Фактор Козака

P.S.
Москва, 15.10.2007
«Эксперт Юг» №1 (1)

Интрига с назначением Дмитрия Козака главой Минрегиона РФ на юге России временно затмила даже грядущие выборы — и думские, и президентские. Самой модной интеллектуальной игрой осеннего политического сезона в ЮФО стала игра «Угадай следующего полпреда».

Нет, возвращение Козака в Москву не стало неожиданностью: весь последний год Дмитрию Николаевичу настойчиво прочили место в высших эшелонах власти. В прогнозах российских СМИ он успел побывать и генпрокурором, и министром юстиции, и, разумеется, преемником Самого. Сам Дмитрий Козак подобные «пророчества» с завидным постоянством опровергал. Это мало кого вводило в заблуждение. Возвращение Козака в Москву было вопросом времени. Время пришло, и на повестке дня оказался вопрос гораздо более важный: а что, собственно, будет дальше?

Три года назад кто-то называл новое назначение бывшего столичного чиновника «южной ссылкой». Что ж, юг России — место и впрямь неспокойное, особенно после коридоров администрации президента, где Козак прежде работал в ранге министра. Несколько позже «ссылку» стали называть «трамплином» перед грядущим взлетом наверх. Может быть, даже на самый верх...

Отношение к «расстрельной» должности южного полпреда изменил лично Козак. Сработали два фактора. Первый — человеческий: скромное обаяние сильной личности (если верить «случайной» оговорке Владислава Суркова, то к созданию этого самого обаяния в свое время приложило руку мало раскрученное, но весьма эффективное имиджевое агентство под названием ГРУ). Второй — административный: сосредоточенный
в руках этой самой личности ресурс, наработанный в Москве и в качестве солидного багажа привезенный на юг. Если сложить все вместе, получится совсем особое явление, ставшее существенным фактором в развитии юга России.

Близкому соратнику президента Путина, Дмитрию Козаку приписывается замирение кавказских элит. Межклановые разборки в республиках Северного Кавказа, разумеется, не прекратились, но как-то отошли на второй план. А для Кавказа с его вековыми традициями кровной мести и прочими не менее экстравагантными особенностями это уже немало.

«Конфликтный управляющий», как очень скоро после «южного» назначения стали называть Козака, сумел сделать «управляемыми» почти всех глав субъектов ЮФО. Исключение составил, пожалуй, только экс-президент Адыгеи, золотопромышленник Хазрет Совмен, в этом году благополучно уступивший пост Асланчирею Тхакушинову, донельзя лояльному по отношению как к Москве, так и к Ростову. Есть, конечно, еще Рамзан Кадыров, которому полпред в ЮФО очень не хотел отдавать Чечню в полную и безраздельную власть. Вот тут, действительно, не получилось, надо признать. Но Рамзана теперь поддерживают в Кремле не меньше, чем самого Козака. А кто старое помянет...

Что до социально-экономического положения южных регионов (для кавказских республик это вечный больной вопрос), то здесь Козак всем без исключения губернаторам, главам и президентам в ЮФО сумел объяснить: назвался главным —
с тебя и спрос. И спросил: в этом году, опередив даже президента Путина с его указом об оценке деятельности региональной власти. В конце мая в Карачаево-Черкесии 13 глав субъектов ЮФО, заикаясь и волнуясь, как школьники на выпускном экзамене, публично докладывали Козаку об экономических и прочих успехах вверенных им регионов по разработанным
в аппарате полпреда ста с лишним показателям. Экзаменатор был строг. «Нужно прекратить ссылаться на историю и выровнять уровень жизни населения ЮФО до общероссийского», — поставил задачу Дмитрий Козак. А заодно пояснил, чем чревато невыполнение задачи: «особо пристальным вниманием Центра» вплоть до введения «процедуры внешнего управления» регионом. Самое любопытное, что все как-то сразу поверили — так и будет.

Одной из главных задач самого Козака, командированного в ЮФО из Центра, было повышение инвестиционной привлекательности округа в целом и Северного Кавказа в частности. Миссия казалась невыполнимой: кто в здравом уме и трезвой памяти начнет вкладывать деньги в регионы, где то и дело кого-то убивают, взрывают и где федеральные инвестиции порой исчезают самым загадочным образом? Однако Дмитрий Николаевич блестяще справился, по сути, за три года изменив репутацию Юга. В данном случае вполне уместно говорить о роли личности в истории. Исторический совет, данный Владимиром Путиным крупному российскому бизнесу: «присмотреться к югу России» — полпред Козак воспринял как руководство к действию. И нажал на все доступные рычаги. В Москве сработал человеческий фактор — в том числе личные связи Козака
с Александром Шохиным (РСПП), Игорем Вдовиным (НАПИ), а также собственно бизнесменами, которым предстояло «присматриваться» к югу. На Кавказе — фактор административный: любой конфликт интересов, возникающий между потенциальным инвестором и местными элитами, чудесным образом решался после личного визита Дмитрия Николаевича в «непонимающий» регион. Итог всего этого продемонстрировал недавний экономический форум в Сочи. Каждая республика привезла вполне вменяемые проекты и заключила вполне перспективные соглашения (общая сумма инвестиций в Юг по итогам форума — 140 миллиардов рублей).

После окончательного переезда Козака в Москву многочисленные комментаторы взялись за подробный анализ его деятельности на юге. «Повышение инвестиционной привлекательности региона» однозначно записали в актив. По поводу прочих успехов засомневались. Мол, как был юг самым неспокойным местом в России, так и остался, несмотря на все усилия Козака с его административно-человеческим ресурсом. Для этого есть сегодня некоторые основания — Ингушетию штормит. С другой стороны, три года назад, после Беслана, в целом по ЮФО было сложно ставить первым пунктом в повестке дня сугубо мирные вопросы.
В принципе, сегодня понятно, какие вопросы станут главными для преемника Козака. Ему нужно будет, с одной стороны, понять, как изменить ситуацию в Ингушетии, с другой — сохранить сложившуюся при его предшественнике модель отношений между бизнесом и местными администрациями.  

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №1 (1) 15 октября 2007
    Интеграция ЮФО
    Содержание:
    ЮФОлогия — наука о соседних землях

    В течение года после призыва президента к бизнесу «присмотреться» к югу России портфель заявленных сюда инвестиций составил более 300 млрд рублей. Роль локомотива в освоении территории взял на себя крупный бизнес

    Реклама