Слишком зависим

Рынок тепла
Москва, 25.08.2014
«Эксперт Сибирь» №35-36 (427)
Тепловой бизнес остается убыточным, существующие тарифы не позволяют компаниям в полном объеме выполнять свои обязательства перед контрагентами и потребителями, а неплатежи приводят к банкротству

Один из крупнейших энергетических холдингов СФО — «Сибирская генерирующая компания» (СГК), специализирующаяся на производстве тепловой и электрической энергии, поставках тепла и горячей воды потребителям, работающая на территории Красноярского края, Кемеровской области, Алтайского края, республиках Хакасия и Тыва, — объявила о самоликвидации ОАО «Южно-Енисейские тепловые сети» (ЮЕТС). Структурное подразделение СГК задолжало ОАО «Красноярск­энергосбыт» более 340 млн руб­лей. Этим же летом СГК инициировала банкротство ОАО «Дивногорские тепловые сети» (ДТС), также из-за долгов перед «Красноярскэнергосбытом». По данным энергосбытовой компании, в общей сложности проблемные предприятия СГК — ЮЕТС, ДТС и ОАО «Красноярские электрокотельные» — задолжали 1,1 млрд руб­лей.

«В случае с Южно-Енисейскими сетями ситуация особенно показательна, — комментирует и.о. исполнительного директора ОАО «Красноярскэнергосбыт» Юлия Смирнова. — Можно сказать, что эта компания не платит за электроэнергию вообще. За 2013 год ОАО потребило электроэнергии на 224,9 миллиона руб­лей, а оплатило всего 70,7 миллионов. За январь–июль 2014 года Южно-Енисейские тепловые сети потребили электро­энергии на 190,8 миллионов руб­лей, а платеж в адрес «Красноярскэнергосбыта» за это время прошел всего один — на 56,7 миллионов. Ни о каких перерасчетах и «внезапно возникших долгах» речи не идет. Счета «Красноярскэнергосбыта» не превысили суммы, заложенные в тарифы, и являются текущими».

В СГК сложную финансовую ситуацию, в которой оказались ЮЕТС, объяснили перерасчетом стоимости электроэнергии, который был произведен по иску «Красноярскэнергосбыта» в арбитражный суд. «Перерасчет был произведен в сторону увеличения стоимости уже оплаченной в 2009–2012 годах электро­энергии. Одномоментно ЮЕТС, до этого не имевшие долгов перед сбытовой организацией, оказались в списке крупнейших должников, — говорится в официальном сообщении СГК. — В силу того, что ЮЕТС являются регулируемым предприятием, все расходы на их хозяйственную деятельность заложены в тарифы, устанавливаемые органами государственного регулирования. Однако в тарифах на 2009–2012 годы не могли быть учтены суммы перерасчета, выдвинутые в 2012 году. ЮЕТС были вынуждены гасить образовавшуюся задолженность за счет текущих платежей в адрес «Красноярскэнергосбыта». Согласно данным СГУ, выручка ЮЕТС в 2013 году составляла 394 млн руб­лей при чистом убытке в 12 млн руб­лей. Таким образом, долги ЮЕТС оказались фактически равны их годовой выручке.

«Заявление руководства СГК о том, что причиной банкротства являются разбирательства 2012–2013 года, — не более чем попытка переложить проблему с больной головы на здоровую», — отрезала Юлия Смирнова. В «Красноярскэнергосбыте» убеждены, что банкротство ЮЕТС и ДТС — это следствие планомерных действий СГК. «Еще в 2012 году из состава ОАО «Енисейская территориальная генерирующая компания (ТГК-13)», которая представляет на территории Красноярского края холдинг СГК, были выделены все неприбыльные электрокотельные», — отметили в «Красноярск­энергосбыте».

Эта конфликтная ситуация наглядно показывает главную болевую точку предприятий энергетической отрасли — у жестко регулируемых государством компаний в условиях еще только формирующегося рынка тепла весьма ограниченные возможности для выполнения своих обязательств.

Нужны средства

«В большинстве своем тепловой бизнес остается убыточным, — говорит директор дивизиона «Тепло» ООО «Сибирская генерирующая компания» Игорь Максимов. — В текущем году рост тарифов на услуги ЖКХ, в том числе на тепло и горячую воду, был ограничен предельными значениями, которые не превышали параметров инфляции, тогда как число проблем, требующих немедленного решения, лишь увеличивалось. Вложений для поддержания системы в рабочем состоянии требуется все больше и больше. Поэтому говорить о рентабельности в данном секторе пока не приходится». «Система формирования тарифов не предусматривает рентабельности бизнеса. Эффективность на тепловом рынке не стимулируется регулирующим органом. При этом он проверяет все виды затрат — это обуславливает прозрачность бизнеса. Определение процента рентабельности (у водоканала, например, это пять процентов) создаст условия для развития рынка и конкуренции», — в свою очередь констатирует директор Омского филиала ОАО «ТГК-11» Виктор Гаак.

