активные инвестиции
Москва, 14.07.2014
«Эксперт Сибирь» №28-32 (425)
Несмотря на дефицит регионального бюджета и интерес инвесторов, продавать Промышленно-логистический парк Новосибирской области в ближайшие полтора года экономически невыгодно

Фото: Виталий Волобуев

Промышленно-логистический парк Новосибирской области из невнятного проекта за последние четыре года превратился в крупнейшую за Уралом инвестиционную площадку. Число резидентов растет, предприятия множатся. Только вот регио­нальные власти, похоже, ПЛП больше не гордятся. С некоторых пор в этом инвестиционном проекте с преобладающим бюджетным финансированием чиновники и депутаты стали видеть чуть ли не черную дыру, которая каждый год безвозвратно съедает сотни миллионов казенных руб­лей. Появились даже разговоры о возможной продаже ПЛП, и даже нашелся потенциальный покупатель. Впрочем, пока дело ограничилось урезанием бюджетного финансирования парка на 300 млн руб­лей и созданием рабочей группы при главе региона, которая призвана рассмотреть планы развития ОАО «Агентство инвестиционного развития Новосибирской области», отвечающего за реализацию проекта ПЛП, а также бизнес-планов резидентов индустриальной площадки.

Сломанные копья

На протяжении всей своей семилетней истории проект ПЛП Новосибирской области, что находится в шести километрах от аэропорта «Толмачёво», оказывался в центре повышенного внимания общественности. Сначала как потрясающая идея переноса заводов за черту города и привлечения в регион крупнейших логистов и промышленников, потом — как странный и неэффективный проект и, наконец, как проект вполне состоявшийся, развивающийся, но слишком дорогой для дефицитного бюджета в период экономического спада. ПЛП стал для власти тренировочной площадкой в умении привлекать инвесторов и создавать для них наиболее благоприятные условия. Но не все сразу, и первый блин оказался комом.

«Первоначально, к сожалению, подход к развитию ПЛП был очень простой. В правительстве посчитали, что индустриальный парк будет великолепно развиваться за счет инвестиций бизнеса. И частного участия предполагалось в разы больше, чем государственного. Дескать, вот вам 800 гектаров земли в чистом поле — развивайтесь, берите кредиты, стройте инфраструктуру и объекты. Но как брать кредит под чистое поле? Да, банки его охотно предоставляли, но в пропорции один к девяти, где девять — это залоговая часть. Суммарно получалось не более 100 млн руб­лей. А ведь уже был известен калужский опыт реализации проекта индустриального парка. Но его тогда не учли», — с грустью констатирует генеральный директор Агентства инвестиционного развития Новосибирской области Виктор Балала.

Действительно, до 2010 года деятельность управляющей компании за счет арендных платежей резидентов не покрывалась. Предполагалось, что частные компании будут строить необходимую им инженерную инфраструктуру за свой счет или с их весьма существенным участием. Опыт Калуги оказался бы вполне уместен для повторения. «Как стартовал калужский проект? Они сразу были нацелены на получение якорного резидента, который бы давал денежный поток для развития инфраструктуры на площадке. Кроме того, регион передавал землю в аренду управляющей компании, а та получала доход с передачи участков в аренду резидентам», — объясняет Виктор Балала. В Новосибирской области все пошло не так: первые инвесторы — «Логопарк Толмачёво» (214 га) и «ПНК Толмачёво» (68 га) — вносили арендные платежи напрямую в бюджет региона, и разница аренды, уплачиваемой непосредственно области, от платы в качестве резидента Парка составляла 20 раз. То есть, только от двух первых резидентов упущенная выгода от аренды земельных участков, по прикидкам Агентства, составила 400 млн руб­лей. Немалые средства, учитывая, что инфраструктура ПЛП возводится с участием бюджетных средств. Для сравнения, к этому времени на деньги государства была построена короткая железнодорожная ветка до «ПНК Толмачёво», линия электропередач с подстанцией на 6 МВт, подведен газ. Вложения бюджета в эту инфраструктуру составили 393,5 млн руб­лей.

Но наступил кризис 2008–2009 годов, проекты оказались заморожены, и власть поняла, что без бюджетных вливаний ПЛП так и останется просто отличной идеей. Новый этап в жизни ПЛП начался в 2011 году, когда сменилась управленческая коман­да в ПЛП и Агентстве инвестиционного развития, и была принята долгосрочная целевая программа (ДЦП) развития индустриального парка.

По мере увеличения числа арендаторов и строительства базовой инфраструктуры вложения бюджета в рамках ДЦП с 2014 года начали сокращаться. «Сегодня у ПЛП 18 резидентов, из которых два уже реализовали проекты (первые реальные резиденты Парка — ЗАО «Роса» и ООО «Сладомир»), и еще четыре введут свои мощности до конца года. Подчеркну, что развитие индустриальной площадки идет в полном соответствии с ДЦП, — говорит Виктор Балала, — которая предусматривает планомерное снижение государственного финансирования проекта, начиная с 2014 года, при сохранении ежегодных объемов строительства инфраструктуры. А уже с 2016 года проект должен был развиваться только за счет внебюджетных инвестиций». Так, если в 2012 году инфраструктура ПЛП почти целиком возводилась на бюджетные деньги (около 1,4 млрд руб­лей), то в 2013 году к 1,1 млрд средств из казны в проект вложили 400 млн руб­лей внебюджетных инвестиций, а в 2014 году к 700 млн руб­лей бюджетных вложений предполагалось направить 500 млн руб­лей собственных средств управляющей компании ПЛП.

