Назад в будущее

Тема недели
Москва, 22.12.2014
«Эксперт Сибирь» №1-4 (438)
Победа депутата-коммуниста Анатолия Локтя на выборах мэра Новосибирска вроде бы доказывает, что политический плюрализм в России существует. Но в реальности исход голосования обнажил противоречия внутри местных элит и явный кризис регио­нальной власти

Фото: Виталий Волобуев

Утром понедельника, 7 апреля, большая часть страны узнала, по меньшей мере, три новости. Первая — в Новосибирске прошли выборы мэра. Вторая — есть такой депутат Госдумы, коммунист Анатолий Локоть, который, оказывается, весьма значительная фигура. И третья — этот самый Анатолий Локоть выиграл выборы мэра города не то чтобы с разгромным, но с внушительным результатом — около 44% голосов против 39% у «кандидата от власти», исполнявшего обязанности мэра с января этого года, Владимира Знаткова.

Если бы случилось наоборот — все обошлось бы краткими новостями в лентах информагентств. Но тут московские и местные журналисты начали сочинять тексты со звучными заголовками — благо, что фамилия нового новосибирского мэра это позволяет. А политологи — теряться в догадках: что это было? То ли очередная «володинская весна» — термин, периодически вбрасываемый в медийное поле для демонстрации политического плюрализма в стране. То ли результат победы одной властной группировки над другой, обеспеченный интересами вполне определенных бизнес-структур. То ли обычный гражданский протест, результаты которого поспешили присвоить себе заинтересованные лица. По всей видимости, результат Анатолия Локтя на этих выборах — это и то, и другое, и третье. И самое главное сейчас — как будет развиваться ситуация в регионе в ближайшие полгода, до внеочередных губернаторских выборов.

Операция «преемник»

Все самые важные политические заявления в России делаются, как правило, до или после затяжных праздников — для пущей неожиданности. Так же было и с фактическим началом кампании по выборам мэра Новосибирска. 9 января, в первый рабочий день нового года, к журналистам вышли двое: в то время еще губернатор Новосибирской области Василий Юрченко и почти уже не мэр Новосибирска Владимир Городецкий. Первый заявил, что назначил второго своим заместителем по развитию новосибирской агломерации с неизбежным уходом с поста мэра города. Второй все больше молчал — забегая вперед, заметим, что это молчание продлилось де-факто все время пребывания Городецкого в новой должности. Все это создавало ощущение, что бывшего мэра, правившего городом около 14 лет, насильно вырвали с насиженного кресла ради реализации хитромудрой рокировки.

Рокировка, в общем, в самом начале казалась простой. Все задумывалось так, как и было последние два десятилетия в истории управления Новосибирском. Работавший главой администрации города Иван Индинок в 1993 году «передал» этот пост своему заместителю Виктору Толоконскому. Тот, в свою очередь, став в 2000 году губернатором региона, назначил преемником своего первого заместителя Владимира Городецкого. Наконец, и сам Городецкий, став вице-губернатором, был, похоже, уверен, что новым мэром станет его первый заместитель Владимир Знатков. Никого не смущало, что узнаваемость Знаткова — минимальная, а после 14 лет работы популярного в народе Городецкого — фактически катастрофическая. «Достаточно напомнить, что я стартовал в 2000 году в первую свою кампанию с узнаваемостью 10,6%, это официальная социология, когда Толоконский стал губернатором, и было принято решение, что я пойду на выборы. Естественно, мне было обидно — десять лет работал первым замом, вот это все хозяйство там, а люди не знают», — говорил Городецкий на своей прощальной пресс-конференции в мэрии города.

Кстати, уже тогда обозначились две группировки, которым приписывают жесткое противостояние на протяжении последующих трех месяцев: это коман­да губернатора Василия Юрченко и полпреда Виктора Толоконского. Последний, в частности, практически мгновенно заявил, что «разочарован» досрочной отставкой Городецкого. Но тогда, в начале января, казалось, что все подобные заявления — не более чем фоновый шум по сравнению с магистральной линией смены новосибирской власти.

Трое и остальные

Однако с самого начала все пошло как-то не по плану. Первым тревожным звоночком можно считать отставку вице-губернатора «по инвестициям» Андрея Ксензова, ранее — первого вице-мэра Новосибирска, якобы готовящегося в преемники Городецкого. Пожалуй, случилось невиданное для крупного региона: чиновник такого уровня уже в конца января публично объявляет о своем неприятии состоявшейся рокировки, увольняется по собственному желанию и демонстративно выходит из партии «Единая Россия». Такой демарш, естественно, не остался незамеченным — именно тогда политологи всерьез заговорили о расколе в стане местных элит.

