Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Общество

Привал на перевале

2017

Приемная кампания в вузах Сибири в этом году прошла ровно. Однако в ближайшие несколько лет высшую школу ждет зона турбулетности, связанная с выходом из демографической ямы и возможным смещением потребительских предпочтений абитуриентов

Приемная кампания 2017 года в вузах Сибири в целом завершилась. Как и весь минувший учебный год, несмотря на череду ярких предложений нового министра образования и науки РФ Ольги Васильевой, высшая школа пережила эту кампанию ровно. Цифры приема радикально не изменились, правила приема остались примерно теми же. Громких закрытий и объединений вузов не произошло, и даже череда массовых переименований институтов и академий в университеты в целом завершилась в 2015–2016 учебном году.

Однако представляется, что текущий год станет переломным по целому ряду объективных причин. Демографическая яма, которой так боялись приемные кампании университетов все эти годы (прежде всего, характеризующаяся минимальным количеством 17-летних граждан), завершается. Уже с этого года в вузы начинает поступать поколение 2000-х. Помимо того, что их больше, чем предшественников, они еще и другие. Прежде всего: они все больше не понимают безусловную ценность высшего образования. Это означает, что вузы ждет реальный рынок: с конкуренцией за потребителя и кризисом спроса.

Кастовая система в действии

Общие итоги этой приемной кампании подтверждают тенденцию, наметившуюся в связи с активным внедрением в высшую школу кастовой системы. Старт этому был дан в 2006 году в Красноярске в связи с созданием первого в стране «особого вуза» — Сибирского федерального университета. С тех пор пищевая цепочка вузов стала обретать свои нынешние черты и сейчас выглядит следующим образом. На вершине — небожители с особым статусом, дипломами собственного образца и особой строкой в федеральном бюджете — МГУ и СПбГУ. Уровнем ниже — федеральные, нацио­нальные исследовательские университеты и вузы проекта «5–100». Еще ниже — сильные регио­нальные вузы, по-прежнему притягивающие абитуриентов из соседних регионов и стран. Наконец, в самом низу — окопавшиеся в своем регионе университеты, не претендующие на особые преференции и статус за его пределами.

Эта цепочка является пищевой в прямом смысле: слабые становятся добычей сильных. Яркий пример — пресс-конференция руководителей ведущих (московских) вузов страны, состоявшаяся в ТАСС в конце августа. Так, средний балл в РУДН повысился на два пункта и составил 79.5. Каждый третий поступивший в НИТУ «МИСиС» принес туда аттестат с отличием. Там же на 50% увеличилось количество поступающих победителей и призеров олимпиад. Средний балл зачисления в ВШЭ приблизился к 90, а количество «коммерческих» студентов первого курса увеличилось на треть. Средний конкурс — 13 человек на место.

Перенесемся в Красноярск. В одном из лучших регио­нальных вузов страны — Сибирском федеральном университете — не досчитались 5 тысяч заявлений из-за того, что многие выпускники не смогли сдать профильную математику (а потому в целом не получили права подавать документы в вузы). «Огромное количество поступающих не справилось с профильной математикой, что в принципе закрыло им дорогу в высшую школу. Учитывая, что и минимальные баллы в СФУ повыше, чем в других вузах, нам пришлось отказать большому количеству желающих», — прокомментировал ответственный секретарь приемной комиссии СФУ Александр Усачев. Средний балл поступивших в СФУ — 66,9. «В этом году мы впервые столкнулись с тем, что наши выпускники бакалавриата массово начали подавать документы в столичные вузы. Если раньше они, видимо, испытывали какую-то неуверенность, то, увидев в последние годы много положительных примеров, когда томичей с удовольствием забирают московские и питерские университеты, многие наши выпускники-бакалавры до последнего ждали поступления там и уже волной в конце приемной кампании накатились на ТПУ. В стране не так много университетов, в которых наши выпускники хотели бы продолжить обучение, и наш — в их числе», — констатирует начальник учебно-методического управления ТПУ Юрий Данейкин.

Перенесемся в Республику Тыва. В единственном вузе региона — Тувинском госуниверситете — общее количество поступивших на программы бакалавриата и специалитета — 531 человек. В магистратуру — 10 человек. Средний балл — 53. По оценкам «Эксперта-Сибирь», в вузы Новосибирска, Красноярска, Иркутска и других городов из Тувы поступило примерно в полтора раза больше студентов, чем остались в своем регионе. Расслоение между университетами и регионами в действии выглядит примерно так.

