«Стремление содрать с бизнеса лишнюю копейку настораживает»

Малый бизнес
Москва, 07.12.2015
«Эксперт Сибирь» №50-51 (467)
Уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов — о проблемах коммерсантов в 2015 году, возрастающей налоговой нагрузке, уголовных преследованиях бизнесменов, перспективах существования сектора малого предпринимательства в стране, а также о новой стратегии развития МСБ

В течение 2015 года малый бизнес столкнулся с целым комплексом новых проблем — чисткой в банковском секторе, введением санкций, ужесточением налоговой нагрузки, внешнеполитическими вызовами, которые оказали непосредственное влияние на состояние многих компаний. В попытке изменить ситуацию Минэкономразвития подготовило Стратегию развития малого и среднего предпринимательства (МСП) до 2030 года. Документ находится на рассмотрении в правительстве и, как ожидается, будет принят до конца 2015 года. Власти намерены увязать меры поддержки МСП с общеэкономической политикой.

Федеральный уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов поделился с журналом «Эксперт-Сибирь» своим видением плюсов и минусов Стратегии, а также оценкой того, как чувствуют себя бизнесмены в новых российских реалиях, и каких новых испытаний ждать предпринимателям в 2016 году. Напомним, что Борис Титов занимает должность уполномоченного при Президенте по защите прав предпринимателей с 2012 года. Основные направления деятельности аппарата бизнес-омбудсмена — работа с обращениями предпринимателей по конкретным случаям нарушения их прав, а также законодательная работа, ориентированная на улучшение системы правовой защиты бизнесменов.

«Всем непросто»

— Борис Юрьевич, с какими основными проблемами к вам обращались предприниматели в 2015 году? Как они изменились по сравнению с прошлым годом?

— Самые острые для многих проблемы связаны с задержками платежей по выполненным контрактам государственного и муниципального заказа. Их общее количество по данным генеральной прокуратуры превысило 22 миллиарда руб­лей. Наши регио­нальные уполномоченные оказывают пострадавшим предпринимателям всю возможную помощь. У нас уже много обращений на эту тему, решенных в пользу заявителей. Мы предложили законодательно ограничить просрочку по оплате выполненных работ по госзаказу одним месяцем. Соответствующий закон уже направлен в Государственную думу.

Помимо этого малый бизнес очень болезненно воспринимает чистку на банковском рынке, которую проводит Центробанк. Почему-то вместо санации, мер финансового оздоровления и т.д. ЦБ выбирает самую жесткую меру реагирования — отзыв лицензии. Спрашивается: как же у нас работает банковский контроль? В результате начались банкротства банков с большим количеством корпоративных клиентов. И если для крупных компаний это не так болезненно, то многие малые предприятия поставлены на грань банкротства из-за отзыва лицензий у их банков. Проблема осложняется тем, что юридические лица — третья очередь кредиторов, и шансы на возврат средств при банкротстве банка у них минимальны. В качестве меры по защите малого бизнеса мы предлагаем ввести страхование вкладов юрлиц на сумму до пяти миллионов руб­лей.

Если говорить об изменениях, то в прошлом году не было проблем с неплатежами и банкротством банков. Это тенденции 2015 года. А вот проблема резкого роста налога на недвижимость и ставок аренды перекочевала из 2014 года. К сожалению, заметных подвижек тут нет. Каждый случай приходится решать в индивидуальном порядке. Чаще всего через суд. Количество жалоб на проверки по-прежнему велико, но есть существенные изменения к лучшему. Запущен единый реестр проверок при генеральной прокуратуре. Значительно улучшили работу Роспотребнадзор и Роструд. На высоте МЧС и ФНС.

— Вы участвуете в решении нашумевшей проблемы, связанной с введением сборов с грузовиков грузоподъемностью выше 12 тонн?

— Да, проблема известная и «горячая». Мы предложили правительству отложить взимание платы на один год. В течение этого времени дать ей поработать в тестовом режиме, и только потом вводить сборы, притом уменьшив их до 1 руб­ля за километр (сейчас 1,5 руб­ля, с 1 марта планируется 3 руб­ля). Вопрос пока что находится в стадии обсуждения.