События же следующих двух месяцев, возможно, когда-нибудь войдут в учебники как пример классического применения политтехнологий на практике. Итак, в мэры идет основной кандидат от власти — исполняющий обязанности мэра Владимир Знатков. Под эту кандидатуру за несколько месяцев до этого отменяется второй тур выборов — известно, что оппозиции куда проще консолидировать протестный электорат, когда их кандидат остается один на один с провластным. Далее в гонку включаются как можно больше кандидатов-спойлеров, призванных разделить протестный электорат на маленькие группы. Похоже, с этим даже перестарались. За месяц до самих выборов они уже вошли в Книгу рекордов Гиннесса как самые массовые: заявки об участии в них подали 35 человек (до конца дошли 11).

При этом долгое время казалось, что многие включились в гонку «по должности». В том числе и выигравший в итоге выборы Анатолий Локоть — главный коммунист Новосибирской области явно имеет федеральные партийные амбиции, в регионе он явно был не прочь побороться и за губернаторское кресло. Говорят, что Локоть может стать и преемником Геннадия Зюганова во главе всей КПРФ. Но случай с рокировкой все решил. К тому же, как рассказывал сам Локоть, перед выдвижением он получил «добро» от замглавы президентской администрации Вячеслава Володина. Зачем это Володину — вопрос отдельный. В частности, высказывалась версия, что, делая ставку на Локтя, он создает в КПРФ противовес недавно назначенному губернатором Орловской области коммунисту Вадиму Потомскому.

Еще один включившийся в гонку «по должности» — депутат-эсер Илья Пономарев, который постоянно говорил о своих планах на мэрское кресло Новосибирска и, несмотря на минимальный рейтинг в городе, также пошел на выборы. Наконец, отметим еще одну фигуру — также бывшего вице-мэра, а позднее министра строительства и ЖКХ региона Владимира Анисимова, ныне возглавляющего местный «Строительный трест № 1» (по иронии судьбы, контролируется структурами главного спонсора новосибирских коммунистов, депутата Госдумы Александра Абалакова). Его включение в избирательную кампанию напоминало тщательно поставленное театральное представление с интригами и тайнами, однако в ходе кампании Анисимов особо себя не проявил.

В результате в гонке оставалось три реальных кандидата, имеющих шансы на заметный результат. Это Анатолий Локоть (которому социологи предсказывали поддержку 28–30% избирателей), Андрей Ксензов (10–12%) и Владимир Знатков (35–38%).

И.о.-сибирская область

Однако затем карты стали путаться еще сильнее. За две с половиной недели до выборов происходит то, чего в такой ситуации случиться не должно было по определению. С жесткой формулировкой «в связи с утратой доверия президента» со своего поста снимают губернатора Василия Юрченко. Как признавался он сам, об увольнении он узнал неожиданно для себя за завтраком в Москве. Эксперты уверены, что политическая казнь Юрченко — итог аппаратной победы полпреда Виктора Толоконского. Заодно со своего поста уходит и «политический» вице-губернатор Виктор Козодой, кроме того, он отдает место главы избирательного штаба Знаткова депутату Госдумы Александру Карелину.

На место Юрченко назначается Владимир Городецкий, который с тех пор берет на все свои мероприятия исполняющего обязанности мэра Владимира Знаткова. Тогда в ходу была остроумная шутка: и в городе, и в области руководят «и.о.», а потому Новосибирскую область нужно переименовать в «Иосибирскую». Затем Центральный суд Новосибирска неожиданно по закону снимает Владимира Знаткова с выборов. Областной суд это решение отменяет, но тревожные звоночки звучат уже как фанфары. В это же время с гонки снимаются несколько кандидатов, среди которых и Илья Пономарев, причем в пользу Локтя — вряд ли это подарило коммунисту особую долю электората, но внимание к кандидату и информационный шум в его пользу обеспечило.

А на последней предвыборной неделе и вовсе начинается театр абсурда. Знатков заявляет, что в отношении него планировалось преступление, но не вдается в подробности (в СМИ же вовсю обсуждается версия с планировавшимся похищением его сына, и что за похищением якобы стоит Андрей Ксензов). В типографии задерживают тираж газеты с агитацией в пользу Анатолия Локтя. Плакаты и листовки Владимира Знаткова заполоняют весь город вплоть до витрин на каждом киоске. Среди бюджетников и муниципальных служащих продолжаются традиционные лекции о «правильном» голосовании. Наконец, за неделю до выборов, в последний возможный день, с гонки снимается Андрей Ксензов. Как уверял депутат Горсовета Александр Люлько, возглавляющий местное отделение выдвинувшей Ксензова партии «Родина», для него и его соратников это стало полной неожиданностью — Ксензов ничего не стал им объяснять и на несколько дней просто улетел из города. Не последовало от него и публичных объяснений, а потому уход из гонки стал связываться с внешним давлением.

