«Мы создаем базис для будущего роста»

Экономика и финансы
Москва, 02.11.2015
«Эксперт Сибирь» №45-46 (465)
Генеральный директор «Иркутскэнерго» Олег Причко — о стимулировании энергопотребления, новых генерирующих мощностях и работе с дебиторами

Продолжающееся маловодье и непривычно теплая погода привели к тому, что выработка электростанций в Иркутской области снижается, параллельно падает и энергопотребление. Несмотря на сложные условия, ПАО «Иркутскэнерго» (входит в Группу «ЕвроСибЭнерго») за шесть месяцев 2015 года продемонстрировало рост выручки и чистой прибыли. О внушающих оптимизм результатах, внешней среде и внутренних факторах рассказывает генеральный директор компании Олег Причко.

«Ситуация повторится»

— Олег Николаевич, предыдущий осенне-зимний максимум нагрузок прошел в условиях маловодья, таким же, очевидно, будет и нынешний отопительный сезон. Как сказывается этот фактор на его прохождении?

— Мы потеряли от плановых объемов выработки примерно 6,5 миллиардов киловатт-часов на ГЭС. ТЭЦ не смогли их полностью компенсировать в силу более широкой волатильности, которая зависит от множества факторов: режимов производства, тепловой нагрузки, состояния сетей и так далее. В прошлом отопительном сезоне нам пришлось сжечь для производства энергии больший, чем мы планировали, объем угля. Ситуация повторится и будущей зимой: наши затраты вырастут по сравнению с планом. Но я думаю, что тенденция, которая была в первом полугодии, сохранится и во втором. Учитывая постоянную работу над издержками, полагаю, что итоги года будут столь же достойными, что и результаты шести месяцев (по сравнению январем-июнем 2014 года выручка «Иркутскэнерго» возросла почти на 16 миллиардов руб­лей и превысила 42,1 миллиарда руб­лей, чистая прибыль увеличилась на 882,9 миллиона руб­лей и составила 6,9 миллиарда руб­лей). Мы готовим ТЭЦ к повышенной нагрузке зимой, чтобы обеспечить надежную работу генерирующего оборудования.

— Расходы на подготовку к отопительному сезону изменились?

— Сумма инвестиций осталось прежней, но мы провели некое их перераспределение и сфокусировались на тех работах, которые связаны с дополнительной нагрузкой на ТЭЦ в части выработки электрической энергии.

— Маловодье дало снижение выработки электричества, но на этом фоне продолжает сокращаться энергопотребление. По сравнению с прошлым годом спад замедлился, можно ли ожидать некоей стабилизации?

— На мой взгляд, мы уже находимся в более или менее устойчивом состоянии, и дальнейшие отклонения связаны скорее с климатическими условиями. Первое полугодие в Иркутской области было на четыре градуса теплее, чем мы ожидали. Это в сочетании с другими факторами дало снижение объемов потребления тепла на 550 тысяч гигакалорий. Электропотреб­ление, если сравнивать с первыми шестью месяцами прошлого года, сократилось на 187 миллионов киловатт-часов. При этом население потребляет все больше и больше. У крупных потребителей ситуация тесно связано с обстановкой в экономике. Они постоянно работают над энергосбережением, но если рынок требует больше продукции, они наращивают производство, если его нужно по каким-то причинам сократить, они снижают и потребление нашего продукта. Здесь есть и другой тренд — энергозамещение, когда промышленные предприятия строят собственные генерирующие объекты. Неоднозначный тренд, поскольку перекрестное субсидирование все еще дает ощутимую нагрузку на промышленного потребителя: снижение издержек одного ляжет на плечи другого.

— К слову о новых генерирующих мощностях — в начале сентября состоялся запуск БМК-25, блочно-модульной котельной на газе в Братске. Насколько этот объект интересен компании как его оператору и важен, с учетом его небольшой мощности, для энергосистемы Иркутской области?

— Это принципиально важный объект. Его мощность действительно невелика, но это первая для нас котельная такой мощности. До этого у нас был аналогичный источник тепла на пять мегаватт, при его эксплуатации мы получили необходимый опыт, который позволил нам построить котельную на 25 мегаватт. Чем он был полезен? В Восточной Сибири нет газовой генерации. Мы являемся экспертами по угольным ТЭЦ, но прекрасно понимаем, что рано или поздно природный газ будет распространен в регионе более широко, чем сейчас. Поэтому практический опыт создания энергетических мощностей на нем и работы с ними очень полезен. Мы уже готовы создавать и эксплуатировать объекты на 100 мегаватт и более.

«Это непрофильный для нас бизнес»

— Есть ли у «Иркутскэнерго» планы по развитию газовой генерации?

— Есть, однако их воплощение зависит от наличия или отсутствия газа. Например, в схеме теплоснабжения Иркутска предусмотрен газовый теплоисточник на правом берегу, но есть оговорка: его появление возможно в том случае, если в город придет трубопроводный газ. Сейчас появилась информация о том, что возможно появление «трубы» от Ковыктинского месторождения через Жигалово, Саянск и Ангарск до Иркутска и дальше до Улан-Удэ. Сложно сказать, то ли это тезис для размышления, то ли он получит какое-то практическое развитие. Но если газопровод будет построен и его трасса окажется именно такой, он пройдет вдоль южного куста наших ТЭЦ, начиная от Ново-Зиминской. А дальнейшие наши шаги будут зависеть исключительно от цены газа и горизонта ее планирования: если она позволит окупить инвестиции без увеличения тарифа для потребителей, перевод тепловых станций на газ станет реальностью.