— Каким сферам малого бизнеса сейчас приходится тяжелее всего? В каких отраслях наблюдается значительный инвестиционный спад?

— Всем непросто. Кроме экспортных отраслей и секторов, где идет процесс импортозамещения, например, сельского хозяйства, во всех остальных идет спад. Сокращаются объемы торговли. Из-за известных событий очень сильно пострадала туристическая отрасль. Малые промышленные предприятия задыхаются от нехватки кредитов и неподъемных ставок по ним. В целом тенденция ухода малого бизнеса в тень набирает обороты.

«Очень опасная идея»

— Проходила информация, что единый налог для малого бизнеса со следующего года может увеличиться на 16%. Как эта мера отразится на секторе малого предпринимательства? Не спровоцирует ли это рост банкротств?

— Это была очень опасная идея, которая могла нанести сильный удар по бизнесу. Мы направили председателю правительства официальное письмо с просьбой не вводить новые коэффициенты. К счастью, правительство прислушалось к нашему мнению и к мнению бизнес-сообщества, и повышение ЕНВД на 16 процентов отменено. В соответствующий приказ Минэкономразвития внесены изменения, которые оставили размер ЕНВД на уровне 2015 года. Вообще стремление любыми способами содрать с бизнеса лишнюю копейку настораживает. Президент недаром ввел мораторий на повышение налогов и сборов. Но нет, на протяжении всего года мы наблюдаем постоянные попытки обойти этот запрет всеми возможными способами. Если повышать налоги дальше, бизнес просто массово начнет уходить в тень. Налоговая нагрузка в России на пределе.

— Появилась ли у правительства стратегия развития малого и среднего предпринимательства? Когда она будет принята, и какие вы можете выделить в ней плюсы и минусы?

— Стратегия уже разработана Минэкономразвития, и аппарат бизнес-уполномоченного принял в этом непосредственное участие. Она должна быть принята правительством до конца декабря 2015 года. Стратегия включает в себя ряд ключевых показателей эффективности в части роста выручки субъектов МСП и роста количества рабочих мест в секторе. Большой плюс — впервые разработаны отдельные меры поддержки для производственных компаний МСП и для компаний, которые работают в сфере услуг и торговле.

А главный минус относится не к содержанию программы, а к тому, что она никак не связана с таможенной, тарифной, налоговой, социальной, денежно-кредитной политиками. Нет единой стратегии экономического развития страны. Разработка стратегии социально-экономического развития России до 2030 года отложена на неопределенный срок. Поэтому возникает опасность, что меры, которые будут приниматься в соседних сферах, сведут на нет все положительные моменты стратегии развития МСП.

— Недавно прошло первое заседание Промышленного комитета Общероссийского народного фронта в Москве. Какие основные вопросы удалось обсудить и какие выводы сделать?

— Заседание было посвящено одной теме: финансовым источникам импортозамещения и промышленного роста. Главных выводов два. Во-первых, в России до сих пор не сформировано полноценной промышленной политики. Во-вторых, проведение импортозамещения и новая индустриализация страны невозможны без изменения денежно-кредитной политики. Сейчас промышленность не имеет возможности развиваться, так как стоимость денег в стране крайне высока. Эффективная ставка кредитов превышает для промышленных предприятий 20 процентов, банки с трудом соглашаются на проектное финансирование, а если и соглашаются, берут промышленные активы под залог под 30–40 процентов от их стоимости. В экономике России должны появиться длинные и дешевые деньги для промышленных проектов.

«Требуются новые подходы»

— На днях на совещании в генпрокуратуре по вопросу защиты прав предпринимателей вы предложили проработать вопрос о введении ответственности для следователей и прокуроров. Расскажите об этом подробнее.

— С 2012 года число арестованных за экономические преступления выросло с 3,8 тыс. до 6,1 тыс. Если три года назад под стражей находились 3,3 тыс. обвиняемых в мошенничестве, то в этом году — уже более пяти тысяч. В соответствии с УПК аресты за совершение преступлений в сфере предпринимательской деятельности применяться не могут, однако суды более чем в 90% случаев удовлетворяют арестные ходатайства следствия. Поэтому я считаю важным, чтобы сотрудники генпрокуратуры усилили надзор за обоснованностью избрания мер пресечения.

