В борьбе за инвестиции больше шансов победить у тех регионов, которые обладают наибольшим экспортным потенциалом

Причем экспорт как в дальние рубежи, так и в рубежи ближние. С этим тезисом вроде никто уже и не спорит. Но вот про «ресурс приграничности» регионов пока почему-то не говорят. А ведь именно приграничный статус многих российских территорий — это серьезный шанс не только выстроить новые экономические связи, но и показать (а лучше — доказать на деле) свои экономические амбиции. Особенно если использовать в работе здравый смысл.

Образцы здравого смысла есть. И увидеть их не так сложно. Вот, к примеру, китайско-белорусский индустриальный парк «Великий камень». Данные о нем поражают. Площадь инпарка — 8 тыс. гектаров, он будет построен недалеко от Минского аэропорта. Срок строительства — 30 лет. За это время создадут 120 тысяч рабочих мест. На территории 50 лет будет функционировать специальный правовой режим. Прообраз «Великого камня» — успешный индустриальный парк в Сучжоу.

В создание инфраструктуры «Великого камня» Беларусь готова вложить 500 млн долларов, а Государственный банк развития Китая — еще 1,5 млрд долларов. Заметим, что это прямые инвестиции заинтересованных сторон.

Но контрольный и определяющий инвестиционный пакет — за Китаем. Это, собственно говоря, неудивительно. Ведь китайская экономика делит с экономикой США первое–второе место, а экономика Беларуси — в седьмом десятке рейтинга.

Однозначно продемонстрировав политическую поддержку этому проекту, посольство КНР в Беларуси дало прогноз: инвестиции китайской стороны могут увеличиться до 5,5 млрд долларов. А общий объем вложений предполагается в 30 млрд долларов (говорят уже, что свою долю внесут Сингапур и даже Россия).

Президент Лукашенко проявил политическую и экономическую заинтересованность в этом инпарке. Он с гордостью заявил, что реализация проекта позволит Беларуси получать от высокотехнологичных и экспортно-ориентированных производств, размещенных там, до 50 млрд долларов ежегодно.

Мощная китайская телекоммуникационная компания HUAWEI (с годовой выручкой не менее 20 млрд долларов) еще до официального начала строительства стала первым резидентом «Великого камня». Свои субпарки на той же территории совместно будут строить власти и бизнес города Харбин, а также провинции Гуанджоу.

Почему так подробно описываю проект «Великого камня»? Все просто. Используя приграничный статус Беларуси и ее выходы на европейские рынки, инициаторы создания этого инпарка фактически заявили о начале формирования крупнейшего производственного центра, рассчитанного на реализацию продукции вовне, а не на внутренние рынки.

Некоторые аналитики вообще считают: под крылом Лукашенко формируются «филиалы» китайского успеха. Недаром символика проекта прямо-таки подсказывает: «Великий (белорусский) камень» легко может стать основой для новой «Великой (китайской) стены». Подозревают даже, что эта символика впоследствии может вызвать экономическую ревность у самого Кремля...

Но есть и еще не менее важный аспект. Ведь в самую суть «Великого камня» легла не только близость этой экономически эффективной территории к Европе, но и мудрое использование еще одной внешнеторговой конфигурации.

Китай — один из членов Всемирной торговой организации (ВТО). Беларусь же в ВТО имеет лишь статус наблюдателя, но зато входит в границы единого экономического пространства с Россией и Казахстаном. Таким образом, Китай (с использованием геоэкономических возможностей белорусской экономики) получает перспективы еще более масштабной экспансии в Старый Свет, а несырьевая Беларусь (за счет масштабности китайских инвестиций) формирует плацдарм для будущей экономической стабильности. В выигрыше все.

А теперь немного, что называется, «приземлимся». И задумаемся. А можно ли использовать модель инпарка «Великий камень» в сибирских реалиях? Ведь приграничные регионы — в наличии: например, те же Омская или Новосибирская области. До Казахстана (он также наблюдатель в ВТО и также член упомянутого таможенного союза) и Китая — рукой подать. Параллели налицо.

Таким образом, экспортный потенциал приграничных регионов Сибири не­оспорим. Значит, надо только поискать индустриальную площадку, по характеристикам схожую с китайско-белорусским инпарком.

Ведь есть такие, надо только присмотреться! Причем площадки активно действующие, с хорошей деловой репутацией. Например, специалисты «Промышленно-логистического парка» (да и всего комплекса парковых проектов Новосибирской области) обладают достаточным опытом, чтобы выполнить любую самую амбициозную задачу для пользы всего Сибирского федерального округа. А ведь «Промышленно-логистический парк» — это не единичная территория, где могут появиться собственные «великие камни» для новых великих строек.

Такие великие стройки рано или поздно все равно появятся. И тогда губернаторы «земель сибирских» станут гордиться динамикой реального промышленного развития. А не только орденами, которые их регионы по праву получили еще в баснословные советские времена.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №47 (433) 17 ноября 2014
    Титаны Сибири
    Содержание:
    «У нас есть потенциал роста»

    Глава сибирского филиала КПМГ Денис Черников — о слагаемых эффективности бизнеса в условиях кризисной экономики

    Реклама