Наконец, эта приемная кампания подтвердила недостаточную состоятельность еще одной инновации последних трех лет, призванной выделить и оформить сильные регио­нальные университеты. Речь идет об идее «опорных университетов». Приемная кампания этого года стала первой для всех сибирских «опорных университетов» в их новом статусе. Напомним, первыми были Омский государственный технический университет и Сибирский аэрокосмический университет им. М.Ф. Решетнева (ныне — Сибирский государственный университет науки и технологий), затем к ним добавились СибГМУ, НГТУ и АлтГУ. Задумывавшиеся как точки опоры для регионов, новоявленные «опорные университеты» никак не переломили тенденции приема абитуриентов — новый статус вузов последние, по сути, и не заметили.

Вход через заднюю дверь

Еще одна явно выраженная тенденция этого года — рост популярности учреждений среднего профессио­нального образования, как правило, называющихся теперь колледжами (взамен прежним техникумам, профессио­нальным лицеям и училищам). Психологически важную отметку набор в колледжи, можно считать, преодолел и в целом сравнялся с набором в вузы. Так, в вузы Новосибирской области в 2017 году на бюджетные места было зачислено 12 450 человек. По данным Минтруда региона, количество зачисленных в колледжи за тот же период — более 13 тысяч человек, и это не считая студентов, зачисленных на программы среднего профобразования в вузы (например, такие программы в Новосибирске имеют НГУЭУ, СибУПК и другие вузы).

В Алтайском крае, по предварительным данным регио­нального Минобра, студенты поступили на 7,5 тысяч бюджетных мест, а общий набор в вузы составил порядка 15 тысяч человек. Набор в колледжи только на бюджетные места — около 11,5 тысяч человек. Студентами государственных вузов Красноярского края в этом году стали более 15 тысяч человек, из них почти 12 тысяч поступили на бюджетные места. При этом в колледжах края было уже 14 тысяч бюджетных мест и почти все они на начало сентября были заняты. Во всех регионах отмечается рост количества абитуриентов колледжей в среднем на 10–20% по сравнению с прошлым годом.

То, что сейчас происходит со средним профессио­нальным образованием, на наш взгляд, вскрывает сразу несколько важных тенденций. Во-первых, в колледжи поступают в основном после девятого класса, то есть, в 15–16 лет. Это уже поколение начала 2000-х годов, которого больше и которое пришло в колледжи на два года раньше, чем в вузы. Последних взрывной рост набора ждет через два года, когда те, кто остался в школе, будут поступать в университеты. Таким образом, мы уже сейчас видим реальное подтверждение того, что конец демографической ямы уже совсем близок.

Во-вторых, выпускники 9-х классов с чего-то вдруг идут не в популярные в прошлые годы 10–11 классы престижных лицеев и гимназий, а поступают в непрестижные вроде бы колледжи. Те самые, о непопулярности которых еще несколько лет назад не говорил только ленивый. И здесь мы можем предположить наличие другой важной тенденции — современная молодежь становится прагматичнее. В колледжах, строго говоря, почти нет входящего отбора — поступают почти все. Как правило, за три года здесь можно получить специальность, а затем без пресловутого ЕГЭ поступить в любой вуз страны (выпускники учреждений СПО поступают в вузы по внутренним экзаменам, читай — также почти без входящего отбора, особенно на коммерческие места). Лучше на заочное отделение, чтобы в 18–19 лет начинать карьеру. Таким образом, классическая траектория успеха выпускника середины 2000-х годов таковой больше не является. И никто не даст гарантии, что еще через пару лет выпускники колледжей (вслед за работодателями) перестанут понимать смысл в получении «для галочки» дипломов вузов на заочном отделении — и это будет реальным вызовом для высшей школы. По крайней мере, для регио­нальных вузов.

О рейтинге этого года

На этом фоне мы сформировали очередной рейтинг вузов по их привлекательности среди иностранных и иногородних абитуриентов. Рейтинг этого года — седьмой. Статистику по ведущим вузам Сибири мы запрашиваем с 2011 года (см. «Западный вектор» в «Эксперте-Сибирь» № 33–34), данные по ним собраны уже за 10 лет, с 2007 года. Пожалуй, это единственный в регионе проект СМИ, длящийся вот уже восьмой год и оперирующий собственными оригинальными данными на десятилетнем промежутке.

