«Если продавать, то дорого»

Экономика и финансы
Москва, 16.03.2015
«Эксперт Сибирь» №12 (446)
Руководитель теруправления Росимущества в Новосибирской области Олег Галлямов — о продаже аффинажного завода, конфликте с PepsiCo, намеренном банкротстве «Учхоза Тулинское» и современных методах рейдерских захватов

Утвержденная властями в 2013 году программа приватизации на 2014–2016 годы поставила под вопрос дальнейшую судьбу многих госпредприятий. Однако в условиях кризиса спрос на акции госактивов практически пропал. Тем не менее, руководитель ТУ Росимущества в Новосибирской области Олег Галлямов, возглавивший ведомство в 2011 году, придерживается жесткого правила: несмотря на сложные экономические условия, госимущество нельзя распродавать по бросовой цене, и госактивы должны стоить дорого.

Цена продажи

— Олег Ринатович, с какими результатами в области приватизации ТУ Росимущества в Новосибирской области завершило 2014 год? Ранее вы говорили о том, что планируете выручить от продажи пакетов акций около 100 миллионов руб­лей, но при этом уточняли, что эта сумма может быть больше. Удалось?

— Во-первых, необходимо заметить, что приватизация федерального имущества осуществляется на основании трехлетнего прогнозного плана, утвержденного Правительством РФ. Сейчас действует план на 2014–2016 годы. Прошедший год был завершен с неплохими результатами. Конечно, таких «живых» аукционов, как в 2013 году, когда покупателями делалось по 25–30 шагов, а цены повышались минимум в два раза, в этом году не было, но тем не менее пакетов акций было продано, как и запланировано, чуть больше чем на 100 миллионов руб­лей. В процессе приватизации, по моему глубокому убеждению, должен действовать принцип: если продавать госимущество, то дорого. За копейки продавать ни в коем случае нельзя. Некоторые горе-управленцы, которые сейчас появились во власти, считают, что госсобственность нужно распродавать, и чем быстрее, тем лучше, и неважно, за сколько. На мой взгляд, это отговорка, попытка избавиться от ответственности за подконтрольное имущество. Если управленец так говорит, его нужно гнать поганой метлой с государственной должности.

— Помимо этого примеров, когда в центре города продается имущественный комплекс по явно заниженной цене, множество…

— Я полагаю, если в центре города продается имущественный комплекс за копейки, то происходит это в угоду чьим-то интересам, и это бесспорно явный криминал. Если никто не оказался из-за этого в тюрьме, то это просто чья-то недоработка.

— Насколько я знаю, Росимущество является акционером многих госкомпаний. Какие крупные новосибирские активы сейчас находятся под вашим контролем?

— Фактически управление пакетами акций — это прямое руководство предприятием. Под управлением Росимущества как акционера находятся такие серьезные активы, как 100% акций АО «Новосибирский аффинажный завод» (НАЗ), 100% акций одного из крупнейших сельскохозяйственных предприятий нашего региона — учебно-производственного хозяйства племзавод «Учхоз Тулинское». Акционирование предприятия происходило в 2011 году, сейчас наше территориальное управление осуществляет полный контроль над его деятельностью. Помимо этого, из известных в регионе можно назвать еще АО «Новосибирскрыбхоз» — предприятие, которое занимается зарыб­лением водоемов, разведением рыбы, переработкой и реализацией рыбной продукции. Еще один крупный актив — акцио­нерное общество «Советская Сибирь» с огромным имущественным комплексом, «Западно-сибирская киностудия».

Новый владелец завода не обязан сохранять профиль деятельности предприятия, однако и просто снести объект будет не рентабельно, так как Росимущество не намерено продавать НАЗ по бросовой цене 024_expert-sibir_12.jpg Фото: Бэлла Заушицина
Новый владелец завода не обязан сохранять профиль деятельности предприятия, однако и просто снести объект будет не рентабельно, так как Росимущество не намерено продавать НАЗ по бросовой цене
Фото: Бэлла Заушицина

— Расскажите, как тогда получилось, что «Учхоз Тулинское» было доведено до банкротства?

