Слагаемые сибирского туризма

Хотя в сибирские турпроекты «потекли» государственные и частные миллиарды, заявленные ожидания могут не оправдаться, и запланированные объекты имеют все шансы превратиться в места отдыха исключительно для жителей соседних регионов

На озере Байкал должны появиться сразу две особые экономические зоны — ОЭЗ ТРТ «Ворота Байкала» в Иркутской области и ОЭЗ ТРТ «Байкальская гавань» в Бурятии

Сокращение выездного и рост внутреннего туризма стали одним из весомых поводов для российских инвесторов заняться развитием туристической отрасли. И действительно, почти в каждом сибирском регионе заявлены крупные инвестиционные проекты с миллиардными частными и государственными денежными вливаниями. Однако ситуация настораживает по нескольким пунктам — сможет ли российская туротрасль удержать отечественного клиента и при этом привлечь иностранного туриста, или же интерес к внутренним туробъектам страны временный и сохранится лишь до тех пор, пока россиянам вновь не станут по карману зарубежные курорты. А объекты, в которые вложат миллиарды, будут простаивать, привлекая в лучшем случае туристов из ближайших территорий.

Нужно признать, что уделять особое внимание внутренней инфраструктуре туризма в стране, и в частности в Сибири, стали относительно недавно. Транспортная логистика, уровень обслуживания, и ценовая политика однозначно требует внимательного изучения и кардинального реформирования.

Пока что из всех сибирских регионов системной работой по развитию туристической отрасли может похвастаться лишь Алтайский край. На остальных территориях, несмотря на крупные заявленные для реализации проекты, ощутимых результатов пока что мало. Поскольку все регионы Сибири богаты уникальными природными богатствами, дело не в распределении природных красот и ресурсов между областями и краями, а в желании найти точки роста в туротрасли. К примеру, проект развития «Озера Карачи» в Новосибирской области, как бы не был хорош, не сопоставим с алтайским проектом туристско-рекреационного кластера «Белокуриха-2». А в кузбасском Шерегеше, несмотря на заявленные многомиллиардные инвестиции, улучшения качества инфраструктуры не произошло.

К тому же, при отсутствии четкого позиционирования развития региона инвестор, выбирая проекты для финансирования, как правило, обходит тур­отрасль стороной, тем более что для ее развития не решен целый ряд существенных проблем.

Стать доступным

На недавно завершившейся туристической выставке «Интурмаркет» поднимался вопрос об организации чартерных рейсов в сибирские регионы, задействованные в развитии туризма. Действительно, многие участники рынка заявляют о проблеме труднодоступности многих курортно-санаторных зон Сибири. В частности, эксперты обсудили идею о целесообразности организации чартерных программ в Алтайский край, где туристическая отрасль развивается более динамично. В этом году санатории края зафиксировали прирост туристического потока на 15–25% по сравнению с предыдущим годом. Практической реализации инициатива формирования чартеров в регион пока не нашла. По мнению руководителя «Алтайтурцентра» Татьяны Сажаевой, сейчас корректнее говорить о стратегии вхождения турпродукта Алтайского края в систему продаж крупных федеральных туроператоров: «Совместно с АТОР (Ассоциация туроператоров России. — Ред.) мы организовали встречу, где присутствовали десять федеральных и шесть алтайских турфирм. Все сошлись на том, что ставить чартеры предстоящим летом преждевременно».

Еще одним препятствием для развития массового туризма остается дороговизна внутренних авиаперелетов — проб­лема настолько очевидная, что уже успела набить оскомину. Например, перелет из Москвы в Барнаул и обратно в высокий сезон обойдется туристу в 20 тыс. рублей. Такую цену вряд ли можно назвать привлекательной. По мнению экспертов, для того, чтобы вывести туротрасль в стране на новый уровень, прежде всего, следует обеспечить авиадоступность, в том числе на территории проектируемых туркластеров, которых в последние годы заявлено в Сибири немало. Одна из мер, которая может повлиять на ситуацию — это дотирование перелетов со стороны федеральных или региональных властей. Это сможет стимулировать турпоток из Центральной России в отдаленные регионы страны.

С проблемой труднодоступности могут столкнуться многие регионы, несмотря на заявленные дорогостоящие проекты развития отрасли. К примеру, если сформировавшиеся туристические «бренды», такие как курортный город Белокуриха, озеро Байкал и поселок Шерегеш, будут притягивать туристов по инерции, за счет когда-то раскрученных природных уникальных условий, то другим регионам придется приложить немало усилий для того, чтобы сформировать устойчивый туристический поток из дальних регионов, а не довольствоваться «местными» путешественниками. Например, для увеличения потока туристов из Китая, которые охотно посещают Забайкалье, существуют сдерживающие факторы. Из Китая в Читу всего два прямых авиарейса в неделю. И они не пользуются особым спросом у китайских и российских туристов по причине дороговизны и нерегулярности.