Рынок вздрогнул

Впрочем, ожидать, что в текущем году УК ПЛП в полном объеме выполнит условия по развитию индустриальной площадки, отраженные в ДЦП — сомнительно, хотя все свои обязательства перед резидентами компания обещает реализовать в полном объеме. Во-первых, депутаты законодательного собрания по согласованию с регио­нальным правительством сократили размер финансирования ДЦП из бюджета с 700 до 400 млн руб­лей. Слуги народа посчитали, что в условиях экономической рецессии целесообразно если не совсем отказаться, то хотя бы серьезно снизить госфинансирование проекта ПЛП. «Это стимулирующая мера для правительства и Агентства инвестиционного развития шевелиться, искать новые внебюджетные каналы финансирования», — объяснял в апреле мотивацию своих коллег журналу «Эксперт-Сибирь» председатель комитета бюджетной, финансово-экономической политики и собственности регио­нального заксобрания Виктор Осин. Во-вторых, инициатива регио­нальных законодателей насторожила действующих и потенциальных резидентов. Почти на 100% в Агентстве инвестиционного развития были уверены в том, что новым резидентом станет компания «Магнит» — крупнейшая розничная сеть страны. Среди ожидаемых 500 млн руб­лей собственных инвестиций в развитие инфраструктуры был и доход, полученный от прихода «Магнита» в ПЛП — порядка 200 млн. Образовавшуюся брешь в бюджете ПЛП теперь должен заполнить банковский кредит, который тоже нужно суметь получить, ведь банкам под государственный проект нужна государственная гарантия.

«Трудно сказать, что больше влияет сейчас на реализацию проекта ПЛП: физическое урезание финансирования или информационный фон, сложившийся вокруг проекта. Скорее это совокупность и того и другого, благодаря чему инвесторы более настороженно относятся к проекту, а некоторые отодвигают срок принятия окончательного решения о выходе на площадку. В итоге проект несет большие репутационные и реальные финансовые потери», — сетует Виктор Балала.

И еще одна новость озадачила инвесторов — в мае областные власти заявили о готовности продать ПЛП, тем самым сократив размер госдолга, который оценивается в 30 млрд руб­лей. Эксперты охотно оценили актив — порядка пяти миллиардов руб­лей, при том что регион вложил в него не менее 3,8 млрд руб­лей. О готовности приобрести пакет акций компании высказался новосибирский бизнесмен, глава «РАТМ Холдинга» Эдуард Таран. По словам предпринимателя, площадка ПЛП привлекательна для РАТМа как «самостоятельный девелоперский проект с перспективой на 15 лет». Более того, Таран рассматривает возможность в перспективе перенести на территорию ПЛП завод по производству стеклотары «Экран», а также построить на новой площадке складской комплекс. «Информация о продаже ПЛП серьезно озадачила резидентов. Всем нужна стабильность. Стабильность на период старта проекта до момента его запуска может обеспечить либо очень крупный инвестор с большим финансовым запасом, либо государство. Отсюда законный вопрос наших партнеров: как будет соблюдена преемственность государственных гарантий. И как вы собираетесь ее подтвердить», — рассказывает Виктор Балала.

Сестрам по серьгам

По словам Виктора Балала, власти региона вряд ли пойдут на продажу ПЛП в условиях низкого спроса на актив и незавершенность реализации ДЦП: «Инвестор должен рассчитывать на максимальную отдачу от вложенных средств. И неважно, кто он — государство или бизнес. Если экспертные оценки покажут, что продать актив завтра будет выгоднее, чем сегодня, то, надеюсь, это и будет сделано, власть обязательно прислушается к здравому смыслу».

«Если рассматривать проект как чисто девелоперский, с чем лично я согласиться не могу, то наиболее оптимальный срок продажи ПЛП — конец 2015 года, когда завершится строительство всей инфраструктуры, — продолжает Балала. — Если же мы смотрим на ПЛП как на управленческий проект, который предполагает получение наибольшего эффекта от инвестиционных вложений резидентов — то тогда его следует продать не раньше конца 2017 года. Именно к этому времени предполагается полное заполнение площадки резидентами, половина из которых построит объекты и начнет платить налоги».

Будет ли продано ПЛП в ближайшее время — однозначного ответа нет. Регио­нальные власти взяли паузу. По распоряжению врио губернатора Новосибирской области Владимира Городецкого в конце июня создана рабочая группа по рассмотрению программ и планов развития «Агентство инвестиционного развития Новосибирской области» и бизнес-планов резидентов индустриального парка. Группа проанализирует целевое расходование бюджетных средств, предоставляемых «Агентству» в рамках реализации ДЦП «Развитие ПЛП на территории Новосибирской области на 2011–2016 годы». Рабочая группа состоит из чиновников регио­нального правительства и депутатов заксобрания.

Включенный в состав рабочей группы Виктор Балала считает, что эффективность ПЛП зависит от наличия в регионе утвержденной инвестиционной стратегии. «Такой стратегии в Новосибирской области нет. К сожалению, есть только программа социально-экономического развития, но это совсем другой документ. А должна быть именно стратегия, в которой четко прописаны инвестиционные приоритеты региона. Бюджет поддерживает то-то и то-то, такими-то методами и на такой-то период, до достижения таких-то показателей. Отсутствие инвестиционных приоритетов серьезно мешает нам сегодня заполнять ПЛП. Сегодня мы поддерживаем всякого инвестора, а это не совсем правильно. Что называется, всем сестрам по серьгам. Должна быть поддержка тех отраслей, в развитии которых регион нуждается в долгосрочной перспективе и для получения наибольшей отдачи», — уверен руководитель «Агентства».   

У партнеров

    Реклама