Ускорение в «квадрате»

Экономика и финансы
Москва, 24.06.2019
«Эксперт Сибирь» №25-29 (533)
QR­код (Quick Response Code — код быстрого реагирования) сегодня можно увидеть на различных носителях — от упаковки до уличных баннеров. Пока его роль ограничивается предоставлением информации наиболее «продвинутым» пользователям смартфонов, но вскоре черно­белые квадратики могут значительно расширить свой ареал

FREEPIK.COM

Вековая мудрость русских народных пословиц неоднократно находила свое подтверждение в современной России. Пожалуй, в наибольшей степени это заметно на примере развития финансовых технологий прошедших трех­пяти лет, которое вполне можно характеризовать слегка модифицированным афоризмом «Россия долго запрягает, да быстро едет». Достаточно вспомнить последние достижения отечественного финтеха — создание НСПК и запуск карты «Мир», начало внедрения биометрической идентификации, выход на мировой уровень банковских мобильных приложений, разработка и ввод в эксплуатацию Системы быстрых платежей (СБП) — чтобы по достоинству оценить успехи альянса российских финансистов и IT­разработчиков.

Часть инновационных продуктов уже встроилась в финансовые схемы бизнеса и жизненный уклад гражданина­потребителя, другая часть только осваивается на рынке — а тем временем на его долю претендуют и только что анонсированные технологии. При этом ориентируются они не только на свободные ниши, а рассчитывают вытеснить уже, казалось бы, плотно закрепившихся на рынке игроков.

«В настоящее время Банк России совместно с Ассоциацией развития финансовых технологий планирует разработку системы быстрых платежей, которая предполагает возможность использования простых идентификаторов (например, номер мобильного телефона), а также QR­кодов для проведения платежей», сообщал в январе 2018 года ЦБ РФ в «Обзоре международного опыта использования QR­кодов в финансовом секторе». А 6 июня 2019 года на Петербургском международном экономическом форуме с помощью Системы быстрых платежей прошла первая транзакция по сканированному смартфоном QR­коду. При этом, по словам начальника Управления платежных систем и расчетов Сибирского ГУ Банка России Надежды Барбанаковой, сама Система введена в эксплуатацию в январе 2019 года и работает неполных пять месяцев, но видно, что она востребована: по СБП уже прошло более 600 тыс. операций на сумму, которая превысила 5 млрд рублей.

«Несмотря на то, что QR­код был разработан еще 1994 году, в финансовом секторе он приобрел популярность не более пяти лет назад. Оплата через QR­код активно применяется в Китае, Индии, Сингапуре, в Европе и США», — говорит исполнительный директор ООО «Мультипасс Сибирь», член комитета по информатизации НОО «Опора России» Евгений Попантонопуло.

Возможность СБП совершать транзакции на основе информации, получаемой в результате расшифровки мобильным приложением данных QR­кода, в частности, реквизитов получателя, говорит о расширении системы от технологии b2b к c2b. Фактически гражданам–потребителям при минимуме затрат становятся доступны все преимущества Системы быстрых платежей. «Это удобство и безопасность инициации перевода по простому идентификатору; оплата предоставленных товаров и услуг на основании выставленных счетов «в один клик»; снижение стоимости и времени проведения перевода вне зависимости от банка отправителя и получателя; доступность переводов 24/7/365 на всей территории РФ», — перечисляет Надежда Барбанакова. По ее мнению, от новой технологии выигрывает и бизнес, который получает простой и безопасный способ оплаты на основании выставленных счетов, мгновенную доступность денежных средств на счете после оплаты и сокращение кассовых разрывов, снижение издержек на проведение безналичных платежей по сравнению в эквайрингом, оптимизацию и снижение стоимости процессов обработки платежей и учета.