— Компания действительно оказалась в очень тяжелой ситуации по причине сформировавшейся долговой нагрузки. Этому во многом способствовали и предыдущие неурожайные годы. Конечно, в ситуации с племзаводом «Учхоз Тулинское» есть как объективные причины, так и элементы искусственно созданного долга. Своеобразным катализатором для некоторых особо предприимчивых людей послужило то, что «Учхоз Тулинское» после акционирования был включен в прогнозный план приватизации, и пакет акций подлежал продаже на открытых торгах. Тут же нашелся механизм банкротства, который и был запущен. Внезапно у предприятия появились огромные долги. Только за один месяц была сформирована кредиторская задолженность порядка 10 миллионов руб­лей. В таком развитии событий, как я считаю, заинтересован кредитор, предоставивший обществу такой «кредит». Учхоз намеренно втянули в процедуру банкротства, но в конце 2014 года нам удалось вывести его из этого состояния, с кредиторами подписано мировое соглашение, и процедура банкротства была прекращена, начался процесс оздоровления. Однако теперь предприятие работает под нашим жестким контролем. И справедливости ради надо сказать, что руководство Учхоза сейчас делает все возможное, чтобы своевременно рассчитываться с кредиторами по мировому соглашению.

— Получается, продажа «Учхоза Тулинское» в ближайшее время не состоится. Или оно окончательно исключено из приватизационного списка?

— Учитывая сложившуюся ситуацию на предприятии, продажа пакета акций приостановлена. Кроме этого, в свете сложной экономической ситуации в стране позиция Правительства РФ в отношении сельхозпредприятий животноводческой отрасли изменилась. Рассматривается возможность исключения таких госкомпаний из плана приватизации. Что касается «Учхоз Тулинское», то проект распоряжения Правительства РФ сейчас находится на стадии рассмотрения. Кроме того, нами ведется работа по передаче этого пакета акций из федеральной собственности в собственность Новосибирской области. Губернатор области дал согласие на такую передачу.

— Какова судьба руководителя предприятия Константина Першилина?

— Он по-прежнему остается руководителем. Решением центрального аппарата Росимущества срок его полномочий продлен на три года.

— Новосибирский аффинажный завод тоже ожидала приватизация в этом году, по продаже этого предприятия уже появилась определенность?

— Прогнозный план приватизации утверждается на три года. Для продажи акций НАЗ еще есть время до конца 2016 года.

— На ваш взгляд, кто может выступить покупателем такого крупного промышленного предприятия и какая может быть стартовая цена?

— Сейчас я не представляю, кто может купить такой серьезный актив, как аффинажный завод. Однако существует вероятность, что продажа акций завода будет проходить в Москве, и заниматься этим будет центральный аппарат Росимущества. Пока стартовая цена неизвестна, в этом вопросе действует конфиденциальность, дабы раньше времени не создавать ажиотаж. Как только отчет об оценке рыночной стоимости пройдет необходимую экспертизу, будет принято решение об условиях приватизации, которыми определяется стоимость, и обо всех условиях и сроках продажи. Решение публикуется официально — это общедоступная информация, с которой любое заинтересованное лицо может ознакомиться как на сайте Росимущества, так и нашего территориального управления.

— Это вопрос какого времени — нескольких месяцев или, к примеру, года?

— Сложно сказать, скорее всего, определенность появится только к концу года.

— НАЗ — стратегически важное предприятие. Скажите, обязан ли новый владелец сохранять основную направленность деятельности предприятия?

— Такой обязанности у покупателя акций не возникает, однако нужно понимать, что акции общества — это ценные бумаги, которые дают определенные права их владельцу, в том числе на принятие некоторых управленческих решений. При продаже акций у общества просто происходит смена акционера, который получает хозяйствующий субъект со всеми обременениями, обязательствами и людьми, работающими на предприятии. Поэтому кардинально и быстро сменить направление деятельности, либо прекратить деятельность вовсе, не так-то просто.

— Тем не менее, теоретически завод можно просто снести и построить жилье, например?

