Бастую, следовательно, существую

P.S.
Москва, 12.11.2007
«Эксперт Юг» №3 (3)

Митинги и забастовки на Юге в последние годы всегда были уделом той или иной категории «несчастных», в рядах которых себя видеть не хочешь. Более того — шарахаешься от них. Но кажется, что в скором времени ассоциация человека бастующего с горемыкой исчезнет как не соответствующая сути исторического момента.

За минувшие две недели несколько забастовок прошло в Туапсе и Астрахани.

До юга России докатилась волна митингов, связанных с ростом цен на продовольственные продукты. В Астрахани на акцию протеста работников всех отраслевых профсоюзов Астраханской области вышли работники учреждений здравоохранения, образования, культуры и малого бизнеса — всего собралось около 1,5 тыс. человек. Но похоже, набирающий непредвиденные обороты инфляционный процесс может ударить и по предприятиям. Так, профсоюз работников ОАО «Туапсинский морской торговый порт» (ТМТП) с 4 ноября начал бессрочную забастовку с требованием к работодателю — повысить зарплаты на 20% в соответствии с ростом индекса потребительских цен за период с 1 января 2005 до 1 января 2007 года. Из полуторатысячного коллектива предприятия на забастовку собралось около тысячи. Аналогичная ситуация в начале года была в Новороссийском морском торговом порту. И эти случаи особенно интересны.

Вообще-то за последние годы профсоюзные движения как-то поутихли. В конце 90-х в центре всеобщего внимания были шахтеры. Затем эпизодически заявляли о себе авиадиспетчеры, врачи. На улицу в Ростове выходили обманутые дольщики, но это пока, слава богу, не профессия. Теперь вот бюджетники в Астрахани. Все это акции отраслевые. И все они были актами давления на государство с целью заставить решать конкретные отраслевые проблемы.

На этом фоне отличие туапсинской забастовки видится в том, что здесь работники конкретного предприятия пытаются повлиять на руководство компании-работодателя. Показательна суть претензии — два года на предприятии не повышалась заработная плата. Подстёгнутые в этом году инфляционные процессы, как нарочно, были настолько наглядными, что только слепой мог их не заметить. Как только цены на отдельные продукты зримо увеличились, то, что работники ТМТП могли терпеть два года, терпеть дальше оказалось невозможным. Безусловно, в данном случае очевидна психологическая атака инфляции на россиян — цифры Росстата, отмечающие месячные темпы удешевления рубля, не так уж внушительны, как изменения цифр на ценниках молока и растительного масла.

Нужно заметить, что первыми в волне забастовок, новизна которых заключается в их внутрикорпоративном характере, были иностранные автоконцерны, имеющие сборочные предприятия в России. Весь прошлый год газеты едва ли не в реальном времени отслеживали забастовку работников завода Ford, где, казалось бы, вовсе не было острых внешних причин для забастовок. Там забастовка была всецело результатом отношений работодателя и работника. Причём, сюжет был долгоиграющим и, хочется сказать, естественным. То есть работники не подачки просили, а требовали договариваться на будущее.

Можно ожидать и, честно говоря, хочется надеяться, что количество эпизодов с такими внутрикорпоративными забастовками в России и на Юге будет расти. Потому что отношения работодателя и трудового коллектива почти всегда являются в той или иной мере напряжёнными, а забастовка в данном случае — это значимая реплика трудящихся в партнерстве со своим работодателем-капиталистом. Это напоминание о том, что партнёрство в данном случае должно иметь место.

В европейских странах забастовки — обычное дело. Рассказы о них — как о наиболее типичных ситуациях — помещены, например, в учебники французского языка. То есть культуру забастовок предлагается фактически принять вместе с языковой культурой страны. Выглядит это, конечно, несколько странно. Особенно если мыслить интересами страны — например, курсом на удвоение ВВП. С этой позиции забастовки — зло, дестабилизирующий фактор, негативно влияющий на темпы экономического роста. Однако известно, что высокие темпы экономического роста не означают сопоставимого роста уровня жизни, более того — они тем выше, чем этот рост медленнее. Таким образом, забастовка — довольно эффективный и пока мало освоенный инструмент превращения успехов компании в успех ее сотрудников. Получается, что работа предприятия по преодолению причин, породивших забастовку, способствует повышению стабильности самого предприятия.

Не забудем и о росте роли профсоюзов как наиболее активного пока института гражданского общества, побуждающего капиталистов к обсуждению реальных проблем.

Однако для работодателей сегодня, возможно, не самое лучшее время для того, чтобы обсуждать проблему увеличения заработной платы. На ряде рынков конкуренция усиливается столь сильно, что впору снижать зарплаты, чтобы сократить издержки. Руководитель одного мебельного предприятия в разговоре
с «Экспертом ЮГ» в сердцах сказал: «Даже если я вообще ничего не буду платить своим работникам, китайская продукция всё равно будет дешевле». Владимир Мельников, президент крупнейшего в России предприятия по производству джинсовой одежды «Глория Джинс», отреагировал на укрепление рубля частичным переносом производственных площадок на Украину и в Китай. Если завтра работники этой компании объявят забастовку, требуя повышения зарплат, скажем, на те же 20%, положение у компании будет незавидное — возможно, нужно будет пожертвовать долей рынка за счёт увеличения себестоимости продукции.

Впрочем, есть один нюанс. Вряд ли работники «Глории» будут бастовать, — потому что Мельников — крупнейший работодатель, скажем, в Новошахтинске. В этом городе на него молятся и им пугают детей. И то, и другое, конечно, ненормально. Вот поэтому забастовка в туапсинском порту воспринимается с оптимизмом. Ведь бастовать могут только полноценные, конкурентоспособные сотрудники, знающие себе цену, умеющие требовать. У этого явления, правда, есть оборотная сторона — быстро появляется прослойка, которая только требовать и умеет. Но для начала и это немаловажно. Учитывая, сколь существенный ментальный слом должен произойти в сознании человека, которому предстоит научиться отстаивать свои интересы даже перед теми людьми, которые в трудную годину, благодетели, не оставили его без хоть и жалкой, но работы.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №3 (3) 12 ноября 2007
    Гостиничный бизнес
    Содержание:
    Гостиничное оцепление

    В последние год-полтора международные гостиничные операторы и отельеры юга России активно движутся навстречу друг другу. Пока они чаще всего говорят на разных языках, поэтому заявлений с обеих сторон десятки, а реальных договорённостей — единицы

    Реклама