«Со стороны потребителей использование таких систем упрощает процедуру осуществления покупки. Со стороны бизнеса внедрение QR­кода является более дешевым и менее требовательным к инфраструктуре по сравнению с банковскими картами», — подтверждает Евгений Попантонопуло. «В отличие от банковских карт, которые нужно заказывать в банке и в случае утери проходить весь путь восстановления заново, системы, использующие QR­код, работают через приложение, которое может быть установлено на любом смартфоне, а в случае утери — восстановлено на другом устройстве», — указывает он на один из аргументов в пользу платежной QR­технологии. 

«Для потребителей данная система будет отличаться простотой, скоростью и удобством», — уверен и начальник управления розничного бизнеса Банка «Левобережный» Григорий Иванюк.

А начальник отдела методологии и технологий банка «Акцепт» Олеся Лемешко прогнозирует, что если платежная QR­технология будет развиваться и популяризироваться, то в качестве дальнейшего этапа можно говорить об отказе в магазинах от кассиров. «Покупатель выбирает нужный товар, оплачивает его по QR­коду — при этом деактивируется противокражный датчик, и клиент спокойно покидает магазин», — так видит будущее Олеся Лемешко.

СБП&QR vs МПС

На первый взгляд, для покупателя товаров в магазине сама технология оплаты с использованием QR­кода не сильно отличается от платежа банковской картой — особенно если карта виртуальная и «зашита» в том же смартфоне. «С точки зрения граждан, этот способ оплаты будет похож на оплату бесконтактным способом», — подтверждает руководитель Абсолют Банка в Новосибирске Евгений Шеин. Однако денежные потоки Системы быстрых платежей Банка России и Международных платежных систем (МПС) существенно отличаются — в СБП финансовая маршрутизация короче, что в конечном итоге обещает существенную экономию на тарифах за переводы.

Отчасти такую экономию анонсировала председатель Банка России Эльвира Набиуллина, выступая на пленарном заседании Государственной Думы РФ 30 мая 2019 года. Отметив, что следующий этап развития Системы быстрых платежей, над которым идет работа, — возможность оплаты товаров и услуг через СБП, руководитель ЦБ РФ объяснила: «Эта возможность поддержит тренд на рост безналичных платежей, тем более что тарифы через СБП для торгово­сервисных предприятий будут ниже, чем эквайринговые».

«Такой подход — использование в качестве платежного инструмента QR‑кода — снизит стоимость эквайринга. С учетом предложенных ЦБ тарифов (обсуждаемый размер — 0,4 процента от суммы платежа) — это существенно меньше торговой уступки, которую торговые предприятия платят за прием банковских карт (эквайринг)», — говорит Евгений Шеин. Он уверен, что бизнесу эта технология будет интересна больше, чем физическим лицам, поскольку бизнесу она дает снижение издержек.

При этом Олеся Лемешко видит плюсы технологии c2b для обеих сторон. По ее словам, использование QR­кода — это, в первую очередь, упрощение, сокращение времени оформления перевода и снижение ошибок при вводе платежных реквизитов, а для молодежи — еще и тренды, которые поддерживаются во всем мире. Основным драйвером для бизнеса, по ее мнению, является значительно меньшая себестоимость операции торговой точки, чем при классическом торговом эквайринге через POS­терминалы.

Григорий Иванюк также придерживается мнения, что тариф для ритейлеров, который будет взиматься с магазинов при оплате товаров через QR­код, будет в три­четыре раза ниже комиссий за прием карт.

Однако руководитель направления по развитию услуг интернет­банкинга для малого бизнеса Райффайзенбанка Куандык Жанайдаров осторожно замечает: «Мы еще не видели финальных тарифов и распределения ставки между участниками, но очень надеемся, что финальные тарифы будут учитывать все аспекты как со стороны эквайеров, так и со стороны эмитентов. Как у слишком низких, так и у слишком высоких тарифов есть риск, что инструмент не будет поддерживаться и развиваться. Мы надеемся, что в финальных тарифах будет достигнут компромисс, который позволит предметно обсуждать сроки реализации».

