Плюс на минус

Туризм
Москва, 02.03.2015
«Эксперт Сибирь» №10 (444)
«Сворачивание» выездного туризма неожиданно для иркутских туроператоров сгладило сезонность отдыха на Байкале и кратно увеличило число гостей озера из стран АТР. Но однозначно ответить на вопрос, вырастет ли турпоток в Прибайкалье, пока не получается

По данным Росстата, которыми оперирует агентство по туризму Иркутской области, в 2014 году регион посетило почти 147 тыс. иностранных туристов — на 85,5% больше, чем годом ранее. Статистика, очевидно, более чем оптимистичная. Причем число гостей из Китая удвоилось — почти 23 тыс. человек. В итоге Иркутская область была отмечена Ростуризмом как регион с лучшей динамикой роста групповых безвизовых поездок в рамках межправительственного соглашения между Россией и КНР.

Вроде бы вырос и внутренний туризм. Цифры пока приблизительные, точные данные Росстат даст только в июле — но, как сообщила руководитель областного агентства по туризму Марина Рожкова, речь идет о полутора миллионах приезжих против 900 тыс. за 2013 год.

Однако директор Сибирского института планирования и развития туризма Олег Данилин приводит статистку УФМС, согласно которым снижение турпотока из дальнего зарубежья составляет 43%:«Что касается внутреннего туризма, то на уровне страны статистика показывает рост на четыре миллиона человек — в 2013 году было около 37 миллионов, в 2014-м, с учетом Крыма и Олимпиады, поток дорос до 41 миллиона. То есть, рост был не таким и значительным. Непонятно, откуда у нас могло взяться двукратное увеличение потока. Мне кажется, мы выдаем желаемое за действительное. Либо, это с учетом тех людей, которые приезжают дикарями, в том числе иркутян, так или иначе попавших в статистику — например».

Председатель правления Сибирской Байкальской Ассоциации Туризма (СБАТ) Игорь Коваленко считает, что разночтения в данных Росстата и УФМС вызваны разницей в методиках подсчета. УФМС считает «по головам», а органы статистики суммируют данные отчетности субъектов туристической отрасли. У последних цифры получаются самые «интересные». «Скажем, я, как туроператор, привез группу из 10 иностранцев, которые пару дней пожили в Иркутске, в гостинице, и неделю на турбазе на Байкале. Я отчитался за 10 человек, гостиница — за 10 человек, турбаза — за 10 человек. Органы статистики суммируют наши данные и в итоге получается 30 человек. Но это не реальное число туристов, это не число ночевок, это даже не число прибытий. Получается, с одной стороны цифры оказываются завышенными, с другой — далеко не все участники туррынка подают отчетность, то есть какие-то прибытия не учитываются... С этой точки зрения, логичнее, конечно, ориентироваться на данные миграционной службы», — считает Коваленко.

Данилин прогнозирует, что вопреки оптимистичным ожиданиям, в 2015 году произойдет схлопывание потока. В тяжелом положении окажутся маленькие компании. А вот крупные игроки, которые предложат грамотную стратегию, получат оставшихся туристов и смогут завершить год «даже с прибылью».

Оптимизм vs инфраструктура

Тем не менее, иркутский туррынок склоняется в пользу оптимистичной статистики и таких же прогнозов. Как отметил Станислав Леник, директор ООО «Байкальская Виза», за последние три–четыре года по мере развития транспортной инфраструктуры, появления электричества в отдаленных туристических территориях и, как следствие, появления более дорогих и комфортных средств размещения, стала постепенно сглаживаться сезонность отдыха на Байкале. Сергей Перевозников, владелец имения «Заречное», специализирующегося на конном и экологическом туризме, заявил, что из-за запрета сотрудникам силовых ведомств выезжать за рубеж внутренний рынок автоматически получил восемь процентов от 12-миллионного выездного потока. Другие говорят даже о двух третях — эти люди не смогут себе позволить заграничный вояж и останутся в России. Из этого количества Байкал — тоже, кстати, не самый дешевый вариант отдыха — может претендовать на 400–500 тыс. гостей ежегодно. Причем гостей платежеспособных, готовых добираться за пять тысяч километров.

С другой стороны, ввиду сближения России и Китая, а еще более — вследствие значительного укрепления юаня к рублю, путешествия по Сибири стали популярны у жителей КНР. Вторыми по численности за ними идут корейцы. Представители турбизнеса говорят, что даже «на глазок» гостей из стран АТР стало гораздо больше. И считают, что потоки будут расти — в немалой степени этому поспособствуют договоренности в рамках российско-китайско-монгольского Координационного Совета по сотрудничеству в сфере туризма. Словом, регион все-таки ожидает подъема внутреннего и въездного туризма. А потому сейчас переживает о том, чтобы суметь принять этот поток. Определенные сомнения есть — в числе узких мест традиционно называются инфраструктурные проблемы (аэропорт малой пропускной способности, труднодоступность многих привлекательных для туристов мест), проблемы с поддержанием привлекательности территорий, например, с уборкой мусора, недостаточное число эмоцио­нальных «магнитов» — событий, мифов, которые бы дарили путешественникам незабываемые впечатления. Есть вопросы к количеству и качеству мест размещения.