— Формально, если не учитывать все, что я сказал чуть выше, конечно, можно. Однако скорее это произойдет, если предприятие продать за бесценок. Тогда, конечно, выгоднее все снести и использовать землю под строительство чего-то другого — жилого дома или торгового центра. Но акции аффинажного завода в любом случае будут продаваться по очень высокой цене, поэтому сносить его будет просто не рентабельно.

— Как обстоит дело с продажей пакета акций «Советской Сибири»?

— С продажей акций «Советской Сибири» ситуация аналогичная. Предварительная оценка Росимуществом проводилась, озвучить цену я не могу, так как никакой определенности нет.

— Кризисные явления в экономике повлияли на ход приватизации? Можно ли говорить о том, что цена предприятий, включенных в план приватизации, может снизиться?

— Цена пакета акций практически никогда не снижается. А вот падение спроса, конечно, наблюдается. В 2014 году не состоялась продажа 100% пакета акций нескольких акционерных обществ из-за отсутствия покупателей. В сегодняшней ситуации продавать государственное имущество за бесценок нельзя. Если наступают тяжелые времена и происходит падение спроса, нужно принять меры по сохранности этого имущества и дождаться более благополучного периода для продажи.

— Если активы не удастся приватизировать до конца 2016 года, какие действия в их отношении будут проводиться дальше?

— Все имущество, которое по каким-то причинам не реализуется в этот период, будет включено в прогнозный план на последующие три года.

Сфера контроля

— Отличается ли чем-то новосибирское отделение Росимущества от других территориальных подразделений?

— Территориальное отделение в Новосибирске является самым крупным за Уралом. Количество сотрудников нашего управления также больше, чем в других регионах Сибири и Востока — 72 человека.

— Что составляет самый большой блок работы?

— Объем работы определяется прежде всего объемом имущества, учтенного в реестре. Объекты учета — это не только здания, сооружения, земельные участки, но и федеральные предприятия и учреждения, акции акционерных обществ. В реестре, который ведет наше территориальное управление, числится около 50 тыс. объектов, из них почти 5,5 тыс. земельных участков. В Новосибирской области 46 федеральных предприятий, 426 федеральных учреждений и два федеральных казенных предприятия. Кроме того, в нашем ведении 28 акционерных обществ с долей государства.

Один из самых масштабных участков деятельности — это работа с имуществом Сибирского отделения академии наук (СО РАН), Сибирского отделения академии сельскохозяйственных наук (СО РАСХН) и Сибирского отделения медицинских наук, которые находились в Новосибирске до реформы. С принятием нового закона о научных организациях была надежда, что этот пласт работы уйдет, однако на практике мы продолжаем заниматься этими вопросами. Кроме этого, под нашим контролем находится множество предприятий оборонного комплекса, акционерные общества, государственно-унитарные предприятия, университеты, институты и другие учебные учреждения, относящиеся к федеральной собственности. Например, Новосибирский театр оперы и балета также относится к федеральной собственности.

— В деятельности ведомства есть приоритеты?

— Прежде всего, это обеспечение сохранности и правильного использования имущества. Пресечение различных криминальных и других схем по его неэффективному использованию, а также контроль над тем, чтобы федеральное имущество незаконно не выводилось из собственности РФ. Большой блок работы связан с проводимой реформой государственного сектора, подразумевающей его сокращение. Это прежде всего работа, связанная с уменьшением числа федеральных предприятий путем их преобразования в акционерные общества и дальнейшая продажа акций.

Другое приоритетное направление — управление всем земельным ресурсом, который находится в зоне нашей ответственности. Для понимания масштабов скажу, что федеральные земли на территории только Новосибирской области составляют почти 50 процентов от всего существующего в регионе земельного фонда. Это практически весь лесной фонд и земли сельхозназначения. Помимо этого, большой блок работы составляет реализация конфискованного и арестованного имущества.

— Какие предприятия были акционированы по итогам 2014 года?

— В прошлом году был приватизирован Сибирский научно-исследовательский институт геологии, геофизики и минерального сырья (СНИИГГиМС). Этот институт является крупнейшим за Уралом, выполняющим научное обоснование поисков месторождений полезных ископаемых в Сибири и на Дальнем Востоке, в нем сосредоточен огромный научный, интеллектуальный потенциал. Помимо этого была проведена подготовка к акционированию Новосибирского протезно-ортопедического предприятия (ФГУП ПрОП). В стране подобных предприятий несколько. Они играют огромную роль, так как их деятельность сосредоточена на изготовлении протезов и различных средств передвижения для людей с ограниченными физическими возможностями.