Помимо недостатка финансирования из-за искусственного сдерживания роста тарифов, участники рынка отмечают большой износ тепловых сетей и необходимость вкладывать значительные средства в ремонты и модернизацию объектов. Износ коммуникаций в сибирских городах превышает 60%, а, например, в Барнауле, по оценке СГК, он достигает 80%. Ежегодная нормативная потребность в перекладке сетей в этом городе составляет 575 млн руб­лей, притом что в последние несколько лет в тарифах на тепло предусматривалось не более 25% от необходимой суммы. «Большая часть сетевого хозяйства нам досталась в очень ветхом состоянии, длительное время в них не вкладывались никакие средства, не проводились работы по обновлению оборудования. Отвечая за надежность теплоснабжения, мы обязаны проводить работы, требующие серьезных затрат, решить проблемы одновременно по всем фронтам невозможно, поэтому приходится выбирать, где и что нужно сделать в первую очередь», — говорит Максимов.

По словам директора Томского филиала ОАО «ТГК-11» Олега Пелымского, для того, чтобы остановить процесс старения инженерных коммуникаций, необходимо ежегодно ремонтировать, реконструировать и менять не менее 10 км тепловых сетей. «А мы сегодня можем заменить только шесть километров. Тарифа на проведение этих работ не хватает. Поэтому мы, что называется, кусочничаем: то там заменим мертвый участок, то здесь», — объясняет Олег Пелымский. О проведении комплексной программы по замене изоляции компания может только мечтать, хотя в России есть примеры, когда в городах принята и выполнена программа полной перекладки сетей. Например, в Миассе на Урале. «В какой-то степени к этой задаче мы приближаемся в Татарской слободе в Томске. Вот уже в течение пяти лет мы меняем там сталь на изопрофлекс — высокая скорость монтажа, не нужна сварка, от погоды не зависим, гарантийный срок службы материала — 50 лет. Изначально наша программа на этой территории предусматривала полную перекладку всей сети, начиная от потребителей и в сторону магистральных сетей», — рассказывает Пелымский. Ежегодно томский филиал «ТГК-11» меняет на изопрофлекс до 600 метров трубопровода в год.

И, наконец, последняя острейшая проблема, перед которой особенно уязвимы участники рынка тепла, — неплатежи потребителей. «Действующим законодательством предусмотрена группа неотключаемых потребителей, которые злоупотребляют этим правом. В основном это управляющие компании, различные ЖСК и ТСЖ», — рассказывает заместитель генерального директора по продаже энергоресурсов ОАО «Иркутск­энерго» Максим Матвеев. «Законодательный механизм борьбы с должниками до сих пор не отлажен, — сетует Игорь Максимов. — Мы стараемся вести эту работу всеми доступными нам способами — письма, встречи, судебные иски. Тем не менее, объемы задолженности до сих пор остаются значительными и мешают развитию и стабильной работе наших предприятий».

Наиболее эффективным инструментом борьбы с «неотключаемыми» компаниями является переход потребителями тепловой энергии, то есть населения, на прямые платежи, заключение агентских договоров и создание собственных расчетно-кассовых центров. «Сейчас мы пытаемся решить эту проблему с помощью перевода потребителей на прямые расчеты. В некоторых регионах нашей страны такая практика уже действует и показывает эффективность данной меры. СГК постепенно начинает внедрять такой подход и в городах своего присутствия», — делится опытом Максимов.

Другой возможный способ минимизации неплатежей — это создание ресурсоснабжающими организациями собственных управляющих компаний. Например, «Иркутскэнерго» владеет уже тремя УК в городах региона — Иркутске, Усть-Илимске и Усолье-Сибирском — и заявляет о готовности при согласии жильцов заменить нерадивые управляющие компании.

