Политика и статистика

29 октября 2007, 00:00
  Юг

Редакционная статья

Все губернаторы умеют и любят хвалить «свои» регионы. Первые лица субъектов Южного округа, разумеется, не исключение. Любой из 13 региональных лидеров на Юге сегодня может совершенно обоснованно за­явить, что вверенная ему территория «по ряду показателей опережает всех соседей». В Ставропольском крае, например, принято гордиться урожаями зерна. В Ингушетии — тотальной газификацией. В Северной Осетии — уровнем развития социальной сферы. В Чечне — рекордными объёмами жилищного строительства. И так далее.

Все это правда — и ставропольские урожаи, и ингушский уровень газификации. Вот только по многим другим показателям этим регионам гордиться совершенно нечем — неравномерность социально-экономического развития территорий ЮФО давно уже стала чем-то вроде притчи во языцех. Бюджетные механизмы выравнивания работают далеко не всегда — федеральные дотации и целевые программы не решают социально-экономических проблем в тех же северокавказских республиках. Очевидно, что регионам сегодня необходимы собственные «точки роста». И региональным лидерам придется заняться поиском этих точек вместо того, чтобы констатировать очевидное — такое условие заложено в новой методике оценки деятельности губернаторов, утвержденной российским президентом в этом году.

В основе методики — сухая статистика. Набор четких критериев, которые призваны ежегодно описывать состояние дел в экономике и социальной сфере региона. От объёма инвестиций до отношения цены квадратного метра жилья к среднедушевым доходам населения и уровня убыточности предприятий ЖКХ. Методика представляется достаточно универсальной — причем не столько для оценки непосредственно губернаторских успехов, сколько для систематичного изучения самого региона, его особенностей, возможностей — тех самых «точек роста».

Статистика способна преподносить сюрпризы — порой она выявляет неочевидное и доказывает трудно доказуемое. К примеру, около года назад Росстат опубликовал данные о количестве частного автотранспорта, приходящегося на душу населения в разных регионах России. «Бедный» Дагестан, федеральные дотации которому в 2006 году составили более 73% бюджета республики, по количеству личных автомобилей оказался одним из общероссийских лидеров, что позволило сделать вывод о высоком уровне коррупции и теневой экономики в самом южном регионе ЮФО. Президент Дагестана Муху Алиев теперь активно борется с названными явлениями, пытаясь выводить республиканскую экономику из тени.

В Ростовской области пару лет назад была провозглашена «борьба с бедностью». Тезис казался политически верным, поскольку повышение благосостояния жителей региона — лучшее свидетельство эффективности работы местной власти. Побеждать бедность предполагалось очень разумным способом — привлекая инвестиции, создавая новые конкурентоспособные рабочие места. С инвестициями все получилось — растут, как на дрожжах, а уровень бедности снизился всего на десятые доли процента (17,9% в 2006 г., 18,5% в 2005 г.). Сегодня о «борьбе с бедностью» ростовские политики громко не говорят: статистика подкорректировала расстановку акцентов в публичной политике. Ещё один статистический сюрприз — оказывается, если сравнивать с другими регионами Южного округа, то бедных в Ростовской области окажется больше, чем в некоторых северокавказских республиках — например, в Северной Осетии или в том же Дагестане, где доходы ниже прожиточного минимума получают, согласно статистике, 16,4 и 11,6% населения соответственно. Однако значит ли, что в этих республиках дела в целом идут лучше, чем в экономически продвинутой Ростовской области?

В связи с политикой и статистикой очевидны две вещи. Утвержденная президентом схема «оценки» губернаторов заставит лучше узнать свой регион и привязать политику к местным реалиям. В то же время политикой может обернуться и чтение этих показателей. Ленину приписывают фразу о том, что с цитатами из Библии можно доказать факт несуществования Бога. Когда показателей работы под сотню, главу любого субъекта федерации можно сделать виноватым, как только этого потребует высшая политическая необходимость.