К слову, загрузка популярного курорта «Белокуриха» в среднем по году уже приближается к 90%, однако при этом больше половины клиентов приходится на туристов из близлежащих регионов, даже при раскрученности территории.

Законодательные преграды

Практически в каждом регионе Сибири сегодня реализуется от одного до трех крупных инвестиционных проектов в сфере туризма. Даже притом, что самые масштабные проекты, как правило, реализуются при поддержке федерального и регионального бюджетов, при их воплощении в жизнь возникает немало сложностей. В частности, при подготовке проекта по созданию туристско-рекреационного кластера (ТРК) «Вершинино» в Томской области (см. карту) часть территории предполагается расположить в природоохранной зоне ООПТ «Ларинский ландшафтный заказник». «В связи с этим необходимо изменить либо границы кластера, либо режим природоохранной зоны. Вопрос находится в стадии поиска решения», — говорит начальник отдела развития внутреннего и въездного туризма департамента по культуре и туризму Томской области Ирина Лахтионова.

В Алтайском крае реализуется несколько крупных инвестпроектов, один из них — особая экономическая зона «Бирюзовая Катунь» 028_expert-sibir_17.jpg
В Алтайском крае реализуется несколько крупных инвестпроектов, один из них — особая экономическая зона «Бирюзовая Катунь»

В Министерстве экономического развития Новосибирской области отметили, что при правильном оформлении земли у инвесторов в регионе проблем не возникает, но указали на другую проблему. Согласно долгосрочной целевой программе «Развитие туризма в новосибирской области на 2012–2016 годы» преду­сматривалось предоставление субсидий инвесторам для возмещения части их затрат на выполнение работ, связанных с реализацией инвестиционных проектов. Однако представленные в региональное Минэкономразвития бизнес-планы признали не соответствующими требованиям программы. Как уточнили в ведомстве, именно поэтому предоставление субсидий инвесторам, для возмещения части их затрат на выполнение работ, связанных с реализацией инвестиционных проектов, за счет средств областного бюджета Новосибирской области не осуществлялось. «Некоторые инвесторы-соискатели государственной поддержки не считают обязательным придерживаться принятых требований и думают, что достаточно просто обратиться в правительство, и деньги будут выделены. Но господдержка направляется в основном на развитие инфраструктуры, а строительство туристских объектов — забота самих инвесторов», — уточнили в Минэкономразвития Новосибирской области.

В Департаменте по туризму Томской области указывают на еще один сдерживающий фактор в реализации инвестиционных проектов. До недавнего времени в сфере туризма были существующие нормы областного законодательства о запрете софинансирования муниципальным образованиям разработки проектно-сметной документации на объекты муниципальной собственности. В 2014 году эти ограничения были сняты, однако сейчас, учитывая экономическую ситуацию, возникла проблема в нехватке средств областного бюджета на софинансирование.

Китайский акцент

Особенная ситуация в туристической отрасли сложилась в Забайкальском крае. Тенденции развития туризма в этом регионе соответствуют общероссийским тенденциям — при снижении показателей выездного туризма произошло увеличение объемов внутреннего и въездного туризма. Однако здесь ощутили эту тенденцию особенным образом. По итогам 2014 года на территории Забайкальского края насчитывается 39 туристских организаций, осуществляющих туроператорскую деятельность, при этом из общего числа туроператоров 30 организаций имеют право работы в рамках реализации межправительственного соглашения с Китайской Народной Республикой о безвизовых групповых туристических поездках.

Китай продолжает оставаться первым по популярности направлением у жителей Забайкальского края. Вместе с тем доля поездок в КНР с каждым годом стабильно уменьшается, прежде всего, из-за повышения стоимости транспортных услуг в РФ, а также повышения стоимости товаров и услуг в КНР. В 2014 году в Китай по безвизовым формальностям выехало 137,7 тыс. российских туристов, что на 30% ниже уровня 2013 года. Кроме того, значительную конкуренцию Китаю составляют туры во Вьетнам, Турцию, Таиланд, имеющие прямое чартерное авиасообщение с Читой.

