Образовательный протест

Политика
Москва, 16.02.2015
«Эксперт Сибирь» №8 (442)
Локальный конфликт с выборами ректора Бурятского госуниверситета за считанные дни перерос в массовую акцию протеста против главы республики Вячеслава Наговицына. Кому это было нужно?

Скандала, с которого начал Бурятский государственный университет (БГУ) 2015 год, прежде не знал не только сам вуз, но и вся Республика Бурятия. Еще пару месяцев назад вряд ли кто мог предположить, что уход с поста ректора БГУ 65-летнего Степана Калмыкова, возглавлявшего вуз два десятилетия, и назначение временно исполняющим обязанности ректора бывшего замминистра образования Бурятии Николая Мошкина обернется скандалом с межнацио­нальной подоплекой, митингами и волной протеста против главы региона Вячеслава Наговицына. Коллектив вуза выходит на площади Улан-Удэ и требует отставки главы; отдельные политики заявляют, что новым ректором может быть только представитель титульной нации, а депутаты Народного Хурала созывают внеочередную сессию, чтобы разобраться — кто в этой ситуации прав и что делать. Ни на один из вопросов ответа никто до сих пор не дал.

«Секретная операция»

Бурятский госуниверситет — один из старейших классических вузов Сибири. Образован он в 1995 году на базе Бурятского государственного педагогического института им. Доржи Банзарова (основан в 1932 году) и филиала Новосибирского гос-университета в Улан-Удэ. Сегодня около 10 тыс. студентов обучаются на семи факультетах и в шести институтах. В научных подразделениях и на кафедрах работают порядка 150 докторов наук и профессоров, почти 590 кандидатов наук и доцентов. В состав университетского образовательного комплекса входит 23 общеобразовательные школы Бурятии, а также Иркутской области и Забайкалья, девять центров довузовской подготовки, четыре профессио­нальных лицея и пять колледжей. Почти двадцать лет БГУ возглавлял Степан Калмыков, срок полномочий которого истек 19 января 2015 года. Претендовать вновь на кресло ректора он не мог по причине возраста. Для него отвели почетную должность президента БГУ, а на пост ректора, как предполагает Устав университета, выдвинули на рассмотрение Минобразования РФ три кандидатуры: декана исторического факультета Константина Митупова, директора медицинского института Владимира Хитрихеева и декана биолого-географического факультета Эрдэни Елаева.

Казалось бы, никаких неожиданностей не должно было случиться: Минобразования РФ согласовывает кандидатуры, подтверждая их право на участие в выборах, и один из тройки в дальнейшем в ходе конференции трудового коллектива становится ректором. Однако 20 января руководитель департамента кадров Минобразования РФ Владимир Голубовский на заседании коллектива БГУ зачитал приказ федерального ведомства о назначении на должность врио ректора Николая Мошкина — «до выборов ректора в установленном законом порядке». «Процедура выборов ректора не приостановлена и будет продолжаться. В ближайшее время, как только пройдут все правовые процессуальные моменты, мы войдем в стадию избрания нового ректора», — пообещал Голубовский.

Его слова коллектив БГУ встретил топотом ног. С этого момента в вузе и начала разрастаться протестная волна, которая за считанные дни вышла за стены — в органы законодательной и исполнительной власти региона и на площади Улан-Удэ. Протестующие возмутились тому, что глава Бурятии Вячеслав Наговицын в одиночку согласовал с Минобразования РФ кандидатуру Мошкина, а также требовали отозвать приказ и назначить выборы согласно Уставу БГУ. Свое решение о согласовании кандидатуры Мошкина Наговицын объяснил кратко: лучше свой, чем со стороны. «Своевременно БГУ не справился со сроками и представил документы на трех кандидатов позже назначенного, — пояснил Вячеслав Наговицын на пресс-конференции. — Минобрнауки РФ было поставлено в сложное положение. Оставалось только на время, пока нет ректора, исполняющего обязанности ставить. Они могли поставить из числа министерства образования, либо из другого вуза РФ, но предложили воспользоваться правом и поставить работника из Минобразования Бурятии. Это один из лучших вариантов, который можно было бы придумать. Потому что если бы был чужой человек, с которым невозможно было бы общаться, то было бы хуже».

Министр образования Бурятии Алдар Дамдинов на пресс-конференции подчеркнул, что Мошкина пока никто не предлагал на пост ректора вуза, как того опасается коллектив. По словам министра, есть три реальные кандидатуры, именно их и рассмотрит аттестационная комиссия Минобразования РФ. Кроме этих троих человек никто не вправе претен-довать на пост ректора, а задача Мошкина на ближайшее время — обеспечить процедуру проведения выборов. Однако все аргументы чиновников регио­нального правительства коллективу БГУ показались недостаточными. В вузе считают, что назначением Мошкина на пост врио федеральное ведомство нарушило их права, не посчитавшись с мнением сотрудников. «Мы требуем, чтобы соблюдались принципы автономии университета и преемственности в его развитии», — заявила зав-кафедрой философии БГУ Мария Бадмаева. А Степан Калмыков и вовсе объявил на сессии Народного Хурала, что неко-торые высокопоставленные чиновники регио­нального правительства проводят «секретную операцию» против вуза: «Группа людей хотела взорвать ситуацию в университете, чтобы принимать свои решения. Им не нравилось, что вуз самостоя-тельный, что самостоятельный ректор. Я не буду называть всех участников процесса, но обращаюсь сегодня к прокурору Бурятии Юрию Петрову. У меня есть определенная информация на этих людей. Они взорвали коллектив БГУ. Кому это нужно? Почему ректор со стороны?». Отметим, что незадолго до сессии стало известно, что как президент БГУ Калмыков будет получать заработную плату в размере 3 млн руб­лей в год. На одной из пресс-конференций бывший ректор объяснил такие цифры очень просто — нельзя в наше время прожить на пенсию в 16 тыс. руб­лей (на посту ректора его доход со-ставлял около 4 млн руб­лей в год).

