Мысли года

Мысли года
Москва, 22.12.2014
«Эксперт Сибирь» №1-4 (438)

Руководитель сибирского клуба IT-директоров (Кемерово)

 009_expert-sibir_01-04_1.jpg
Максим Учватов

— Для любого современного бизнеса наличие виртуальных механизмов взаимо­действия с государственными органами — это жизненно важно! Другое дело, как все это воплощено в нашей стране. Во-первых, следует различать взаимодействие с органами местного самоуправления, например, администрацией, и предоставлением электронной отчетности в налоговую инспекцию, которая является госструктурой (второе — сервис). Во-вторых, «Электронное правительство» в современном государстве позволяет любому лицу, будь то физическое или юридическое, взаимодействовать с федеральными или регио­нальными структурами по любому вопросу, не вставая из-за компьютера. У нас этого нет. Да, имеются самые разнообразные услуги, вроде оплаты штрафов ГИБДД, есть возможность отправить запросы в органы исполнительной власти. Конечно, существуют многофункцио­нальные центры, где можно подать документы, получить справки, выписки, но для этого надо идти туда лично. Но это все сервисы — они разрозненные. Идеологи «Электронного правительства» пытались охватить все и сразу — в результате не получилось почти ничего. В конце 2013 года Минэкономразвития развело руками и сказало: «Ну не получилось, оставим из 12 тысяч услуг 20, зато полезных и наиболее востребованных». С этого и надо было начинать. Нет того «Электронного правительства», которое необходимо обществу. 

(№ 8, «Услуги есть, правительства нет»)

Координатор «Коалиции киоскеров» (Новосибирск)

 009_expert-sibir_01-04_2.jpg
Наталия Кошелева

— Порой некоторые законы подаются громко, с оглаской, как, допустим, последние антитабачные запреты. А вот есть тема повышения отчислений в Фонд социального страхования, и она могла пройти очень тихо, если бы представители малого бизнеса по всей стране не подняли шум. Таких изменений, которые произошли или могли бы иметь место, — много. А предприниматели — это люди без юридического образования, не каждый может позволить себе отдельного юрисконсульта, не сидит в правовой системе и уж тем более не читает каждое утро «Российскую газету» на предмет последних изменений в законах. Если узнает о них, то, как правило, постфактум. Для малого бизнеса должны быть простые правила работы, понятные для всех. Как в футболе. Но когда законов миллион, то выучить каждое отдельное постановление почти нереально.

(№ 28–32, «Законные гвозди в крышку гроба»)

Управляющий партнер SCC Group (Кемерово)

 009_expert-sibir_01-04_3.jpg
Владислав Никитенко

— Что я буду делать, если на меня донесут мои сотрудники? Если вы думаете, что я их уволю, то ошибаетесь. По моему мнению, наличие жалоб и проблем с профсоюзом говорит, что руководитель не в должной мере отвечает возложенным на него функциям. Тут надо от начальников избавляться, а не от жалобщиков.

(№ 15, «Туман с конвертами»)

Директор ДальНИИ рынка при Минэкономразвития (Хабаровск)

 009_expert-sibir_01-04_4.jpg
Вадим Заусаев

— Я однозначно за перенос столицы России в Сибирь — в Красноярск или Иркутск. При массе проблем, которые будут сопутствовать исполнению этого решения, это будет прорывом для нашей страны.

А вот перенос части столичных функций в тот или иной город востока страны я бы оценивал уже не так однозначно. На первый взгляд, решение о переносе министерств в регионы — правильное. Но мы в Хабаровске имеем возможность наблюдать, как это происходит в реальности со структурами Минвостокразвития. В наше время «ручного управления» все зависит от первого лица — в данном случае министра. А здесь я в пессимизме. Но уже можно говорить, что опыт превращения Хабаровска в дальневосточную столицу принес свои плюсы и минусы.

С одной стороны, для сильных и предприимчивых людей — это новые возможности для удовлетворения своих амбиций. Но для среднего жителя, особенно пенсионера, итог достаточно однобокий — это удорожание жизни. Наконец, я против присвоения статуса субъекта федерации городам-миллионникам. Мой аргумент прост: административные центры регионов и так сегодня эксплуатируют свои центрообразующие функции на полную мощность. Прежде всего, в ущерб другим муниципальным образованиям. И новый статус только усугубит положение.