Букет криминала

— Олег Ринатович, вы уже останавливались на пресечении незаконных банкротств. Расскажите, появились ли за последние годы какие-то новые механизмы мошенничества в этой сфере, с чем они связаны?

— Могу с уверенностью сказать, что последние четыре года наблюдается новая волна рейдерских захватов предприятий, и это совершенно очевидно. Причем схемы, методы и способы сохранились прежние, практические такие же, как в девяностые годы, только с более профессио­нальным подходом. А именно — с участием «заточенных» юристов, имеющих отработанный опыт и квалификацию, прежде всего, в сфере банкротства.

— В 2014 году число банкротств возросло. С чем вы это связываете помимо криминальных схем?

— Очевидно, что банкротство может быть как результатом бездарности менеджмента, превышение своих желаний и потребностей над возможностями, изменившиеся экономические реалии, но и, конечно, это преднамеренное банкротство. И это относится к компаниям с любой формой собственности. Наиболее яркое банкротство, которое было связано с рейдерским захватом, — это некогда знаменитое ФГУП Племзавод «Садовское» в Красноозерском районе. В свое время хозяйство насчитывало более пяти тысяч голов крупнорогатого скота — герефордов. Потом случилось несчастье, директор хозяйства Петр Золотарев в силу семейных обстоятельств переехал жить в Новосибирск, а туда назначили человека, который оказался, мягко говоря, непорядочным. Сегодня я могу говорить об этом открыто, потому что по результатам нашего взаимодействия с ФСБ этот псевдоруководитель (его имя — С.Д. Колотов) приговорен к четырем годам лишения свободы. Второй фигурант этого дела — Павел Максимов — приговорен к шести годам лишения свободы, приговор вынесен в прошлом году. Обоих участников преступления осудили за преступные махинации, разграбление предприятия, вывод активов из предприятия, незаконную распродажу скота и другого имущества. Как ни странно, этим делом занялась ФСБ. Местные правоохранительные органы и прокуратура никак не реагировали на заявления ТУ Росимущества.

Еще один пример. Буквально пару недель назад суд вынес решение о прекращении процедуры банкротства и утвердил мировое соглашение в отношении АО «Специализированное ремонтное предприятие № 6», которое занимается ремонтом автотранспорта. Предприятие было акционировано в 2004 году, и менеджмент стал творить немыслимые вещи. Генеральный директор буквально затащил компанию в долговую яму и в банкротство. Так, основанием для возбуждения дела о банкротстве послужил долг общества перед некоей компанией по договору займа, при этом основной долг составлял 650 тыс. руб­лей, а проценты и неустойка — 4,2 миллиона! И директор общества в суде признал это! Это же абсурд и очевидно, что долг создавался намеренно. Есть и другие примеры. Нередки случаи, когда руководитель вступает в сговор с рейдерами — кредиторами.

— Как бороться с банкротствами застройщиков? Число обманутых дольщиков продолжает расти.

— В этой сфере действительно ситуация очень тяжелая. Убежден, что нужно повышать уровень профессионализма работников правоохранительных органов, нужен особый подход и высочайший уровень мастерства в этой сфере.

Проблемные земли

— Возникают ли проблемы с управлением земельным ресурсом, например, с большими земельными участками СО РАН, СО РАСХН?

— Да, некоторые проблемы есть. Дело в том, что до 2010 года Росимущество не управляло земельными ресурсами СО  РАСХН. К глубочайшему моему сожалению, очень многие земельные участки были предоставлены людям под строительство незаконно, с грубым нарушением закона, без надлежащих документов. В результате повсеместно мы видим целые коттеджные поселки, в которых ни один дом не оформлен и не зарегистрирован. Сейчас мы пожинаем плоды безграмотного и безответственного распоряжения земельным ресурсом. В прошлом году нами проведена колоссальная работа по упорядочиванию использования земельных участков, по постановке их на кадастровый учет, определению границ земельных участков. На учет было поставлено порядка 30 тысяч гектаров земли, для понимания — футбольное поле — это полгектара. Теперь эти земли можно вовлекать в хозяйственный оборот, сдавать в аренду фермерам, предоставлять под жилищное строительство.