Уже в первом рейтинге на минимальных имеющихся цифрах были уловимы тенденции, ставшие к нынешнему году весьма отчетливыми: абитуриентам важна «картинка», а не «содержание», они едут с востока на запад, Иркутск теряет свое значение межрегио­нального университетского центра, Красноярск приходит на его место, Алтайский край активнее других работает над привлечением абитуриентов из Юго-Восточной Азии. Первые годы выборка для рейтинга формировалась из ограниченного количества «особых» университетов — федерального и нацио­нальных исследовательских, а также ведущих классических и технических университетов. В 2015 году методика немного изменилась: мы взяли для расчета все вузы Сибири, входящие в топ-100 Нацио­нального рейтинга университетов, а также рейтинга лучших вузов России «Эксперт РА». С того времени в общем обзоре участвуют 15–20 ведущих сибирских вузов, признанных таковыми двумя основными нацио­нальными рейтингами.

Собственно, первый рейтинг ведущих университетов Сибири для иностранных и иногородних абитуриентов был составлен в 2013 году. Тогда лучшими стали ТПУ, Иркутский технический университет (теперь — ИРНИТУ), ТГУ. В следующем году «тройка» осталась той же, немного поменявшись местами: ТПУ, ТГУ, ИРНИТУ. Когда выборка расширилась за счет вузов входящих в топ-100 рейтингов, первые строчки лидерства изменились — лучшими поочередно стали Новосибирский госуниверситет экономики и управления (НГУЭУ, в 2015 году) и Сибирский государственный медицинский университет (в 2016 году). Наконец, новшеством прошлого года стал рейтинг привлекательности для иностранных и иногородних абитуриентов магистратуры — очной формы любого вида (платной и бесплатной). Мотивация здесь такая. Если в бакалавриат абитуриенты поступают, во много, по привычке или по нужде («без высшего образования теперь никуда», — говорит им общество), то магистратура, да еще и в другом регионе, — это выбор осознанный. Проучившись где-то четыре года, человек все чаще думает так: «диплом у меня уже есть, теперь можно и нормальное образование получить». Поэтому, вероятно, к показателям привлекательности магистратуры стоит относится не менее серьезно, чем к первому уровню образования.

Методика составления рейтинга все эти годы оставалась одинаковой — мы делили количество иностранных и иногородних поступивших студентов этого года (бюджетный и внебюджетный набор) на количество бюджетных мест и умножали на средний балл ЕГЭ. Так учитывается и количество, и качество абитуриентов. В этом году, в том числе, по совету коллег из Института образования Высшей школы экономики, методику было решено немного скорректировать. В числителе осталось все то же общее количество иностранных и иногородних абитуриентов, то есть все поступившие на первый курс очного отделения бакалавриата и специалитета, за исключением абитуриентов из региона, в котором находится вуз. Осталась и поправка на средний балл ЕГЭ — он по-прежнему влияет на итоговый рейтинг, поскольку позволяет оценить условный «демпинг» университета в погоне за абитуриентами. Но вот в знаменателе в этом году — не количество принятых бюджетников, а общее количество принятых абитуриентов, включая бюджет и внебюджет. В начале, оставляя в знаменателе только бюджетников, мы приводили аргумент: вуз теоретически может принять какое угодно количество внебюджетных студентов, и бюджетники — более или менее честное «общее мерило». Логика этого года такова: если абитуриенты готовы поступать в вуз и на платное отделение и тот «под них» увеличивает количество внебюджетных мест, то эта заслуга вуза — привлек дополнительных студентов. А потому и внебюджетники должны учитываться в подсчете. Итоговый рейтинг этого года посчитан по такой, обновленной логике. Однако в общей таблице (таблица 1) присутствуют и подсчеты по прежней методике — кстати, интересно посмотреть, как меняются в связи с этим результаты.

