Грустная политэкономика энергетики

Игорь Ярмизин
15 октября 2007, 00:00
  Юг

Принятую энергетиками программу строительства новых генерирующих мощностей в Южном округе, вероятно, придется корректировать из-за ситуации на Кубани

На VI Международном инвестиционном форуме, прошедшем в конце сентября в Сочи, были обнародованы планы развития юга России на ближайшие полтора десятилетия. Поскольку, по мнению правительства РФ, Южный федеральный округ (ЮФО) будет развиваться опережающими темпами, в нем прогнозируется ускоренный рост спроса на электроэнергию — 5,1–6,2% в год против 4,9–6% в среднем по стране. Для его удовлетворения, по словам заместителя полномочного представителя президента России в Южном округе Валерия Гаевского, уже к 2010 году будут введены новые генерирующие мощности на 5,6 тыс. МВт (а также трансформаторы напряжением 220 кВ и выше на 3500 МВА, 1500 км линий электропередач 220 кВ и выше). Это позволит избавиться от дефицита, который на сегодня достигает 2000 МВт, и даже поставлять электричество в другие регионы.

Наиболее драматично ситуация выглядит в Краснодарском крае, где масштаб инвестзаявок вполне отражает масштаб энергодефицита. Здесь менее чем за три года планируется построить новый блок Краснодарской ТЭЦ (ПГУ-410), Адлерскую, Туапсинскую и Новороссийскую ТЭЦ (по 120 МВт), а также довести мощность Сочинской ТЭС с нынешних 78 до 160 и в дальнейшем до 300 МВт.

Между тем дефицит мощностей уже сегодня оказывает ощутимое негативное влияние на экономическое развитие региона. В частности, по словам мэра города Ейска Сергея Тулинова (ныне и. о. главы объединенного муниципального образования — Ейска и Ейского района), отсутствие необходимого количества электроэнергии стало главной причиной ухода из города одной из крупнейших турецких фирм, приглашенной лично мэром для строительства арматурного завода. Экономические потери очевидны. Репутационные издержки такой ситуации и влияние их на инвестиционную привлекательность региона подсчитать будет труднее.

Аналогичная ситуация складывается в наиболее динамично развивающихся территориях, которые, соответственно, являются крупнейшими центрами энергопотребления, — в Краснодаре, Сочи, Новороссийске и других городах. Несмотря на введение платы за технологическое присоединение к энергосетям, большинство новых потребителей лишены возможности подключиться из-за физической нехватки электричества, обусловленной, в свою очередь, нехваткой генерирующих мощностей, общей изношенностью и недостатком пропускной способности всего энергохозяйства.

Проблемы энергоснабжения давно уже приобрели в регионе системный характер, без их решения невозможно ни продолжение экономического роста, ни проведение будущей Олимпиады в Сочи. Поэтому, согласно принятым решениям, до 2010 года планируется фактически удвоить мощности энергосистемы. Однако столь взрывной рост не может не вызывать вопросов об обеспеченности разработанных планов.

Очередь за оборудованием

Среди множества возникающих вопросов проблема привлечения финансов является важной, но далеко не единственной. Необходимые средства возможно привлечь через IPO, кредиты, лизинг оборудования и другие финансовые инструменты.

Еще полгода назад генеральный директор ОАО «ЮГК ТГК-8» Виктор Гвоздев предупреждал: «Медлить с реализацией инвестпрограммы нам нельзя. Дефицит все время растет. Через 2,5–3 года мы планируем значительно улучшить ситуацию. Пуск нового энергоблока Краснодарской ТЭЦ намечен на декабрь 2009 года».

Но уже сегодня приходится констатировать, что уложиться в намеченные сроки, скорее всего, не удастся. Расчетное время строительства такого блока (ПГУ-410) составляет 2,5–3 года. Проведение тендера по выбору генподрядчика переносилось несколько раз и намечено на середину октября. Следовательно, к строительству приступят примерно в начале следующего года.