— Приведите пример, когда использование госземель с задействованием бюджетных средств проходило с нарушением…

— Ярким примером такого безобразия является построенная в Академгородке подстанция «Академическая». Изначально замысел был полезный и нужный, особенно для жителей этого района. Должен был появиться дополнительный источник электрической энергии, что способствовало бы обеспечению бесперебойного энергоснабжения Академгородка. Но пренебрежительное отношение к закону со стороны отдельных должностных лиц прежнего руководства области при строительстве этого важного объекта привело к тому, что больше 300 миллионов бюджетных денег были потрачены на объект, построенный в общем незаконно, без разрешительных документов. В итоге сейчас подстанция брошена, и ввести ее в эксплуатацию будет очень сложно.

— И что делать, неужели нельзя найти компромисс?

— Пока мы не пришли к какому-либо решению. Область вложила немалые деньги и, естественно, настаивает на том, чтобы иметь возможность использовать эту подстанцию. В то же время Федеральное агентство научных организаций категорически против того, чтобы эта подстанция перешла в собственность субъекта. Проблема заключается в том, что к таким последствиям привело пренебрежение законом и грубейшее нарушение земельного законодательства в частности. Незаконные действия с землей недопустимы, и это должны понимать органы власти на всех уровнях.

— Сотрудничаете ли с фондом развития жилищного строительства (РЖС)?

— Да, мы предоставляем землю фонду РЖС под жилищное строительство. Это всегда представляет интерес и для жителей города, и для предпринимателей, связанных со строительным бизнесом. ТУ Росимущества формирует земельные участки, проверяет возможность предоставления их под жилищное строительство и далее передает в центральный аппарат Росимущества. Затем правительственная комиссия принимает окончательное решение. К примеру, в прошлом году 150 гектаров земли в районе Краснообска было передано в фонд РЖС. За последние четыре года в фонд РЖС было передано порядка 65 участков, из них большая часть обеспечена инфраструктурой.

— Ситуация с заводом PepsiCo уже окончательно разрешилась?

Завод PepsiCo в Новосибирской области по сути был построен самовольно. Но если сначала Росимущество добивалось сноса завода, то в итоге был разработан механизм сохранения предприятия 025_expert-sibir_12.jpg
Завод PepsiCo в Новосибирской области по сути был построен самовольно. Но если сначала Росимущество добивалось сноса завода, то в итоге был разработан механизм сохранения предприятия

— Напомню, что на этот объект мы наткнулись в ходе проверки федерального земельного участка. Выяснилось, что часть построенного корпуса зашла на землю (3,3 гектара), принадлежащую РФ. После получения указания центрального аппарата Росимущества было принято решение обратиться в суд. В суде у нас был только один вариант — защитить интересы Российской Федерации, а это значит — добиться сноса фактически самовольно построенного объекта. Дело было достаточно резонансное, вмешалась пресса, нас стали обвинять в том, что при существующем в регионе дефиците рабочих мест мы добиваемся сноса действующего производства. Было принято решение провести совещание по этому вопросу в Москве. Законного механизма предоставить эту землю PepsiCo в пользование не было. Так как большая часть территории, на которой стоит завод, принадлежит Бердску, было принято решение передать этот участок Бердску. И тогда, объединив два земельных участка, городская власть даст разрешение на строительство. Постановлением Правительства РФ, которое подписал Дмитрий Медведев, эта земля была передана Бердску.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №12 (446) 16 марта 2015
    Достучаться до небес
    Содержание:
    Сырьевая тактика, электрическая стратегия

    Азия в ближайшие десятилетия станет мировым лидером по энергопотреблению: спрос на нефть и электричество в ней удвоится, а на газ — утроится. «Поворот на Восток» в энергетике стал одной из главных тем XII Красноярского экономического форума

    Реклама