(№ 8, «Куда сместить центр»)

Директор «Фабрика Фаворит» (Новосибирск)

 009_expert-sibir_01-04_5.jpg
Борис Дегтярев

— Если санкции продлятся заявленное время, то тогда могу утверждать: нам улыбнулась удача! Но и тут есть несколько факторов, которые влияют на сбыт продукции. Достаточно ли сырья (молока) для расширения производства? Возможен ли дефицит молока, ведь следствием дефицита может стать рост цен, а если сыр будет дорогим, то потребитель может отказаться от покупки? Есть ли государственные программы поддержки? И самое главное: в каком состоянии наши конкуренты из европейской части страны, готовы ли они наладить поставки в Сибирь? Пока же, на мой взгляд, картина не такая радужная: нам могут поставлять сыры из других стран, которые не попали под санкции, будут завозить сыры через Белоруссию.

(№ 35–36, «Гурманам здесь не место»)

Генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (Москва)

 009_expert-sibir_01-04_6.jpg
Дмитрий Рылько

— У нас в последние годы вся прибыль сельхозорганизаций формируется за счет государственных субсидий. Это тревожно. Это мне напоминает 1970 годы в США, когда американское правительство субсидировало своих фермеров и дело дошло до того, что весь фермерский доход формировался за счет субсидий. Америке это стоило серьезнейшего кризиса в сельском хозяйстве, радикального падения цен на землю сельхозназначения, коллапса многих фермерских хозяйств.

(№ 10, «Цена объемов»)

Глава Сибирской юридической компании

 010_expert-sibir_01-04_1.jpg
Сергей Карпекин

— Ситуация несомненно меняется в лучшую сторону. Если 10 лет назад рейдер, наметив себе цель, мог организовать скупку акций и фальсифицировать какие-то корпоративные документы, то сегодня простые методы уже не работают. Сейчас все конфликты возникают изнутри. Рейдер не акции скупает, а ищет интересную для себя ситуацию, где у партнеров по бизнесу возникли противоречия. Задача рейдера предельно простая: получить активы по неконкурентной цене. На первом этапе рейдер может выступать даже в качестве консультанта, демонстрируя заинтересованность в примирении сторон. Но потом неожиданно начать способствовать интересам одной из сторон. Оказавшись внутри бизнеса, рейдер ищет «скелеты в шкафу» — злоупотребление, нарушения, противозаконные действия, чтобы на этом сыграть, оказать давление на руководство. Бывает, что используются сложные схемы с применением различного рода фирм. Ведь нужно и на налогах сэкономить, и юридическую безопасность обеспечить, и от будущих претензий защититься. В итоге закручивается непростая юридическая схема, в которой вдруг имущество, начав движение по цепочке организаций, до конца не доходит и где-то теряется. Наша судебная система не привыкла к сложным многоходовым комбинациям, она не готова видеть сложные взаимосвязи между сделками и не всегда очевидную аффилированность между организациями.

(№ 12, «Предпринимателей нужно защищать друг от друга»)

Губернатор Алтайского края

 010_expert-sibir_01-04_2.jpg
Александр Карлин

— Мы живем с мыслью, что федеральный центр у нас — мудрый родитель. Как добрая мать в многодетной семье, которая точно знает, сколько пирога нужно отрезать каждому из ее ребят. Если кто-то из детей заболел или просто плохо себя чувствует, мудрая мама положит порцию больше, а остальные могут этого даже не заметить, уж по крайней мере, обид по такому поводу в доме не будет. Мне бы хотелось, чтобы федеральный центр вел себя именно так. Но если мы даже замечаем несправедливость в бюджетном финансировании нашего региона в сравнении с другими территориями, то мы шибко не капризничаем и надеемся, что «мама», когда в следующий раз будет резать пирог, окажется мудрее.

(№ 41–42, «У нас в крае нет обиженных территорий»)

Доктор исторических наук, профессор КемГУ (Кемерово)

 010_expert-sibir_01-04_3.jpg
Александр Коновалов

— Часто встает вопрос: куда везти гостей? Именно он и мотивировал к созданию историко-культурной зоны на Красной Горке на правом берегу Томи в Кемерове, потому что сначала думали, что можно ограничиться одним зданием бывшего управляющего рудника. Потом они поняли, что голландцы с большим интересом относятся к постройкам голландского архитектора Ван Лохема, работавшего в годы существования автономно-индустриальной колонии Кузбасса, потом добавилась та часть, где сейчас установлен памятник погибшим шахтерам за авторством Эрнста Неизвестного, и возникла та заповедная зона, где проводятся экскурсии. И если говорить про власти, то они живут повседневной жизнью, а не увековечиванием памяти или какими-то проектами мемориализации. Но встает вопрос, что в Кемерове нет объектов, которые не стыдно показать.