Методика составления рейтинга ведущих университетов Сибири по их привлекательности для абитуриентов 14-02.jpg
Методика составления рейтинга ведущих университетов Сибири по их привлекательности для абитуриентов

Общие итоги рейтинга

В топ-100 двух указанных нацио­нальных рейтингов вузов вошли два десятка сибирских университетов. «Ядро» лучших вузов макрорегиона осталось прежним, однако в нем случились две знаковые потери — из сотни лучших в обоих рейтингах вылетели Омский и Кемеровский государственный университеты. Другой особенностью нынешнего рейтинга является то, что впервые за несколько лет удалось собрать основные данные у всех «особых» университетов Сибири — СФУ, ИРНИТУ, НГУ, ТГУ и ТПУ. Наборы двух последних университетов сравнить в одной таблице удается едва ли не впервые за последние пять лет. Наконец, впервые данные в рейтинг подал Сибирский государственный университет науки и технологий (бывший аэрокосмический университет). Впрочем, в том числе, судя по этим данным мы делаем вывод о том, что проект «опорные вузы в регионах России» пока не состоялся.

Итак, данные прислали 11 ведущих вузов Сибири, и результаты рейтинга в связи с этим нельзя назвать неожиданными. В общем зачете на первом месте — Томский политехнический университет. Примечательно, что если бы мы считали рейтинг по прежней методике, то политех стал бы только третьим. Такова особенность набора в этот университет: значительная доля иностранных и иногородних студентов при минимальном количестве поступивших на коммерческие места. Аналогичная ситуация — в НГТУ. Если бы не относительно низкий средний балл ЕГЭ, этот университет занял бы безоговорочное первое место. Ему удалось привлечь (в валовом выражении) больше всех иностранных абитуриентов среди ведущих вузов Сибири, а в целом по привлечению «внешних» студентов он занял второе место после гигантского по размерам и набору СФУ. На втором месте — Томский архитектурно-строительный университет, отличный пример сильного отраслевого вуза, популярного у «внешних абитуриентов». На третьем месте — Новосибирский госуниверситет. Это небольшой относительно других ведущих вузов университет, в котором больше половины набора — это иностранные и иногородние студенты. Наконец, в общих итогах следует выделить и СФУ, который в валовом выражении привлек наибольшее количество иностранных и иногородних студентов — почти две тысячи человек.

Аналогичная ситуация и в магистратуре. Большинство ведущих сибирских вузов уже давно заявляют о том, что их цель — превращение в университет «магистерско-аспирантского типа». Это продолжение все той же логики кастового разделения высшей школы, где в недалеком будущем (как планируется) будут регио­нальные вузы, готовящие почти исключительно бакалавров (в США такие именовали бы колледжами), и будут ведущие вузы, принимающие «внешних» абитуриентов в магистратуру и аспирантуру и развивающие таким образом науку и современное образование мирового уровня.

Привлечь из другого региона абитуриента магистратуры — задача едва ли не сложнее, чем с бакалаврами. Абитуриент в 21–22 года, как правило, не то же самое, что в 17–18, и исключительно «красивых картинок» ему будет недостаточно. По­этому вузы, в которых половина и более иностранных и иногородних магистров могут претендовать на роль реальных лидеров. Таковых, как видно (таблица 2), среди ведущих вузов пока немного. Это ТУСУР и Томский политех (больше половины новых магистров — «внешние»), НГТУ и ТГАСУ. Как видно, все это университеты с сильными инженерными школами и, соответственно, инженерно-технической магистратурой.

 14-03.jpg

Восточный фронт

Традиционный фокус нашего внимания — перетоки абитуриентов среди двух университетских центров Восточной Сибири: Красноярска и Иркутска. В этом году нам представилась уникальная ситуация с исходными данными: они есть как по двум ведущим вузам Красноярска (таковыми считаем СФУ и СибГУ), так и по двум ведущим вузам Иркутска (ИГУ и ИРНИТУ). Тем доказательнее представляется таблица сравнения иркутских и красноярских университетов в борьбе за абитуриентов из соседних регионов (таблица 3). В этом году СФУ и СибГУ приняли порядка 700 иркутских абитуриентов — это, для сравнения, половина бюджетного набора в Иркутском госуниверситете. Обратное не действует: из Красноярска в два иркутских вуза приехали в совокупности 12 (прописью — двенадцать) человек. То есть, на уровне статистической погрешности.

Все те же тенденции в борьбе Иркутска и Красноярска за Восточную Сибирь: последний безоговорочно побеждает. Даже из Бурятии — традиционной вотчины иркутских вузов в этом году в СФУ и ИРНИТУ приехало сопоставимое количество абитуриентов, аналогично — из Забайкальского края. А вот из Якутии красноярские университеты переманили почти в три раза больше абитуриентов, чем иркутские. В целом СФУ поддерживает тренд на высокое количество абитуриентов из Восточной Сибири — однако взрывной динамики больше не наблюдается (график 1).