— Сроки сдвинуты примерно на год, — говорит заместитель генерального директора ОАО «ЮГК ТГК-8» Валерий Давыдюк. — Это не может не вызывать тревогу. Ведь мы просчитывали проект, например, в конце прошлого года. Тендер на выбор генподрядчика проводим в октябре. За это время цена цемента подскочила на 120%, взлетела стоимость арматуры, дорожает оборудование. В результате, на выходе мы можем получить стоимость блока не 14 млрд рублей, как планировали, а все 18. Это совсем другая экономика проекта, сроки возврата кредитов, рентабельность, совсем иная заинтересованность (или незаинтересованность) со стороны финансовых структур.

С коллегой соглашается генеральный директор Сочинской ТЭС Василий Белосевич. Согласно официальному сообщению РАО ЕЭС, задержка с реализацией проекта в Сочи связана с нехваткой средств.

— У нас строительство второго блока переносится минимум на полгода, — рассказывает г-н Белосевич. — Есть проблемы с заказом оборудования. Например, на изготовление одной газовой турбины завод-производитель Siemens берет 12–14 месяцев. В год таких турбин Siemens производит 19, на сегодня у них заказов на 22 установки. Хорошо, если сочинская заявка будет 23-й. Также переполнен заказами подольский машиностроительный завод «Силовые машины».

Положение усугубляется конкуренцией со стороны зарубежных заказчиков из Китая, который только в прошлом году ввел мощностей на 100 тыс. МВт, а также из стран Восточной Европы. Образовавшаяся очередь из заказчиков оборудования неизбежно ведет к росту его стоимости, что влияет на инвестиционную привлекательность проектов. К тому же на выходе цена одного КВт мощности даже в одном регионе существенно разнится. Так, киловатт будущей ПГУ в Сочи обойдется примерно в 2 тыс. долларов, в то время как на той же Краснодарской ТЭЦ — почти вдвое дешевле.

Политэкономика

По мнению аналитика ИК «Финам» Семена Бирга, «экономическая целесообразность такого проекта, как Сочинская ТЭС, под вопросом, так как электроэнергия будет продаваться по рыночным тарифам лишь с 2011 года. А задержка с реализацией проекта связана с общими системными проблемами строительства электростанций. Пока оно интересно лишь с политической точки зрения, экономика оставляет желать лучшего».

Добавим, что и после полной либерализации энергорынка такие политически мотивированные стройки могут оказаться неконкурентоспособными, ибо стоимость их продукции по объективным причинам будет значительно выше среднерыночной, ведь в цену электроэнергии неизбежно будет закладываться стоимость строительства. Помимо дорогих мощностей на цену киловатта свое давление окажет стоимость топлива, в удорожание которого свою лепту внесет исключительно дорогой подводный газопровод Джубга—Сочи.

Даже если допустить, что, несмотря на трудности, в течение 3–4 лет все планы будут выполнены, их реализация сможет лишь ненамного смягчить остроту энергодефицита. Примером может служить Юго-Западный район Кубани, куда входят Новороссийск, Геленджик, Анапа. Максимальная пропускная способность сетей
в этом направлении составляет 500 МВт.
В прошлом году потребители запросили 550 МВт, а этим летом потребовалось уже 620 МВт, т. е. почти на четверть больше максимально возможного. Рост спроса
в течение года составил 13%. В результате, чтобы не допустить коллапса системы и ее «разгрузки» в автоматическом режиме, этим летом в период пиковых нагрузок на энергосистему кубанским энергетикам пришлось не только ограничивать, но и отключать потребителей от энергоснабжения. В частности, по существующему на эти случаи графику ограничений промышленных потребителей подача электроэнергии была урезана или вовсе остановлена в ряде районов Кубани (Крымске, Новороссийске и других городах Черноморского побережья). Пострадал курортный бизнес, а также все те, кто не имел аварийной брони. Так что наличие Новороссийской ТЭЦ, на которую в настоящее время еще только разрабатывается предпроектная документация, позволит всего лишь компенсировать нынешний дефицит. Ко времени ее ввода в строй, учитывая современные темпы роста энергопотребления, ее мощности все равно будет явно недостаточно.