Кроме того, зачастую обвиняемые не имеют доступа к материалам дела, в некоторых случаях не знают, что им конкретно и по каким эпизодам инкриминируется, а потому не могут правильно выстроить линию защиты. Исходя из этого, уверен, что необходимо наделить уполномоченного по защите предпринимателей правом доступа к материалам следствия при их направлении в суд для избрания меры пресечения.

— Какие конкретные действия нужно предпринять, чтобы изменить ситуацию?

— Необходим целый комплекс мер. Нужно полностью пере­ориентировать все сферы экономической политики на обеспечение экономического роста. Требуются новые подходы к налоговой, таможенной, тарифной, институцио­нальной и, прежде всего, денежной кредитной политикам. Все они должны стимулировать производство товаров, создание новых рабочих мест, внедрение новых технологий.

Я принимал участие в подготовке программы Столыпинского клуба «Экономика роста». Главная наша идея — переход от принципов поддержания видимости макроэкономической стабилизации и политики сдерживания к политике стимулирования экономического роста. Для этого мы предлагаем проводить политику доступного кредита на уровне рентабельности российских предприятий — 4–5%, повысить соотношение денежной массы к ВВП до показателя 0,8–0,9 (сейчас 0,45), проводить политику стабильного, но в первые пять лет стабильно заниженного к мировым валютам курса руб­ля.

Также мы предлагаем провести налоговую реформу в два этапа. На первом — принять ударный пакет льгот, стимулирующих инвестиции и технологическое обновление. На втором — приведение структуры налогов в соответствие с уровнями развитых и динамично развивающихся стран (снижение налогов на производство до среднемировых — 41%, сейчас — 49%), введение налогов социальной справедливости — возврат к ЕСН, переход к прогрессивной шкале НДФЛ, введение «офшорного» коэффициента для компаний, зарегистрированных в офшорах.

Кроме того, в нашей программе предлагается проведение земельной реформы, кардинальное (минимум вдвое) снижение числа проверок и реформа контрольных органов, повышение персо­нальной ответственности чиновников за препятствование предпринимательской деятельности, развитие в России принципов электронного государства — перевод всех госуслуг в электронную форму).

Не избежать, по нашему мнению, и бюджетной реформы. В этой сфере предлагается допускать умеренный бюджетный дефицит для стимулирования роста, расширение заимствований на внутреннем и внешнем рынках, проведение целевой (связанной) денежно-кредитной эмиссии (не менее 1,5 триллиона руб­лей в год в течение пяти лет), повышение финансовой самостоятельности регионов и выбранных глав муниципальных образований, привязка регио­нальных бюджетов к росту доходов предприятий и населения.

Все эти меры вместе способны обеспечить России экономический рост до 10 процентов ВВП в год.

«Мало не покажется»

— Какой прогноз по состоянию малого бизнеса вы можете дать на 2016 год? С какими проблемами столкнутся предприниматели, к чему им следует быть готовыми?

— Если не поменяется денежно-кредитная политика ЦБ, то облегчений ждать не стоит. Продолжится падение спроса, неплатежи, сокращение числа банков. Очень большие опасения вызывает проект нового кодекса об административных нарушениях. Если он будет принят в неизмененном виде, мало малому бизнесу не покажется. Рост штрафов за экономические нарушения очень велик, вдобавок новый кодекс об административных правонарушениях очень многое оставляет на усмотрение проверяющих, чем создает почву для злоупотреблений.

— Ситуация с развитием малого бизнеса в Сибири повторяет общероссийский вектор, или есть регио­нальные особенности?

— Большинство проблем у сибирского бизнеса аналогичны общероссийским. Отличие в проблематике наблюдается в районах Сибири, которые относятся к крайнему Северу, и касается северных надбавок, которые сильно понижают конкурентоспособность местных компаний. В частности, недавнее нововведение оплаты за счет работодателя билетов в места отдыха для сотрудников легло очень тяжелым бременем на предпринимателей из таких районов. Мы много занимались этой проб­лемой, и в результате нам удалось добиться, чтобы эти затраты относились к затратной части баланса и вычитались из налогооблагаемой базы.

У партнеров

    Реклама