Твоя моя не понимай

Особая проблема, сформировавшаяся в регионе за последние лет пять на волне увеличивающегося интереса к Байкалу стран АТР, — это нелегальный прием туристов из Китая и Кореи их же соотечественниками. По данным СБАТ, до 95% туристов из Кореи на территории Иркутской области обслуживают сами корейцы. Аналогичная ситуация складывается и с туристами из Китая — их сограждане, под различными предлогами осевшие на территории РФ, ведут нелегальную или полулегальную туристическую деятельность, в лучшем случае — зарегистрировав фирму с русским зиц-председателем, в худшем — работая подпольно. Такие фирмочки, ориентируясь в медийном пространстве своих стран куда увереннее, чем российские туроператоры, размещают рекламные сайты в нацио­нальных сегментах Интернета и в СМИ и таким образом набирают туристические группы, перехватывая поток, что называется, еще на входе. На Байкале же, желая сэкономить, они выбирают самые дешевые гостиницы и турбазы, кафе с низким уровнем сервиса, нанимают непонятные катера, не имеющие лицензии на перевозку пассажиров, арендуют автобусы, не приспособленные для дальних поездок, в качестве гидов используют студентов-соотечественников, обучающихся в иркутских вузах. В результате туристическая отрасль региона лишается рабочих мест, а бюджеты — налогов; ухудшается криминальная обстановка — представители таких турфирм не брезгуют угрозами в адрес своих легальных российских коллег и уже начинают жестко бороться друг с другом, а иностранные туристы покидают Россию недовольными, убежденными, что здесь смотреть нечего, а сервис из рук вон, поскольку «русские не любят работать, а любят только пить водку».

«Мы несколько лет пытались переориентировать туристов из КНР и Южной Кореи с Москвы и Питера на Байкал, мы снимали фильмы, мы вели переговоры с крупными туроператорами этих стран, устраивали презентации. Мы взрыхлили эту грядку, но плодами пользуются другие», — возмущается Игорь Коваленко. СБАТ обратилась в Ассоциацию туристических организаций России (АТОР) с просьбой выработать и пролоббировать пресекающие подобную деятельность поправки в закон о туристической деятельности либо в Постановление правительства РФ, регламентирующее правила оказания услуг в туристической сфере. «После отмены лицензирования туристической деятельности заниматься ею может кто угодно. Надо установить жесткие требования к квалификации сотрудников, опыту работы компании и многому другому, — считает председатель СБАТ. — В китайском законодательстве, например, установлена норма, согласно которой на рынок въездного туризма допускаются только те компании, которые имеют стаж работы в сфере внутреннего туризма не менее трех лет при отсутствии обоснованных претензий к ним со стороны потребителей и партнерских организаций. В российское законодательство стоило бы внести аналогичное требование».

Два берега — один тур

Кроме того, участники туристического бизнеса в Прибайкалье отмечают цеховую разобщенность — иркутское побережье Байкала так и не стало единым рекреационным и информационным пространством. Сегодня в области нет даже единой сети информцентров — существуют отдельные визитно-информационные центры в Иркутске, на Ольхоне, в Листвянке. И все — с разным подчинением: муниципальные, областные — которые, как выяснилось, не владеют полной базой данных, а порой и не знают и друг о друге. Нет даже единого портала, где были бы размещены исчерпывающие сведения о достопримечательностях региона, актуальные расписания различных видов транспорта, телефоны необходимых служб и т.п.

Поэтому скомбинировать увлекательный турпродукт, который позволил бы познакомиться сразу со значительной частью байкальского побережья — скажем, приехать в Иркутск, перебраться в Листвянку, отправиться по Кругобайкальской железной дороге в Слюдянку и далее в Байкальск, с пользой провести время там, затем отправиться в Бурятию, может либо клиент крупной фирмы (а такие обычно специализируются на дорогом туризме), либо фанат самостоятельных путешествий, перерывший весь Интернет. Учитывая же удаленность региона от основных туристических рынков и дороговизну дороги, логично, что добравшийся до Байкала турист захочет увидеть все по максимуму.

Чтобы преодолеть эту несогласованность, прибайкальские территории Иркутской области — Иркутский, Ольхонский и Слюдянский районы, а также сопредельные муниципалитеты Респуб­лики Бурятия — Тункинский и Кабанский районы — создали в ноябре прошлого года туристический кластер «Байкальское созвездие». Представители муниципалитетов говорят о кластере как о межмуниципальной площадке, необходимой для взаимного согласования действий по развитию туризма. Одной из таких мер должно стать формирование единого реестра достопримечательностей всех районов и создание событийного календаря «Южный Байкал» на 2015 год. Таким образом, на Байкал туристов можно будет привлекать не только зимой и летом, но и в межсезонье. Кроме того, не мешало бы создать и многоязычный сайт, чтобы туристы со всех стран мира могли, зайдя на него, получить представление о туристском потенциале байкальских территорий.

По сути, кластер повторяет идею «зонтичного бренда», который, как предполагалось на заре создания особых экономических зон, должен был объединить ОЭЗ ТРТ Иркутской области и Бурятии в единый продукт, позволяя туристам знакомиться с озером в целом. Правда, идея так и осталась нереализованной, а перспективы ОЭЗ на Иркутском берегу до сих пор покрыты туманом. Между тем в нынешних экономических условиях ошибки, накопленные в прошлом, могут дорого стоить туристической отрасли на Байкале. Туристов здесь явно станет больше, и недоработки прошлых лет обострятся с новой силой.

У партнеров

    Реклама