— А какова в этом свете судьба Купского нефтегазового участка?

— В 2015 году мы готовимся к бурению опытной скважины. Эта работа позволит нам установить размеры запасов, которые есть на участке. Дальше возможен один из нескольких вариантов или их комбинация: то ли мы этот газ, продавая газовой компании, будем подавать в «трубу», то ли сами выступим в роли продавцов, а за транзит будем платить, то ли продадим месторождение. Это непрофильный для нас бизнес, так что решение будет принято, когда появится полноценное понимание того, что есть на участке.

«Стараемся работать на отечественном оборудовании»

— В условиях экономической нестабильности правительство России сократило горизонт бюджетного планирования до года. Менеджмент компании может пойти на такой шаг? Скажется ли это на долгосрочных проектах?

— Переход государством на годичный горизонт бюджетного планирования ничего не меняет в наших инвестиционных планах. Мы как считали основными параметрами для своих проектов необходимые вложения и сроки окупаемости, так и будем считать. У нас инвестиционная программа рассчитывается не так, как государственный бюджет. Горизонты планирования для многих проектов — скажем, замены рабочих колес на Братской ГЭС — выходят за рамки одного года или даже трех лет. И наш бюджет учитывает как проекты сроком на один год, так и более длинные.

— Влияют ли колебания курса руб­ля на них?

— Мы стараемся работать на отечественном оборудовании, поэтому нет острой необходимости в закупке иностранного оборудования, комплектующих и технологий. Пример той же БМК-25 показал, что на 90–95% можно ориентироваться на российскую продукцию: она, во-первых, зачастую обходится дешевле, а во-вторых, мудрость такой политики подтвердилась, когда наступили санкции.

— А проект по замене рабочих колес Братской ГЭС, которые поставляют австрийцы?

— Он был в самом разгаре, когда резко изменилось соотношение курсов руб­ля и основных мировых валют, но мы не стали его сворачивать. Хотя, конечно, срок окупаемости вырос. Последнее обстоятельство неприятно, но не смертельно. На примере взаимоотношений с нашими коллегами из Foith Hydro мы подтвердили статус компании, которая очень щепетильно относится к своей репутации. Они, со своей стороны, также тщательно исполняют все условия контракта. Поэтому, безусловно, проект будет завершен. Что будут дальше — посмотрим. Но на Усть-Илимскую ГЭС мы заказали рабочие колеса у отечественного производителя.

— В прошлом году, до наступления острой фазы кризиса, вы вместе с правительством Иркутской области разработали программу стимулирования энергопотребления в регионе. Дала ли она первые результаты?

— Программа не может дать мгновенных результатов, потому что направлена на поддержание и укрепление инвестиционного климата в регионе в целом. Результаты нашей работы мы предлагаем инвесторам не только из нашего региона, но и России в целом и даже зарубежных стран. Недавно, к примеру, у нас была делегация с китайским представительством. Мы подтвердили, что оказываем бизнесменам, если это необходимо, поддержку в части технологического присоединения к тепловым и электрическим сетям. За девять месяцев этого года уже состоялось технологическое присоединение почти 150 МВт электрической мощности и около 80 Гкал/ч тепловой. Это довольно много.

«Изучаем опыт других»

— А какова ситуация с дебиторами?

— Иркутская область остается регионом, где сохраняются одни из самых низких в России тарифов на тепло- и электро­энергию. Тем не менее, просроченная задолженность за энергоресурсы сегодня превысила 1,5 миллиарда руб­лей. Только доля управляющих компаний областного центра — более 400 миллионов руб­лей. А самым действенным методом борьбы с должниками для поставщика может быть только ограничение неоплачиваемого потребления, по сути, препятствование хищению ресурсов. Мы активизируем работу по выявлению незаконных подключений и безучетного потребления электроэнергии, и будем привлекать к ответственности, вплоть до уголовной, всех виновных. Сейчас изучаем опыт других энергокомпаний и регионов России. Прецеденты привлечения «энерговоров» к уголовной ответственности уже есть. С начала года наши структуры подали иски против 1 765 юридических лиц на общую сумму 3,3 миллиарда руб­лей и 62 тысячи заявлений в отношении физических лиц, где речь идет о 481 миллионе руб­лей.

— К вопросу о больших цифрах — по итогам собрания акционеров было решено направить 502 млн руб­лей из прибыли 2014 года на благотворительность. Какие проекты в этой сфере финансирует «Иркутскэнерго» и сохранится ли тренд на значительные социальные затраты?

— Для нас крайне важно все, что связано со здоровьем детей, поэтому значительную часть расходов мы направляем в эту область. В первую очередь это касается финансирования регио­нального отделения Российского детского фонда. Компания поддерживает детские спортивные школы. А для того, чтобы ребятишкам это было интересно, важно, чтобы коман­да мастеров демонстрировала хорошие результаты — мы финансируем «Байкал-Энергию». Я сам, будучи пацаном, играл в хоккей с шайбой. Вырезал из изоленты номер 17, наклеил на шлем — для меня Валерий Харламов был кумиром. И, надеюсь, сейчас многие дети подражают нашим мастерам-хоккеистам «Байкал-Энергии». Мы также поддерживаем проект En+ Group «360 минут ради Байкала», причем речь не только и не столько о софинансировании, сколько об активном участии наших сотрудников в нем. То же касается проектов «ЕвроСибЭнерго» и ежегодного фестиваля «Культурная столица» и библиотеки «Добрый свет». Мы постоянно участвуем и в проектах фонда Олега Дерипаски «Вольное дело». И затраты на благотворительность сокращать не планируем.

У партнеров

    Реклама