Проблема топлива

Бросается в глаза расхождение между официально провозглашенным курсом на всемерное сокращение потребления газа и его резким наращиванием в одном отдельно взятом регионе. Так, в будущем году начнется строительство газопровода Джубга—Лазаревское—Сочи пропускной способностью около 2 млрд кубометров; планируется протянуть трубу от Усть-Лабинска до Краснодара с целью снабжения нового энергоблока и ряда других потребителей.
С учетом  потребностей будущей ТЭЦ в Новороссийске, суммарный дополнительный объем необходимого «голубого топлива» составит не менее 3 млрд кубометров. Таким образом, потребление газа на Кубани должно будет увеличиться на треть —
с нынешних 9 до 12 млрд кубометров. Ежегодный рост добычи газа в стране не превышает 1–1,5% (за первое полугодие 2007 года он и вовсе оказался на уровне 0,1%). Это значит, что около половины среднегодового прироста по стране придется на один Краснодарский край.

Примечательно, что этот газ будет необходим всем одновременно — в 2010 году. Примерно на это время запланирован ввод энергетических мощностей в других регионах ЮФО. Если все заявки Краснодарского края будут удовлетворены, то остальным энергоблокам в округе газа может попросту не хватить. А ведь по экологическим и экономическим соображениям, а также из-за нехватки времени и роста спроса на электроэнергию альтернативы газовому топливу на побережье или в центре Краснодара попросту не существует.

Проблема газового дефицита перестает выглядеть надуманной, если взглянуть на ситуацию в других регионах страны. По данным экспертов «Межрегионгаза», уже сегодня как минимум на 9 новых энергоблоках в стране налицо существенные проблемы с топливной обеспеченностью. По словам председателя правления РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса, в связи с такого рода трудностями ему пришлось остановить строительство Калининградской ТЭЦ-2. А для торжественного запуска второго блока Северо-Западной ТЭЦ, на который прибыл главный энергетик страны, пришлось «занять» газ у первого энергоблока той же ТЭЦ. И по сей день, как отмечает финансовый директор РАО ЕЭС Сергей Дубинин, «на Северо-Западную ТЭЦ не удается получить газ, чтобы второй блок нормально работал».

Правда, на сочинском форуме Анатолий Чубайс излучал уверенность в отношении светлого топливного будущего, заявив в интервью корреспонденту «Эксперта ЮГ», что общая цифра в 186 млрд кубометров газа к 2010 году, согласованная с «Газпромом» на условиях предоплаты, его вполне устраивает и дело лишь в том, как ее «разбросать» по конкретным ОГК и ТГК. Однако в течение многих предыдущих месяцев г-н Чубайс делал заявления совсем иного свойства. Например: «недавно получил телеграмму: “Газа нет и не будет. Никогда. Целую. «Газпром»”» (из выступления перед участниками клуба региональной журналистики «Из первых уст») и т. д. Такую разительную эволюцию взглядов можно объяснить разве что общим позитивным настроем участников форума.

В самом деле, на том же форуме в рамках «круглого стола», посвященного проблемам энергетики, многие выступающие, не встречая возражений со стороны коллег и самого Анатолия Чубайса, говорили о «газовой неопределенности» в ближайшей перспективе. По оценке генерального директора Института проблем естественных монополий Юрия Саакяна, дефицит газа в России к 2010 году может достичь 120 млрд кубометров. Тому есть несколько причин. В частности, темпы падения добычи на базовых месторождениях в прошлом году составили рекордные 8,7%. Директор газовой программы Оксфордского института энергетических исследований Джонатан Штерн считает, что к 2010 году объемы добычи на этих месторождениях снизятся приблизительно на треть по сравнению с сегодняшними.

Сегодня энергетики в основном сосредоточены на решении финансовых проблем. В частности, территориальные генерирующие компании сегодня активно проводят или готовятся к проведению публичных размещений акций. Однако их инвестиционные программы явно требуют доработок, поскольку целый ряд объективных факторов за год, прошедший после принятия этих программ, сделал их почти невыполнимыми. Это признают и сами энергетики, отмечая, что сегодня их инвестпрограммы можно воспринимать скорее как декларации о намерениях. Сами намерения, однако, нужно будет корректировать. По предварительной информации, ТГК-8, проведя осенью IPO, будет дорабатывать свою программу до конца года. Главная проблема, которую компании предстоит решить: как распорядиться топливным ресурсом — бросить ли его целиком на обеспечение политически приоритетного проекта Сочи-2014 или попытаться, что называется, размазать его тонким слоем?

Краснодар