А вот показатели въездного туризма почти на 205% превысили итоги 2013 года, по безвизовым формальностям Забайкальский край посетило почти 13 тыс. граждан КНР. Интерес, проявленный иностранными гражданами к посещению Забайкальского края, зависел в первую очередь от упрощения оформления заграничных паспортов для граждан КНР, а также реализация региональными туроператорами новых одно-, двухдневных маршрутов для китайских туристов. На сегодня одной из мотиваций для посещения китайскими туристами Забайкальского края может сказаться повышение курса юаня к рублю. Однако в департаменте по туризму Забайкальского края рассказали, что в случае увеличения въездного потока из КНР могут возникнуть проблемы. К примеру, при повышении спроса китайских туристов на поездки с элементами шоп-туров возможны затруднения при прохождении государственной российско-китайской границы. Товары, вывозимые из России сверх «нормы» для личного потребления, должны быть задекларированы с уплатой пошлин. Кроме того, при декларировании ювелирных изделий из драгоценных металлов необходимо согласование по компетенции с Екатеринбургской таможней, все это влечет за собой дополнительные расходы и увеличение времени прохождения таможенного досмотра выезжающих.

Наряду с этим необходимо учитывать сезонность путешествий в Россию. Северо-восток Китая и массовые поездки на территорию Забайкальского края наиболее привлекательны для туристов из центральных регионов Китая летом.

Общие проблемы

К числу проблем, препятствующих развитию отрасли на территории Сибири, в первую очередь нужно отнести несоответствие международным стандартам туристской инфраструктуры и сформировавшееся при этом несоответствие цены и качества услуг. Кроме этого, даже в относительно развитых в туристическом плане регионах ощущается острая нехватка специалистов среднего звена в отрасли. Маркетинговая проблема также стала общим недостатком в развитии сибирского туризма. Как правило, на региональном уровне это связано с недостаточным объемом финансирования мероприятий, направленных на продвижение туристского потенциала регионов за его пределами, в том числе за рубежом. Другая проблема — наличие административных барьеров при оформлении земельных участков и невыгодные условия аренды. В департаменте по туризму Забайкальского края отметили, что на уровне региона также сложилась острая нехватка организаций, которые бы оказывали весь комплекс услуг потенциальным инвесторам по принципу «одного окна».

Уникальная ситуация, создавшаяся на туристическом рынке страны, должна сыграть на руку регионам. Однако важно понимание, что для этого необходимо усилить работу по повышению качества и разнообразия предоставляемых услуг, по развитию инфраструктуры, а также вести взвешенную ценовую политику, не ставя целью получение сиюминутной максимальной прибыли.

Бизнес для любителей

 030_expert-sibir_17.jpg
Директор новосибирского горнолыжного комплекса «Горный» Владимир Алюшков — о выгодности вложений во внутренний туризм, упавшем спросе и отсутствии поддержки со стороны властей

Горнолыжный комплекс «Горный» открылся десять лет назад у северного склона сопки Большая в Тогучинском районе Новосибирской области, в 70 километрах от регио­нального центра. Вся инфраструктура — гостиница и несколько шале, кафе и ресторан рядом с трассами, сауна и прокат снаряжения. Директор комплекса Владимир Алюшков планирует сделать базу круглогодичной, что потребует строительства новых объектов — конюшни, футбольного поля, теннисного корта. В то же время власти поддерживать частный бизнес не готовы, а о предоставлении льготных тарифов на услуги ЖКХ или телекоммуникации мечтать не приходится.

— Владимир, расскажите о комплексе, в чем его преимущества среди подобных проектов в Новосибирской области?

— Не скажу, что наш комплекс уникален, в регионе горнолыжные базы почти одинаковые. Наш большой плюс — географическое расположение, мы до сих пор не закрыли сезон, в отличие от других комплексов. С северной стороны, которая оборудована для катания, еще лежит снег, а с другой уже трава зеленеет. К тому же, «Горный» находится недалеко от Новосибирска, дорога хорошая. В остальном — как везде.

— Конкуренция на новосибирском рынке среди горнолыжных комплексов сильная?

— В Новосибирской области около 11 подобных баз. Мы, например, не используем снежные пушки, не напыляем искусственный снег, чтобы продлить сезон. Я принципиально не покупаю подобное оборудование, хотя это небольшие затраты. Если пару дней снег не идет, верхний, напыленный, слой выдувается, остается корка льда. Это не нравится клиентам, а мы гордимся натуральным покрытием трасс, оно мягкое. Или, например, прошлой зимой мы проработали только месяц: снега не было, комплекс открылся только к концу 2013 года, потом начались февральские морозы, а в марте уже шел дождь. Тяжело подстроиться под любые изменения.

