«Мы перекроем Транссиб»

Тема недели
Москва, 16.02.2015
«Эксперт Сибирь» №8 (442)

Говорят, народное терпение в России практически безгранично, но одна маленькая спичка, вспыхнувшая некстати, может смести то, что сохранялось этим терпением долгие годы. Для Забайкальского края в январе и начале февраля спичечным коробком едва не стали пригородные поезда, отмененные из-за долгов правительства региона перед ОАО «Забайкальская пригородная пассажирская компания» (ЗППК, 51% — у ОАО «РЖД», остальное — у правительства края). Разговоры об отмене электричек здесь не прекращаются долгие годы, народ к ним почти привык. А потому еще в сентябре–октябре прошлого года на слова о возможной остановке всего пригородного пассажирского сообщения деревни, села и города, связанные электричками, реагировали разве что сонным позевыванием. Зевать расхотелось в декабре, когда Региональная служба по тарифам (РСТ) утвердила максимальные ставки на пригородные перевозки. 1 января кассиры в еще не закрывшихся пригородных кассах слышали в свой адрес и в адрес железной дороги смачный мат, а вагоны пошли полупустыми: платить почти в 10 раз дороже, чем вчера, захотели немногие. В январе генеральный директор ЗППК Николай Гаджала констатировал: с начала текущего года компания перевезла всего восемь процентов от того количества пассажиров, которое отмечалось в аналогичном периоде 2014-го. С 15 января перевозки стали сворачиваться.

На митинг 14 января в город съехались жители многих районов края, которые попытались докричаться до руководства пригородной компании и правительства и рассказать о том, что в их селах без электричек и пригородных касс просто нельзя. Потому что дороги больше похожи на стиральные доски, на которых из-за обрывов и ям ездить опасно даже на вездеходах. Во многих населенных пунктах альтернативы электричкам даже при огромных финансовых вложениях не найдется еще несколько лет, до тех пор, пока не построят сносные трассы. «У нас на станции «Кука» был случай, когда беременная девушка была вынуждена идти пешком на станцию «Лесная» за семь–восемь километров. Ей понадобилась медицинская помощь, а у нас в селе только фельдшер, больница есть только на соседней станции», — рассказала жительница станции Кука Читинского района Ирина Геласимова. Отсюда до Читы, краевого центра, всего-то 50 с лишним километров. Но, оказываясь здесь, будто попадаешь в уединенную глушь забайкальского севера: добираться на внедорожнике пришлось, ойкая на каждое покачивание машины, ползущей по опасному, в заледенелых овражках, склону. Ежедневно рано утром из Куки отправлялся прицепленный к тепловозу вагон, на котором с незапамятных времен кукинских школьников возили на учебу в Лесную (своей школы в деревне никогда не было). И если раньше за одного ребенка нужно было заплатить 11 руб­лей в один конец, то с 1 января цена цепко ухватилась за отметку «90 руб­лей». Туда–обратно — уже 180 руб­лей! «У нас не останавливаются поезда дальнего следования. Если отменят электричку, то что, нам ложиться здесь и умирать? Как наши старики будут ездить в больницы, если даже «скорая» сюда не может попасть? Как будут учиться дети?» — Ирина Геласимова на сход жителей станции 19 января пригласила не только руководителя администрации ее муниципалитета, но и главу района Николая Селезнева, который, хоть и пытался держать удар вопросов разозленных жителей, успокоить их не смог. «Мы объявили конкурс на строительство дороги, для которого нужно будет снести вот эту гору», — Селезнев махнул куда-то вверх и в сторону. Оказалось, аукцион на строительство дороги уже прошел, его цена превысила 560 млн руб­лей. Дорожный фонд региона брал на себя 90% расходов, местный должен был заплатить 10 процентов от суммы, то есть 56 млн. «Где мы возьмем деньги, не знаю», — чуть позже растерянно разводил руками Селезнев перед журналистами.

Накал страстей усиливался: в начале февраля жители Хилокского района грозили уже перекрыть Транссиб. Власти пугали зачинщиков волнений ОМОНом, но на кону стояла учеба детей и здоровье родителей, людям было не до страха перед масками и щитками. Пар выпустили лишь после президентского разноса правительственных чиновников. Сегодня в Забайкальском крае возобновлено 7 ранее утраченных пригородных маршрутов. Вроде бы как все хорошо, ситуация разрешилась. Но впечатления обманчивы. По мере усиления кризисных явлений ЗППК все яснее и настойчивее будет требовать оплаты своих расходов, что вполне логично. «Деньги нужны для продления аренды подвижного состава у ЗабЖД и выдачу заработной платы сотрудникам предприятия. Я не могу заставить 265 подчиненных работать без оплаты», — заявлял еще в начале января Николай Гаджала.

Цены на билеты в Забайкалье, снова запуская движение электричек, ронять все же не стали. За чей счет банкет — пока не ясно, но источники финансирования необходимо будет найти: дефицит бюджета Забайкальского края в 2015 году вплотную приблизился к предельно разрешенной законом 15%-ной планке. В начале февраля на заседании в краевом правительстве было заявлено, что сумма компенсаций выпадающих доходов ЗППК из бюджета может составить 300–500 млн руб­лей. «Конечно, признать эту сумму экономически обоснованной мы не можем… Но понятно, что от компенсации выпадающих расходов нам не уйти. Однако важно проанализировать, какие направления для нас важны, какие суммы выплат соответствуют реалиям — с учетом действующих тарифов на автоперевозки, перевозки по той же железной дороге в поездах дальнего следования, формирующихся на территории Забайкалья, — давал поручения губернатор Константин Ильковский. — Нам, безусловно, важно сохранить востребованные дачниками направления, особенно в летнее время. Или, например, маршрут «Яблоновая–Лесная» не загружен, но, пока там не будет организовано альтернативное транспортное сообщение, отменять электричку нельзя».

Кроме того, Ильковский дал поручение подготовить обращение в ФАС России о признании ЗППК регио­нальным монополистом. «Такое заключение, в соответствии с законодательством, обяжет ЗППК заключить с правительством Забайкальского края договор на перевозку пассажиров. Напомню, на нынешний день такой договор подписан только с нашей стороны, перевозчик его заключать отказывается», — пояснил губернатор. Краевому Минфину поручено рассмотреть возможность освобождения ЗППК от всех регио­нальных налогов и сборов. Параллельно заявлено о развитии автобусного сообщения. «Главное, чтобы Транссиб не перекрывали. Это, самое главное, опасно для жизни и здоровья», — уверен заместитель министра по транспорту Забайкалья Дмитрий Палкин.

Материал подготовила Юлия Скорнякова, корреспондент ИА «Чита.ру» (Чита)

У партнеров

    Реклама