Локоть ни при чем

Но, несмотря на все это, социологи до последнего момента прочили победу Знаткову. Тем неожиданнее оказался триумф Анатолия Локтя. Рискнем предположить, что неожиданным он был для всех. И, прежде всего, для самого Локтя, для которого пост мэра, учитывая его амбиции, все же слишком мал. Во-вторых, для Владимира Знаткова. Последний был явно шокирован случившимся, потому что уже в понедельник утром ушел в отпуск, передав руководство городом исполняющему обязанности вице-мэра Александру Титкову, ни разу не показался на публике и только в среду вечером заочно поблагодарил проголосовавших за него новосибирцев (сообщение было распространено пресс-центром мэрии). Традиционного поздравления соперника с победой горожане так и не дождались.

Тем не менее, факт оказался налицо. На довольно существенной для местных выборов явке более 30 процентов (см. график 1) Анатолий Локоть одержал не то чтобы разгромную, но вполне убедительную победу, набрав 43,75% голосов. Кстати, много больше, чем его новоизбранные коллеги в других городах (см. график 2).

Уже утром в понедельник у всех более или менее следивших за ходом выборов неизбежно возник вопрос: а что же, собственно, произошло? Вопрос уместно даже сузить: избиратели проголосовали за Локтя или против Знаткова? Комментаторы уверены — скорее справедливо последнее. «Кампания Локтя большого впечатления не произвела — стандартная кампания оппозиционного кандидата с большим бюджетом, разноска большого количества объектов по квартирам, пикеты для обозначения публичного присутствия. При этом Знатков допустил ряд серьезных ошибок, местами перегнул палку», — говорит политолог Евгений Минченко.

Глава штаба Знаткова Александр Карелин проигрыш объяснил недостаточной мобилизацией «их» электората. «Основная ошибка кампании — нам не удалась мобилизация. Наших соратников, сторонников партии. Я так понимаю, что для многих сокращение списка кандидатов послужило знаком к расслабленности», — признался он. Объяснение, прямо скажем, несильное: напротив, провластный электорат был мобилизован по максимуму известными средствами. Наконец, вот комментарий полпреда Виктора Толоконского, которого в этой гонке вроде бы следует признать победителем, полностью разгромившим команду Василия Юрченко. «Результаты выборов еще раз подтверждают, что очень многие новосибирцы, может быть, даже большинство, не принимают стиль работы и принципы взаимодействия с обществом, которые в последние годы формировали бывший губернатор Василий Юрченко и Виктор Козодой (экс-заместитель Юрченко). Все-таки с обществом важно работать с иным уровнем уважения, с другим уровнем заинтересованности», — заявил он.

Социологам, естественно, еще предстоит выяснить подлинные причины таких результатов выборов, но исследователи из группы «Открытое мнение» еще до 6 апреля предупреждали: может случиться протестное голосование. И оно, по всей видимости, действительно случилось. Рискнем предположить, что если бы в бюллетене была графа «Против всех», именно она набрала бы большинство голосов избирателей. Подтверждение тому — случившееся три года назад аналогичное протестное голосование в пригороде Новосибирска, 100-тысячном Бердске. Там во втором туре никому не известный системный администратор из Академгородка Илья Потапов (избирался от КПРФ) победил исполняющего обязанности мэра Владимира Штопа после досрочного ухода с поста главы города Александра Терепы. Причина — разочарование избирателей в действующей власти, подкрепленное крупной коммунальной аварией незадолго до второго тура. Правда, Потапов оказался не намного лучше предшественников и в итоге попался на получении взятки (суд над ним стартовал на прошлой неделе). И этот факт, кстати, тоже подтверждает, что избиратели голосовали в Новосибирске не за Локтя. После взятия с поличным Потапова, который должен был продемонстрировать «коммунистический» подход к управлению городами, многие говорили, что авторитет местного отделения КПРФ был утерян навсегда. Ничего подобного — об этом в нынешней кампании почти никто и не вспоминал.

Who is Mr. Lokot?