Нежелательная плоскость

Но суть конфликта, казалось бы, не в деньгах вовсе, а в попранных правах коллектива БГУ. По крайней мере, так заявляют организаторы митингов. Откуда же в этой истории взялся межнацио­нальный подтекст? На упомянутой сессии Народного Хурала отдельные депутаты вдруг заявили о том, что новым ректором БГУ должен быть представитель титульной нации. Так, лидер бурятских коммунистов, депутат Госдумы РФ Вячеслав Мархаев высказал мнение, чтобы будет логично, если БГУ возглавит бурят. Депутат Народного Хурала Сергей Мезенин напомнил коллеге, что на должности назначаются по профессионализму, а не по принадлежности к той или иной нацио­нальности. «Заявление о том, что ректором БГУ должен быть человек только титульной нации, ставит в неудобное положение профессоров и научных сотрудников, докторов других нацио­нальностей, которые работают в БГУ», — заметил депутат. «Обсуждение переходит в нежелательную плоскость. Я не возражаю, что ректор будет титульной нации, но от лица избирателей Кабанского района мне обидно. Если это легитимно, давайте внесем такое положение. Но у меня возникает вопрос: а что я плохого сделал для республики? Часто бурят что-то делает для русских лучше, а русский делает лучше для бурят», — высказал свое мнение ректор Бурятской государственной сельскохозяйственной академии Александр Попов.

Обсуждению нацио­нального и кадрового вопросов депутаты посвятили шесть часов. В массе комментариев, мнений и заявлений утонули слова старшего помощника прокурора Бурятии Ирины Киселевой, которая пыталась напомнить при-сутствующим, что выборы ректора — компетенция федеральных органов исполнительной власти, а именно — учредителя вуза (Минобразования РФ).

Дальше — больше. В воскресенье, 8 февраля, коллектив БГУ вышел на очередной митинг с лозунгами «Национализм не пройдет», «Урагшаа бурядууд» («Вперед, буряты»), «Долой Наговицына» и другими. Также в ходе акции протестующие собирали подписи под письмом в адрес Владимира Путина с заявлением, что выражают недоверие Вячеславу Наговицыну. «Мы считаем, что он не соответствует занимаемой должности, не состоятелен как публичный политик, его деятельность ведет к деградации республики. Мы, нижеподписавшиеся, просим Вас рассмотреть вопрос отставки главы Бурятии», — говорится в обращении. Казалось, о нарушенных правах коллектива БГУ никто из митингующих уже и не помнил, и всякую актуальность данный вопрос потерял. Цель у активистов была одна — выступить против действующей в республике власти. Таким образом, конфликт, получивший начало в стенах БГУ, за считанные дни перерос в массовую акцию протеста против Вячеслава Наговицына. Создается впечатление, что выборы ректора в этой ситуации послужили лишь поводом.

Очередным тому подтверждением может являться и тот факт, что в письме, адресованном Путину митингующими, не было ни слова о выборах ректора БГУ и нарушенных правах коллектива. Зато в нем упомянули и тарифы на услуги ЖКХ, и коррупцию, и банкротства предприятий Бурятии. Тут стоит отметить, что значительную роль в раскачивании лодки под названием «выборы ректора БГУ» сыграл теперь уже бывший пресс-секретарь БГУ Аркадий Зарубин. Экс-редактор газеты «Аршан» Тункинского района Бурятии весной прошлого года на Медиасаммите ОНФ заявил Владимиру Путину о том, что в районе все муниципальные контракты забирают компании, аффилированные с главой муниципалитета Андреем Сама-риновым. После этого от ОНФ в правоохранительные органы и главе Бурятии полетели письма с требованием провести проверки деятельности чиновника. Наговицына просили рассмотреть вопрос об отречении главы района от должности. Для рассмотрения коррупционных фактов была создана правительственная комиссия, которая пришла к выводу, что оснований для отставки Самаринова нет. Обвинения, высказанные Зарубиным, Вячеслав Наговицын назвал клеветой. Позже главу Бурятии обвинили в том, что он покрывает мэра-коррупционера. Некоторые происходящее называли не иначе, как акцией против главы республики. Не успел тот скандал сойти на нет, как началась история с выборами ректора БГУ. И в нем опять фигурирует Зарубин.

Между тем, в начале этой недели стало известно, что Аркадий Зарубин увольняется с должности пресс-секретаря БГУ, поскольку планирует редактировать газету. Журналист не стал дожидаться самих выборов ректора, ради которых и поднимал волну протеста. Когда состоятся выборы, наделавшие столько шума в республике, точно неизвестно. Ранее говорили о первом полугодии 2015 года, а недавно появилась информация о том, что выборы следует ждать не раньше 2016 года.

Очередной скандал в Бурятии подтвердил прошлогодние прогнозы политологов, заявлявших, что влияние Вячеслава Наговицына — выходца из Томской области — снижается. Неспособность или нежелание Наговицына прислушиваться к людям и учитывать особенности региона, где любые взаимоотношения строятся на договоренностях, снова сыграло против него. Впрочем, в рейтинге прокремлевского Фонда развития гражданского общества Наговицын пока во второй группе губернаторов с высоким рейтингом. Причем растущим. Это значит, что в Кремле пока закрывают глаза на местные скандалы. Однако к локальным всплескам общественной активности Наговицыну явно стоит относиться более серьезно, тем более что срок его полномочий на посту главы Бурятии истекает в 2017 году.

Улан-Удэ

У партнеров

    Реклама