— Спад спроса сильно ощущается?

Сейчас в стране экономический кризис, но я считаю, что это громко сказано. Кризис, скорее, у людей в головах. Конечно, клиентов стало меньше — процентов на 30, люди не готовы тратить большие деньги на отдых, ведут себя прижимисто. Чаще это просто необходимость вывезти ребенка на природу или научить его кататься. К тому же комплексы Новосибирской области не сравнятся с Шерегешем — там протяженность трасс 2,5 тысячи метров, а у нас по области — около 600–900 метров. Естественно, профессио­нальные спортсмены не поедут к нам тренироваться, они поедут в Кузбасс. Я бы сказал, что «Горный» — комплекс для новичков, любителей, семейного отдыха, причем находится близко. Сам лично встаю на лыжи в пятницу и выходные, чтобы проверить покрытие, покататься, получить удовольствие. Но мне достаточно четырех–пяти спусков. Профессио­нальным спортсменам этого недостаточно. Когда спрос вернется на прежний уровень, спрогнозировать тоже очень сложно.

— У вас сезонный бизнес, планируете ли расширять комплекс, использовать его летом?

— Да, в планах это есть, но надо заниматься привлечением инвестиций, новое строительство обойдется довольно дорого. У нас очень большой земельный участок, поэтому есть планы открыть конюшню, велодорожки, можно организовать прокат квадроциклов, велосипедов, построить еще несколько гостевых домиков, футбольное поле, теннисные корты. Но это, повторюсь, требует огромных затрат.

— Каких инвестиций потребовал проект?

— Это были частные средства, с момента создания горнолыжного комплекса вложено порядка 150 миллионов руб­лей — на инвентарь, канатную дорогу, дополнительные строения, гостиницу, технику. Сейчас инвестиционные проекты не закончены, я пока как руководитель не всем доволен, еще много планов, и каких вложений они потребуют — сказать сложно.

Вы арендуете земельный участок или выкупили его?

— Площадь комплекса — 26 гектаров, 13 из них в частной собственности, еще 13 — в долгосрочной аренде.

— Инвестиции в туристические зоны, в подобные комплексы выгодны для предпринимателей?

— Сказать сложно, потому что это «длинные деньги». Гораздо проще накупить квартир по линии метро и сдавать их, но раз уже мы начали этот проект, то на достигнутом не хотелось бы останавливаться.

— Сейчас власти настроены на то, чтобы развивать внутренний туризм. Ощущаете поддержку с их стороны?

— Мне никто никаких субсидий не предлагал, никаких скидок на электроэнергию, поэтому скажу, что нет, поддержки никак не ощутил. Со своей стороны мы организуем бесплатные тренировки для детско-юношеской школы Тогучинского района. Но как чистили дороги сами, так и чистим, как платили за электро­энергию, так и платим. Тарифы даже поднялись.

Поддержки нет и со стороны других компаний. Если ты создаешь современную базу отдыха, то должен учитывать потребности клиента. Сейчас всем нужен Интернет, единственный провайдер, который у нас работает, — «Ростелеком», но для юрлиц их цены «кусаются». Таких нюансов много. Но народ приезжает отдыхать, и приходится ради него чем-то жертвовать.

— Вы планируете привлекать инвесторов. Можно сказать, охотно ли они соглашаются сотрудничать?

— Пока у меня практики работы с инвесторами не было, но знаю, что есть заинтересованные люди.

— Каковы риски вложений в подобный бизнес?

— В наши дни есть риски для любых вложений. Но подобные комплексы — это частная собственность, никуда она уже не денется. Когда оцениваешь стоимость земель, канатной дороги, техники, строительства, появляется понимание стоимости всего комплекса. И если начинаешь этот бизнес, то останавливаться нельзя, эта область требует постоянных вложений, постоянного развития.

— Можно оценить окупаемость вашего проекта?

— Пока судить об окупаемости «Горного» сложно, потому что это не быстрый заработок. В первую очередь надо создать имя комплексу, репутацию. Если опять вспомнить Шерегеш, то туда вложены, наверное, сотни миллионов, но и уровень отдыха там другой, повыше, и клиентов больше — причем со всего мира. И всегда надо стремиться к большему, а соответственно — постоянно вкладывать средства.

— Какие перспективы у частного туристического бизнеса?

— Совсем неплохие, горнолыжный спорт становится все популярнее среди молодежи, мы стараемся всячески способствовать тому, чтобы этим занимались с детства. Пока все в стадии развития.

Подготовила Татьяна Елистратова