Итак, кого же выбрали новосибирцы своим мэром? Карьера Анатолия Локтя — типичный путь идеального советского функционера. Родился в 1959 году, окончил электротехнический институт по инженерной специальности, затем — работал на скромной должности в Новосибирском НИИ измерительных приборов. Все изменилось, когда он оказался на партийной (вариант — комсомольской) работе. Почти сразу же Локоть избирается секретарем ВЛКСМ института, работает в партийном комитете. Что примечательно — не рвет с КПСС и после 1991 года, а поддерживает связь с коммунистами и уже в 1994 году становится вторым секретарем Новосибирского обкома недавно созданной КПРФ. В 1996 году Локоть становится депутатом Городского совета Новосибирска. «Наконец-то стал депутатом с редким упорством постоянно выдвигавшийся на всех возможных выборах коммунист Анатолий Локоть, начальник сектора НИИИПа», — писала в тот период газета «Новая Сибирь».

В 2000 году Локоть снова избирается в Горсовет, в котором по итогам тогдашних выборов КПРФ получает почти половину мест — 12 из 25. Будущий мэр возглавляет эту фракцию и на три года становится одним из главных ньюсмейкеров политической арены Новосибирска. Он ведет «тарифные войны» с мэрией Новосибирска, грозя неокрепшему тогда в политических играх мэру Владимиру Городецкому «коммунальной революцией». Кстати, именно этот период дает право утверждать, что Локоть — никакой не оппозиционер, а плоть от плоти часть той политической системы, которая сложилась в Новосибирске с начала 2000 годов. Просто кто-то заседал в президиуме мэрии, а кто-то периодически выходил на улицы с красными флагами. И именно лояльная позиция обкома КПРФ, который Локоть возглавил в 2006 году, во многом позволила Владимиру Городецкому три раза переизбираться мэром Новосибирска, побеждая слабых соперников (исключение — выборы 2004 года, но это другая история).

В 2003 году Локоть избирается в Госдуму, где и пребывает до 9 апреля 2014 года, когда сдает ман­дат в связи с избранием мэром Новосибирска. Как депутат, Локоть вряд ли запомнится яркими законопроектами или протестным голосованием — как правило, его позиция никак не отличалась от мнения большинства. Разве что и сейчас можно найти подробные статьи о том, как главный новосибирский коммунист предлагал сначала Борису Грызлову, а затем и Сергею Нарышкину называть его «дружище Локоть», дабы избежать проблем со склонением этой фамилии. И вот после такой «аппаратной» биографии он получает кресло мэра третьего города в стране, в котором градоначальник, в отличие от того же Екатеринбурга — фигура, реально управляющая местным хозяйством.

На прямой вопрос «Эксперта-Сибирь» о том, как он будет управлять огромным городом, не имея никакого опыта, Анатолий Локоть задорно ответил: «Уже поздно. Вы же меня выбрали». Пообещав, правда, провести в мэрии аудит расходования муниципального бюджета и назначать на должности людей не по партийной принадлежности, а по профессио­нальным признакам. Впрочем, образ «мэра-хозяйственника» может быть далек от реального положения вещей. «Горожане оценивают своих градоначальников не по их «хозяйственным» делам. Мало кому удается зримо поправить в лучшую сторону катастрофическую ситуацию с городскими хозяйствами в сегодняшней России. Мэра оценивают по тому, какую публичную коммуникацию он выстраивает в городе. Легок на общение и прост, открыт и доступен, умеет «правильно» формулировать мысли, не высокомерен и «близок к народу», наконец, совестлив и не вороват откровенно и беспардонно. А еще важно, чтобы кому-то помог в тяжелую минуту», — замечает академический директор Центра социологического и политологического образования Института социологии РАН Александр Согомонов.

В этом смысле мэр-политик — вполне реалистичное амплуа, которое сможет примерить на себя Анатолий Локоть. Тем более что образ «главного городского сантехника», который старательно примеривают на себя губернаторы и мэры, на самом деле существенно мифологизирован. Мэр крупного города — все же более политик, чем менеджер. И в Новосибирске это вполне явственно показал Виктор Толоконский, традиционно мало публично уделявший внимание хозяйству в угоду политике разного уровня и типа.

Экзамен для губернатора

«Системность» Локтя подчеркивают и дальнейшие события. Толоконский уже пожелал новому мэру успехов и выразил уверенность, что они сработаются. Да что полпред: сам Владимир Путин уже в понедельник на встрече с Владимиром Городецким в Ново-Огарево выразил надежду, что последнему «с новым мэром удастся выстроить и личные, и деловые отношения с тем, чтобы совместно работать на благо жителей». Представьте себе, что Путин после победы Евгения Ройзмана на выборах мэра Екатеринбурга увещевает главу Свердловской области выстраивать отношения с избранным градоначальником. Да и вообще, редко какой мэр удостаивается чести быть упомянутым в позитивном ключе в таких разговорах. То есть, федеральный центр Локтя-мэра принимает. Кстати, сам он на первой пресс-конференции «по секрету» рассказал, что ночью после выборов у него и лидера КПРФ Геннадия Зюганова состоялся разговор с Володиным, который, в свою очередь, «наказал» Городецкому работать с новым мэром.

