«Мы экономический локомотив региона»

Активные инвестиции
Москва, 10.11.2014
«Эксперт Сибирь» №46 (432)
Новый глава Совета директоров Агентства инвестиционного развития Новосибирской области — о парках, кластерах и расширенных полномочиях

ФОТО: АЛЕКСАНДР КАЛОН

Текущей осенью в Агентстве инвестиционного развития (АИР) Новосибирской области произошли серьезные кадровые изменения. Сменился генеральный директор, выбран новый председатель Совета директоров. Последним стал депутат Законодательного собрания региона Николай Сурков. О своем видении задач АИР и своей роли в развитии организации Николай Сурков рассказал журналу «Эксперт-Сибирь».

«АИР уже вряд ли будет прежним»

— Николай Александрович, как получилось, что вы, молодой депутат, сначала стали членом Совета директоров АИРа, а потом и его председателем? Чем вас привлекает эта организация?

— По положению о Совете директоров АИРа, Законодательное собрание имеет возможность делегировать в Совет директоров общества двух депутатов. Мне всегда была близка тема инвестиций. Я интересуюсь новыми технологиями, новыми возможностями, новыми компетенциями, поэтому с удовольствием откликнулся на возникшую возможность представлять депутатский корпус в АИРе. Кроме меня, сейчас в Совет директоров входит депутат Законодательного собрания Илья Воронов. Мне предложили возглавить Совет директоров, я не стал отказываться.

— Как оцениваете путь, который прошел АИР?

— Не считаю, что вправе сегодня давать оценку работе агентства. Скажу одно: АИР уже вряд ли будет прежним. По постановлению правительства Новосибирской области, Агентство с этого года наделено функциями специализированной организации по привлечению в регион инвестиций и работе с инвесторами. АИР уполномочен взаимодействовать со всеми заинтересованными лицами в области инвестиций по принципу одного окна.

— Насколько Агентство готово к расширению компетенций в области инвестиций?

— В рамках стратегии инвестиционного развития региона до 2030 года формируется новая структура АИР. На базе Агентства в самое ближайшее время будут созданы Центр развития государственно-частного партнерства и Центр развития кластерной политики. Наши полномочия стали шире, мы хотим быть эффективным и понятным инструментом по привлечению в регион инвестиций.

— Какие задачи вы ставите перед АИР?

— Все, что происходит в экономике региона, касается нас. В стратегии инвестиционного развития нам отведена достаточно серьезная роль. Я бы даже сказал, основная — мы экономический локомотив региона. Я, в свою очередь, сделаю все зависящее от меня, чтобы АИР на самом деле стал таким локомотивом. А сделать это будет нелегко, тем более в условиях непростой геополитической ситуации, в которой оказалась Россия. Но наши проблемы связаны не столько с глобальной политикой, сколько с привычкой к существующим условиям, которые для нас стали комфортными. Иногда мы не готовы меняться, не готовы взглянуть под другим углом на сложившиеся экономические обстоятельства. Они усложнились, а мы по-прежнему ленивы, никто никуда не торопится, не пытается сделать больше, чем это необходимо, не ставит перед собой амбициозных планов. Поэтому мы как Агентство должны стать таким мотиватором активности. Чем сложнее ситуация, тем с большей энергией мы будем работать. Инициируя новые точки роста, мы готовы брать на себя решения многих организационных и консультационных задач, стоящих перед бизнесом.

— Каковы сегодня инвестиционные приоритеты Новосибирской области?

— Наше главное богатство — высокая степень образованности населения и хорошая научная база. В ближайшее время мы подготовим несколько концептов развития промышленности на территории региона. Будем отталкиваться от наших действующих парковых проектов — Промышленно-логистический парк (ПЛП), Биотехнопарк Кольцово, Академпарк. У нас есть хорошие шансы дать вторую жизнь некогда мощным промышленным предприятиям, которые сейчас оказались не в лучшем состоянии.

«Сила в кооперации»

— Можно несколько слов о вашем видении развития промышленности в регионе?

— Мы нацелены на создание определенных благоприятных условий для промышленников. И это не столько налоговые льготы, сколько комфортность ведения бизнеса. Комфортность среды — это один из важнейших критериев инвестиционной привлекательности территории для бизнеса. Второй критерий — скорость принятия властью решения о поддержке проекта или просто его согласование.

У нас есть идея машиностроительного кластера. Пока это просто концепт. Мы сейчас изучаем рынок мировых производителей тяжелой, строительной, дорожной техники. Исходя из полученных результатов, подготовим презентацию и направим ее наиболее интересным для сотрудничества промышленным компаниям. Посмотрим на их реакцию. Мне кажется, эффект будет. Как рынок мы интересны. В радиусе 700 километров от Новосибирска ни много ни мало живет 12 миллионов человек.

— То есть, помимо ПЛП в регионе могут появиться новые индустриальные парки?

— Именно так. Одним из таких парковых проектов станет Восточная транспортно-логистическая зона. Если ПЛП — это идея государства, то Восточная логистическая зона — инициатива бизнеса. К правительству обратился «Союз транспортников, экспедиторов и логистов Сибири» (СТЭЛС). Входящие в этот союз компании готовы финансово участвовать в создании инфраструктуры парка. Между прочим, все потенциальные участники проекта — конкурирующие между собой компании. Но все они четко понимают, что сила в кооперации. То, что непосильно одному, можно сделать впятером. Это один из принципов образования кластера. Сейчас инициаторы проекта Восточной транспортно-логистической зоны определяются с площадью участков, в которой каждый из них заинтересован, с потребностью в электро­энергии, тепле, газе и так далее. Когда определятся, мы поймем масштабы проекта, рассчитаем стоимость инвестиций в инфраструктуру. Сейчас этот государственно-частый проект находится в стадии проработки.