(№ 46, «Было бы интересно спуститься в забой»)

Собственник машиностроительного завода «Труд» (Новосибирск)

 010_expert-sibir_01-04_4.jpg
Юнус Ислямов

— Когда я в 1993 году вернулся на завод, были посчитаны активы и пассивы. Долги казались неподъемными. Не было понимания, как нам удастся их закрыть. Наверное, помогла упертость — в хорошем смысле этого слова — и удача. Говорят, удача — продукт напряженного поиска и труда. Нужно просто оглядеться вокруг. Ведь мы в России ходим по деньгам. Вскоре после того, как я возглавил завод, иду по территории и вижу — вдоль забора лежит титан. Не верю своим глазам. Мне объясняют: да кому сейчас нужен титан? Парадокс, чугунные болванки лежат на складе, а титановые прутки и листы — на улице. Говорю: немедленно занести титан на склад. Более того, мы начали скупать титан, который был тогда в городе. И, как показала жизнь, это было правильное решение. Вскоре к нам приехала делегация с золотодобывающей компании «Полюс», и сказала, что им нужны электролизеры. Говорю — сделаем. Спрашивают: а титан где возьмете? Так вот он, на складе. Удачи не добивается тот, кто лежит на диване.

(№ 10, «Мы в России ходим по деньгам»)

Директор Агентства инвестиционного развития Новосибирской области

 010_expert-sibir_01-04_5.jpg
Николай Сурков

— Наши проблемы связаны не столько с глобальной политикой, сколько с привычкой к существующим условиям, которые для нас стали комфортными. Иногда мы не готовы меняться, не готовы взглянуть под другим углом на сложившиеся экономические обстоятельства. Они усложнились, а мы по-прежнему ленивы, никто никуда не торопится, не пытается сделать больше, чем это необходимо, не ставит перед собой амбициозных планов. Поэтому мы как Агентство должны стать таким мотиватором активности. Чем сложнее ситуация, тем с большей энергией мы будем работать. Инициируя новые точки роста, мы готовы брать на себя решения многих организационных и консультационных задач, стоящих перед бизнесом.

(№ 46, «Мы экономический локомотив региона»)

Глава строительной компании «ЗАО «Корпорация СИТЕХ»

 010_expert-sibir_01-04_6.jpg
Александр Семенов

— Знаете, как работать дешевле? В соответствии со строительными правилами и градостроительными нормативами. Если у тебя много денег и амбиций и ты хочешь построить то, что нельзя, можешь пытаться кого-то подкупить. Анализируя эту ситуацию, я пришел к выводу, что никаких денег не хватит, потому что подкупать придется всех — от рядового исполнителя до мэра. Гораз­до проще и грамотнее сделать проект в соответствии с нормативами, согласовать его. Если что-то не проходит, надо найти пути корректировки, все это решается путем совещаний и споров, но только так. Открытый земельный аукцион выиграть может кто угодно — за землю уже взятку не дашь. За согласование? Есть Главное управление архитектуры и градостроительства, там куча отделов, специалистов, каждый из которых отвечает за свое. А есть еще Управление архитектурно-строительных инспекций, где специалисты выдают разрешение на строительство. Еще есть госэкспертиза, государственный архитектурно-строительный надзор… Кому давать взятку? Я не знаю и знать не хочу. С мэрией можно и нужно работать профессио­нально, потому что там работают профессионалы.

(№ 46, «Мы так и не вышли кризиса, мы научились в нем жить»)

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №1-4 (438) 22 декабря 2014
    Спираль фортуны
    Содержание:
    Гурманам здесь не место

    Эмбарго на поставки продовольствия из-за рубежа, похоже, возвело сибирских производителей в привилегированное положение. Правда, ни фермерские хозяйства, ни продуктовые ритейлеры, ни владельцы общепита не имеют представления, насколько они готовы к импортозамещению

    Реклама