Динамика приема абитуриентов в СФУ из Восточной Сибири, чел. 14-04.jpg
Динамика приема абитуриентов в СФУ из Восточной Сибири, чел.

Показательным также является и то, что в Красноярск (прежде всего, в СФУ) продолжают поступать абитуриенты из Западной Сибири. Учитывая, что один из базовых вузов при образовании СФУ — Красноярский госуниверситет в свое время был основан как филиал Новосибирского госуниверситета, а сам Красноярск ни в Новосибирске, ни в Томске еще 10 лет назад не воспринимался всерьез как университетский центр, — это более чем положительный результат.

Аналогичную планку продолжает поддерживать и Алтайский госуниверситет. Заявивший в начале 2010-х проект Российско-Азиатского университета (правда, так и не институционализировавшегося), АлтГУ развернул активную кампанию по привлечению абитуриентов из Китая и Юго-Восточной Азии. В ее основе лежали мероприятия и объединения — десятки форумов и Ассоциаций проводили на базе АлтГУ свои мероприятия, а сам университет активно продвигал себя как площадка для коммуникаций с азиатскими партнерами. Результат — четырехкратный рост иностранных абитуриентов (график 2). Едва ли какой-то иной вуз сопоставимого размера показал за минувшие годы такую динамику.

Динамика приема иностранных абитуриентов в АлтГУ 14-05.jpg
Динамика приема иностранных абитуриентов в АлтГУ

Практически тем же остался и список самых популярных и непопулярных направлений подготовки (графики 3, 4). На первом месте среди ведущих вузов — юриспруденция в Томском госуниверситете с почти 99 баллами ЕГЭ. Среди лидеров — направления, связанные с языками (лингвистика, литературное творчество) и международными отношениями. На последнем месте — эксплуатация машин и комплексов в ТГАСУ, куда можно было поступить, набрав в среднем чуть более 47 баллов. Впрочем, представители вузов осторожно отмечают рост интереса к инженерно-техническим специальностям. «Есть серьезные изменения в структуре набора. Традиционно доминировали гуманитарные направления подготовки, такие как «Юриспруденция», «Экономика» и т.д. В этом году для нас приятной новостью стало то, что наши физико-технический факультет, факультет математики и информационных технологий, химический факультет помимо бюджетного набора сделали хороший набор и на внебюджет. Это означает, что абитуриент выбирает естественно-научные направления в качестве своей будущей профессии», — говорит первый проректор по учебной работе АлтГУ Евгений Шваков.

Рейтинг ведущих университетов Сибири по их привлекательности для иностранных и иногородних абитуриентов магистратуры 14-06.jpg
Рейтинг ведущих университетов Сибири по их привлекательности для иностранных и иногородних абитуриентов магистратуры

Сравнительный анализ количества иностранных и иногородних абитуриентов (бакалавры и специалисты) в СФУ, ИркГУ, ИРНИТУ 14-07.jpg
Сравнительный анализ количества иностранных и иногородних абитуриентов (бакалавры и специалисты) в СФУ, ИркГУ, ИРНИТУ

Новые технологии

Важная тенденция этого года в самом процессе набора — технологичность кампании. Практически все университеты отмечают внедрение новых (прежде всего, информационных) технологий в работе с абитуриентами. Так, в АлтГУ в 2017 году запустили дистанционные программы для школьников «Интернет-лицей», а также провели онлайн-пробы сдачи ЕГЭ. В ИРНИТУ отмечают рост работы с абитуриентами в социальных сетях В Контакте и Instagram, а также перевод вступительных экзаменов в магистратуру в формат компьютерного тестирования. В университете им. М.Ф. Решетнева отметили модернизацию информационной системы, а также выездные приемные комиссии по Сибири и странам СНГ.