Очевидно также, что Локтя принимает и поддерживает часть местной элиты. Прежде всего, окружение Толоконского, который, вероятно, все-таки подспудно поддерживал кандидата-коммуниста на этих выборах. Кроме того, можно говорить и о поддержке Локтя целым рядом бизнес-структур. Это и уже упомянутый Александр Абалаков, который до избрания депутатом Госдумы по спискам КПРФ контролировал местный холдинг «F1», существенная часть бизнеса которого — управление жилым фондом. То есть, непосредственной вотчиной мэра. Это почти наверняка и некоторые владельцы Гусинобродского вещевого рынка, знаменитой барахолки, которая в конце концов победила в конфликте в экс-губернатором Василием Юрченко. По некоторым данным, избирательную кампанию Локтя финансировал, в том числе, директор рынка «Маммон» (часть барахолки) Арам Суварян. Неудивительно, что Локоть уже поспешил заявить, что барахолка закрыта не будет, во всяком случае так, как планировалось ранее. «Убежден, что административными мерами этот вопрос не решить. Кроме того, неправда и то, что на месте барахолки должно быть метродепо. Нет таких планов», — заявил Локоть на той же пресс-конференции.

Другая же часть элит, поставившая на Знаткова, либо быстро изменит предпочтения в угоду собственным политическим и бизнес-интересам, либо начнет подготовку к досрочным выборам губернатора, которые должны состояться в сентябре этого же года. «Игра Толоконского — используя влияние на силовиков и оппозиционные партии (в первую очередь КПРФ), выбить из губернаторского кресла Юрченко. Программа-максимум — самому вернуться на этот пост, программа-минимум — поставить подконтрольную фигуру. Победа Анатолия Локтя на выборах мэра позволила ему выбить из губернаторской гонки руководителя штаба кандидата от «Единой России» Владимира Знаткова — депутата Госдумы Александра Карелина, а также снизить шансы на выдвижение от «партии власти» исполняющего обязанности губернатора Владимира Городецкого», — уверен Евгений Минченко.

Конечно, в такой ситуации неопределенности о консолидации регио­нальной и местной власти говорить не приходится — переходный период будет продолжаться, по меньшей мере, еще полгода. А победа Локтя на федеральном уровне может иметь совсем другие последствия. Напомним, что сейчас в Госдуме рассматривается законопроект о реформе местного самоуправления. Согласно одному из пунктов, Заксобрание региона может преобразовывать городские округа в специальные территории с районным делением. Выборы в этом случае «опускаются» на уровень внутригородских районов, а во главе всего города становится назначаемый губернатором сити-менеджер с реальной властью. Даже депутаты Горсовета при такой схеме не избираются, а делегируются из районных советов. Если будет реализован этот сценарий, то Анатолий Локоть рискует остаться в современной отечественной истории последним избранным мэром крупного города. И быстро лишиться (возможно, желаемо) реальной власти. Это будет еще и вполне символично. Напомним, что отмена выборов губернаторов в 2004 году де-факто тоже была связана с Сибирью: «антигероем» тогда стал сатирик Михаил Евдокимов, неожиданно избранный главой Алтайского края.

В любом случае, эта кампания показала чрезвычайную нестабильность в кругах местных элит. При малейшем отклонении от заданного сценария здесь начинается брожение и взаимное противостояние. И два–три целенаправленных политических удара в корне меняют диспозицию на властной арене. Поэтому перво­очередная задача Локтя — не традиционно тиражируемая подготовка к отопительному сезону и прочая работа «крепкого хозяйственника», а консолидация местных кланов в интересах развития Новосибирска. Впрочем, в то, что подобная ситуация реальна, верить могут только такие идеалисты, как мы.

Уровень поддержки победившего кандидата на последних крупных выборах в городе Урала и Сибири
Явка на последних выборах в крупных городах Урала и Сибири

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №1-4 (438) 22 декабря 2014
    Спираль фортуны
    Содержание:
    Гурманам здесь не место

    Эмбарго на поставки продовольствия из-за рубежа, похоже, возвело сибирских производителей в привилегированное положение. Правда, ни фермерские хозяйства, ни продуктовые ритейлеры, ни владельцы общепита не имеют представления, насколько они готовы к импортозамещению

    Реклама