— Сколько времени потребует подготовительная работа? Год–два?

— Я ожидаю, что подготовительный этап мы пройдем до середины следующего года. У нас нет ни года, ни двух. Все, о чем я говорю, нужно было региону еще вчера. Это и в области продуктов питания, и промышленного производства, и домостроения. Одним из крупных проектов, над которым мы работаем в том числе, — это появление в Новосибирской области домостроительного кластера.

— Это тот самый проект в Искитимском районе, о котором в правительстве говорят последние два года?

— Да, идея в том, что домостроительный кластер нужно делать вокруг Искитимцемента. Сегодня серьезный объем необходимых застройщикам стройматериалов поступает в Новосибирскую область извне. И это притом, что всю строительную продукцию мы в состоянии производить у себя в регионе. Но почему мы это не делаем? Потому что одной, даже крупной, строительной компании не под силу создать серьезное предприятие, например, по производству лифтов. А пять или десять компаний легко могут и построить такое предприятие и загрузить его мощности необходимыми объемами производства. Плюс, на территории появятся новые рабочие места, увеличится объем валового регио­нального продукта.

В любом случае, двигатель экономического прогресса — это не власть, это бизнес. Бизнес вынужден быть новатором, внедрять какие-то новые управленческие решения, новые материалы. Только в этом случае предприниматель будет успешен. Вот строим мы десятилетиями 90-ю серию крупнопанельных домов. Сколько еще ее можно строить?! Неужели нельзя строить в этой сфере что-то более интересное? Можно! И нужно! И все, что зависит от нас в области организации, мы обязательно будем делать.

«Все в рамках здравого смысла»

— Вы сказали, что работа Агентства с бизнесом будет строиться по принципу «одного окна». Это длительная перспектива, или вы к этому стандарту уже подошли?

— Это уже реальность. Причем для обращения к нам инвестору вовсе необязательно иметь готовый бизнес-план, достаточно понятной жизнеспособной идеи. Например, если к нам приходят и говорят: «Давайте мы будем собирать здесь звездолеты», такой проект мы вряд ли поддержим. Но если это будет нормальный локальный проект, необходимый территории, мы поможем и с бизнес-планом, и с подбором участка, и с поиском финансирования, и решением вопросов по получению технических условий, подключению к коммуникациям. Мы постараемся минимизировать возможные затраты инвестора по созданию нового производства.

В Новосибирской области нет собственного производства бумаги, а потребность в ней колоссальна. У нас нет завода по переработке макулатуры, всю макулатуру мы везем на запад. Поэтому, если к нам кто-то придет с идеей запуска подобных предприятий, мы будем содействовать реализации.

— В каком объеме?

— Никто не говорит, что мы устроим аттракцион невиданной щедрости. Нет, это исключено. Все в рамках здравого смысла. В будущем, возможно, АИР будет входить на правах акционера в бизнес-проекты, могут появиться совместные государственно-частные предприятия. Такая возможность у нас есть, и мы будем ею пользоваться.

«Продавать полуфабрикат — не разумно»

— ПЛП сегодня занят резидентами примерно на 60 процентов. Есть ли понимание, когда проект будет полностью завершен?

— Сейчас в ПЛП 19 резидентов, проекты которых находятся на разной степени реализации. Кто-то запустится в этом году, кто-то в следующем, кто-то через пару лет. Но к 2018 году мы должны проект ПЛП полностью завершить.

— Каково ваше отношение к идее продажи ПЛП, которую озвучивают некоторые чиновники и депутаты?

— Любой бизнес имеет стоимость, все зависит от предложения. Если кто-то завтра предложит 30 миллиардов руб­лей за ПЛП, никто не будет против. И, возможно, мы этот проект продадим. Но если завтра за него предложат один миллиард руб­лей, мы не будем продавать ПЛП, потому что в этом нет никакого смысла. Да и продавать полуфабрикат — не разумно. Если уж продавать, то завершенный проект. Не исключаю, что в капитал управляющей компании ПЛП через какое-то время может войти частный бизнес.

— Такие обращения в Агентство уже поступали?

— Пока нет. Заявления бизнеса о желании купить ПЛП были, но только в качестве комментария для прессы.

— Есть опасность, что депутатский корпус в следующем году может урезать финансирование ПЛП, как он сделал в этом?

— Я убежден, что мои коллеги по депутатскому корпусу — люди здравомыслящие, грамотные, компетентные и хорошо считающие. Не думаю, что депутаты пойдут на какие-то крайние меры в части финансирования этого проекта. Но мы и сами не сидим на месте и пытаемся решать свои задачи, в том числе за счет внебюджетных источников. Мы абсолютно открытая и прозрачная структура. Любой депутат может получить исчерпывающую информацию о деятельности ПЛП, об объемах строительства инфраструктуры и стоимости этих работ. В следующем году в ПЛП планируется проверка Контрольно-счетной палатой. И это очень хорошо, я только буду благодарен аудиторам, если они подскажут, где и что мы делали не так, поправят нас в чем-то.

Новости партнеров

Реклама