Отдельный вопрос — растущая популярность дистанционного обучения и связанные с этим риски для регио­нальных университетов. Повышение популярности дистанционного образования — известный тренд, однако, вероятно, пока не все осознали масштаб происходящего. Для примера: годовые обороты только одной федеральной площадки электронных курсов Getcourses.ru, по данным самой компании, составляют порядка 500–600 млн руб­лей в год, что вполне сопоставимо с бюджетом среднестатистического регио­нального университета. А развитие широкополосного доступа в Интернет и онлайн-площадок получения, в том числе, высшего образования, дает регио­нальным абитуриентам доступ к тому же столичному образованию за сопоставимые с обучением в регио­нальном вузе деньги.

 bez-imeni-3.jpg

И это — такой же вызов для университетов, как рост демографической турбулентности и снижение уровня безусловной ценности высшего образования. «Я бы говорила о растущей популярности электронного обучения, причем все чаще — в формате смешанного обучения, когда часть занятий проходит в аудитории, а часть — с помощью различных платформ, систем управления обучением и др. Это связано, прежде всего, с растущим качеством электронного обучения, что, в свою очередь, обусловлено изменением технологий, развитием информационных ресурсов и коммуникативных возможностей, появлением открытых онлайн-курсов от лучших университетов мира, возможностью встроить их в образовательные программы университетов, — уверена директор Института дистанционного образования ТГУ Галина Можаева. — Если говорить о рисках, то, на мой взгляд, предпочтения будут обусловлены мотивацией студентов. Если студент стремится получить диплом, тогда он, чаще всего, выбирает недорогое дистанционное обучение в столичных коммерческих вузах. Если ему нужны знания и компетенции, если он мотивирован учиться, тогда он выбирает качество — независимо от местонахождения вуза».

 bez-imeni-4.jpg

В этом смысле политехнические вузы действительно пока могут быть спокойны. Технологий качественного дистанционного получения инженерно-технических знаний и навыков пока не существует. «Я думаю, что дистанционная форма образования неприемлема для получения хорошего инженерного образования, где необходим практико-ориентированный подход к передаче знаний. Инженеры должны свою профессию «потрогать руками», — говорит начальник учебно-методического управления ТПУ Юрий Данейкин. — Дистанционная модель обучения — это больше форма поддержки очного обучения там, где можно действительно достаточно качественно предоставить образовательный контент и на этом сэкономить время или другие ресурсы. Сейчас активно развивается сегмент рынка по онлайн-курсам, но здесь основной потребитель контента — это люди за 30 лет, кто уже понял, что им необходимо для того, чтобы двигаться дальше по карьерной лестнице, нужно получить дополнительные компетенции в той ли иной сфере деятельности. Есть хорошие математические, гуманитарные, отличные IT-курсы. Инженерных, на мой взгляд, не так уж и много, но я пока не видел ни одного».

Таким образом, строго говоря, дистанционное обучение — это вызов скорее для средних регио­нальных вузов, без особо бренда и амбиций. Если у абитуриента нет эмоцио­нальной привязки к университету, а сам вуз — нечастый гость федеральных рейтингов, то в этой ситуации дистанционное обучение в недорогих столичных университетах действительно будет отличным вариантов. Особенно в условиях, когда растущему количеству выпускников колледжей необходимо «для галочки» высшее образование. Особенно, когда смысл отраслевого высшего образования все чаще не до конца понимают ни работодатели, ни выпускники. Все это вызовы, на которые высшая школа должна найти ответы в ближайшие годы.

Самые популярные направления у абитуриентов в ведущих вузах Сибири 14-09.jpg
Самые популярные направления у абитуриентов в ведущих вузах Сибири
Самые непопулярные направления у абитуриентов в ведущих вузах Сибири 14-10.jpg
Самые непопулярные направления у абитуриентов в ведущих вузах Сибири

Методика составления рейтинга ведущих университетов Сибири по их привлекательности для абитуриентов
Динамика приема абитуриентов в СФУ из Восточной Сибири, чел.
Динамика приема иностранных абитуриентов в АлтГУ
Рейтинг ведущих университетов Сибири по их привлекательности для иностранных и иногородних абитуриентов магистратуры
Сравнительный анализ количества иностранных и иногородних абитуриентов (бакалавры и специалисты) в СФУ, ИркГУ, ИРНИТУ
Самые популярные направления у абитуриентов в ведущих вузах Сибири
Самые непопулярные направления у абитуриентов в ведущих вузах Сибири
«Эксперт Сибирь» №37-38 (499)



    Реклама

    Эстеты с фабричного двора

    Московская проектная компания «АКРА» демонстрирует новаторский подход к проектированию производственных зданий, стремясь сделать их соответствующими инновационному духу времени и начиная с неочевидного для многих эстетического фактора, за которым скрываются другие нестандартные решения


    Реклама