 20-2.jpg FREEPIK.COM
FREEPIK.COM

Ожидание трансформации

Несмотря на очевидные преимущества платежей c2b с использование QR­кода перед классическим платежом с использованием банковских карт — как в скорости прохождения транзакций, так и в их стоимости — не стоит ожидать быстрой утраты позиций продуктов МПС. Сегодня они достаточно хорошо диверсифицированы, охватывают практически все области человеческой деятельности и не перестают наращивать количество сервисов для своих держателей — в то время, как для работы с QR­кодом еще предстоит развернуть технологическую инфраструктуру.

По мнению Куандыка Жанайдарова, требуемое целевое решение — это доработка без дополнительных устройств кассового программного обеспечения и доработка «мобильного банка» — его ПО необходимо будет обновить, чтобы получить возможность платежей по QR­кодам в торгово­сервисной сети. А Григорий Иванюк в затраты бизнеса включает рекламу новых возможностей оплаты, оформление торговых залов и т.д.

Говоря про возможную конкуренцию новой технологии с банковскими картами, начальник управления розничного бизнеса Банка «Левобережный» замечает, что оплата по QR­кодам вряд ли полностью заменит банковские карты — она станет лишь дополнительным средством для проведения платежей. Григорий Иванюк, однако, допускает возможность снижения оборота традиционных платежных систем банковских карт.

А Евгений Шеин полагает, что внедрение системы быстрых платежей является сложным процессом и оно проходит в несколько этапов: оценка бизнеса, технологическое внедрение, тестирование и запуск. «Затраты на внедрение СБП несет банк. Расходы на запуск и развитие СБП мы планируем компенсировать за счет увеличения объемов таких транзакций», — оценивает экономическую сторону предстоящих процессов руководитель Абсолют Банка в Новосибирске. По его мнению, в зависимости от успешности запуска проекта будет меняться рынок пластиковых карт, платежных сервисов и услуг. «Если проект окажется успешным, это приведет к падению доходов банков вследствие снижения Interchange, а также к сокращению оборотов МПС. Кроме того, под вопросом окажется реализация банками программ лояльности, которые в большей степени финансируются за счет Interchange», предвидит Евгений Шеин.

«Пока видим проблемы с внедрением данной технологии, т.к. не все телефоны, мобильные приложения поддерживают оплату по QR­коду или не все QR­коды поддерживают», — не отрицает сложности Олеся Лемешко. Ее коллега, начальник управления платежных систем банка «Акцепт» Александр Деулин, дополняет: «Затраты на внедрение сервиса достаточно существенные, необходима интеграция с СБП, настройка АБС банка, а также доработка мобильного банка для предоставления сервиса клиенту. Затраты понесет банк, период окупаемости будет зависеть от выбранной тарифной политики». Он же прогнозирует глобальное перераспределение доходности — доходы от международных платежных систем за переводы с карты на карту будут перетекать в НСПК за переводы по СБП.

Завтра в «квадратике»

Не исключено, что от первого прошедшего на ПЭМФ платежа с использованием QR­кода до появления покупателей, сканирующих «квадратные картинки» в магазинах, пройдет не более полугода. Григорий Иванюк считает, что про внедрение можно говорить по итогам тестирования, которое планируется провести в конце лета 2019 года. По его словам, банк «Левобережный» активно включается в Систему быстрых платежей, использование QR­кода и сроки подключения будут определены по результатам этого тестирования.

Немногим отличаются сроки, озвученные Евгением Шеиным. Он допускает планируемую дату запуска в первом полугодии 2020 года. О планируемом запуске в 2020 году говорит и Олеся Лемешко.

«Райффайзенбанк участвует в пилоте», — пояснил Куандык Жанайдаров статус своей кредитной организации в системе c2b с использованием QR­кода, сообщив о возможности банка первым подключиться к системе после ее реального запуска.

У партнеров

    Реклама