«Радость» банкротства

Повестка дня
Москва, 05.10.2015
«Эксперт Сибирь» №41-42 (463)

C 1 октября в России вступил в силу закон о банкротстве физических лиц, теперь граждане, не имеющие возможности расплатиться по кредитам, смогут объявить себя банкротами.

По закону арбитражный суд может начать процедуру физлица, если его долг превышает 500 тыс. руб­лей и требования об уплате задолженности не исполнены в течение трех месяцев. В суд с заявлением о банкротстве может обратиться как сам гражданин, так и конкурсный управляющий или уполномоченный орган. При наличии у должника в течение полугода постоянного источника доходов с ним должны согласовать план реструктуризации выплаты долга сроком до трех лет, при этом начисление процентов по долгу прекращается. Если же доходы у должника отсутствуют, то суд признает его банкротом и выносит постановление о реализации имущества. Однако не все имущество может быть изъято, исключение составляет жилье, если оно единственное и не заложено, недвижимость, купленная в ипотеку, если в ней проживают несовершеннолетние дети, а также жизненно необходимые предметы быта стоимостью менее 100 МРОТ.

По данным Нацио­нального бюро кредитных историй (НБКИ), с начала 2015 года количество потенциальных банкротов выросло в полтора раза — до 460 тысяч человек, притом что в декабре прошлого года их количество не превышало 300 тысяч. В НБКИ считают, что на ситуацию влияет сложная экономическая ситуация в стране и падающие доходы населения. О том, что россиянам все сложнее обслуживать кредитные обязательства, свидетельствует рекордное снижение индекса кредитного здоровья граждан.

Доля просроченной задолженности от общего объема кредитования в СФО составляет около 8%. В среднем на одного должника приходится 1,7 кредитов. По статистике, жители СФО вынуждены отдавать более 51% своих доходов на погашение займов. По стране этот показатель составляет 45%, при этом критической считается отметка в 50%, притом, что доля трат на выплату кредита в размере 35% от ежемесячного дохода уже повышает риск скатывания заемщика в про­срочку. Такие данные приводятся в обзоре коллекторской компании «Секвойя кредит консолидейшн».

Заявления о признании банкротом физического лица уже поданы во многих регионах СФО. К примеру, арбитражный суд Новосибирской области 1 октября зарегистрировал 47 исков, из них 37 поданы в порядке самобанкротства, в Красноярском крае было подано 22 иска, в Томской области — 11. Одним из самых громких стал иск о банкротстве к Владимиру Кехману, главе Новосибирского государственного академического театра оперы и балета, с которым Сбербанк обратился в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Информация об этом размещена на сайте арбитражного суда.

Согласно закону, в случае признания гражданина банкротом Арбитражный суд может вынести определение о временном ограничении права на его выезд из страны. Кроме того, в течение пяти лет после завершения процедуры банкротства гражданин не вправе принимать на себя обязательства по кредитным договорам, он вправе подать заявление о самобанкротстве, а также три года занимать руководящие должности или «иным образом участвовать в управлении юридическим лицом».

По данным издания «Ведомости», сумма задолженности Кехмана — более 4,5 млрд руб­лей. Сам Кехман заявил изданию, что решение Сбербанка он приветствует: «Надеюсь, что и остальные банки-кредиторы присоединятся к этому иску. Остается сожалеть только о том, что этого не произошло раньше».

Если говорить в целом о практике банкротства физлиц, то стоит отметить, что для «среднего» должника процедура станет довольно долгой, непростой и дорогой. Поэтому эксперты не ожидают массовых банкротств. Максимальный срок процедуры банкротства физлица составит почти четыре года. Это предполагает значительные расходы для гражданина. Например, труд финансового управляющего оплачивается за счет средств самого должника, а размер вознаграждения составляет 10 тыс. руб­лей ежемесячно. «Ускорение введения этой процедуры, безусловно, правильный шаг, так как в условиях ухудшения экономической ситуации в стране всем участникам процесса кредитования необходима прозрачная и эффективная законодательная база, позволяющая в цивилизованных рамках урегулировать конфликтные ситуации. Тем не менее, массовых обращений граж­дан мы не ожидаем, так как считаем, что банкротство для заемщиков — вынуж­денная мера, к которой необходимо прибегать лишь в крайних случаях», — считает генеральный директор НБКИ Александр Викулин.

Многие эксперты также утверждают, что судебная система просто не готова к такой практике, арбитражные суды могут не справиться с возросшей нагрузкой даже при условии, что практика банкротств физлиц не пойдет в массы. К тому же, для надлежащего исполнения данной процедуры необходимо готовить систему конкурсных управляющих.

Потенциальные банкроты в СФО

У партнеров

    Реклама