К либерализации

Впрочем, уже скоро не вполне рыночные правила игры в отрасли должны измениться. Недовольство состоянием дел в тепловой энергетике как со стороны потребителей, так и участников рынка сподвигло государство инициировать разработку законодательной основы реформирования теплоэнергетики. Сейчас на уровне федерации ведется обсуждение новой модели рынка тепла, которая предполагает поэтапную либерализацию цен (в рамках предельного уровня тарифа) и отношений между потребителями, производителями и теплосетевыми компаниями. «Предлагаемая модель рынка тепла как раз и призвана решить проблему низкой рентабельности отрасли и постепенно, после окончания переходного периода, превратить производство и передачу тепла в бизнес, который сможет приносить доходы его владельцам и одновременно предоставлять качественные услуги потребителям», — объясняет Игорь Максимов.

«Наша компания разделяет предложенную Минэнерго модель реформирования рынка тепла: установление предельных уровней тарифов по методу «альтернативной котельной» (локальный источник теплоснабжения, которым потребители могут заменить сторонние теплоснабжающие организации. — Ред.), усиление роли и ответственности Единой теплоснабжающей организации, снижение роли муниципалитетов, — со своей стороны комментирует Максим Матвеев. — Роль госорганов должна ограничиваться установлением предельного уровня тарифа, контро­лем за качеством предоставляемых услуг и недискриминационным доступом к услуге теплоснабжения. Все остальные вопросы производители тепла, теплосетевые компании и потребители могут решать самостоятельно при взаимодействии с Единой теплоснабжающей компанией».

Планировалось, что первые изменения в рамках новой модели начнут действовать в 2014 году, но до сих пор предложения не отражены законодательно и не прописаны механизмы их реализации.

Радуясь либерализации рынка тепловой энергетики, участники рынка убеждены в том, что государство в обязательном порядке должно сохранить за собой функции регулятора. «Система жизнеобеспечивания должна регулироваться государством. Думаю, если бы стоимость тепла регулировалась исключительно рынком, наш товар оказался бы недоступен для ряда промышленных предприятий и некоторых категорий населения. От этого никто бы не выиграл», — считает руководитель УК «Инвестиционная девелоперская компания» (управляет Рубцовской ТЭЦ) Владимир Шарабурак.

Реформируя тепловую энергетику, российские власти во многом повторяют путь стран Северной Европы. Именно там развиты и действуют эффективные системы теплоснабжения. В Дании, Швеции и Финляндии успешно работает система централизованного теплоснабжения на основе когенерации — комбинированного производства тепла и электроэнергии. «Естественно, у этих стран есть положительный опыт, который может быть использован и в России. Метод «альтернативной котельной», предлагаемый в новой модели рынка, также разработан с учетом опыта скандинавских стран. При этом Россия уникальна по своим масштабам и количеству климатических зон. Поэтому невозможно взять кальку с какой-то другой страны и просто наложить ее на нашу страну», — считает Игорь Максимов.

Прозрачные условия

Ожидается, что эффективность проводимых государством мер по либерализации рынка тепла даст толчок к новым проектам не только в сфере производства, но и в сфере передачи тепла, которая остро нуждается в инвестициях. Компании стараются иметь в своем распоряжении не только производственные активы, но и сети. Имея в руках весь технологический цикл (генерация — передача — сбыт), компании проще минимизировать свои издержки.

«Сейчас СГК реализует масштабную инвестиционную программу по модернизации и введению новых энергоблоков суммарной установленной мощностью 1 853 мегаватт в рамках ДПМ. К 2015 году общий объем инвестиций составит 86 миллиардов руб­лей. В текущем году мы завершаем реконструкцию энергоблоков Томь-Усинской ГРЭС, Беловской ГРЭС, строительство энергоблоков Барнаульской ТЭЦ-2 и Абаканской ТЭЦ, новых газотурбинных установок энергоблоков Новокузнецкой ГТЭС. Готовы мы инвестировать и в объекты инфраструктуры теплоэнергетики, но только в том случае, когда в отрасли будет создан прозрачный и долгосрочный механизм ценообразования», — ставит условие Игорь Максимов.

А вот перед «Иркутскэнерго» » — крупнейшей в Сибири теплоснабжающей организацией с установленной мощностью 12 ТЭЦ более 13 тыс. Гкал/час — сегодня не стоит задачи расширения тепловых мощностей, притом что финансовые возможности для этого у компании есть. «В Иркутской области по-прежнему низкий рост жилищного строительства и отсутствует прирост населения. Промышленность также снижает потребление пара и горячей воды, в том числе из-за перекрестного субсидирования тарифов на тепло для непромышленных потребителей и ЖКХ», — констатирует Максим Матвеев. Есть надежда, что реформа теплового рынка решит и эти проблемы.               

У партнеров

    Реклама