Шведский катализатор

Русский бизнес
Москва, 26.11.2007
«Эксперт Юг» №4 (4)
Появление IKEA региональные мебельщики воспринимают настороженно. Однако может оказаться, что торжественный выход шведского гиганта невольно поможет отрасли избавиться от двух главных грехов — низкой консолидации и повышенной «серости»

На прошлой неделе в пригороде Ростова начал работу торговый центр «МЕГА», одним из якорных арендаторов которого является мировая мебельная сеть IKEA. Строительство центра общей площадью 140 тыс. кв. метров началось весной прошлого года и сопровождалось, как это часто бывает с проектами иностранных инвесторов, чередой мелких скандалов. Ещё на этапе подготовки строительной площадки местное сельхозпредприятие «Янтарное» обвинило шведов в вырубке нескольких гектаров грушевых садов. Затем последовал судебный спор между IKEA и ростовским ТЦ «Горизонт» о праве использования приставки «Мега» в названии торговых центров. Летом текущего года стало известно о возможном переносе сроков открытия «МЕГИ» из-за сложностей с технологическим присоединением комплекса к электросетям. Однако, несмотря на все сложности, шведская компания практически уложилась в заявленные ранее сроки запуска проекта. Предполагается, что весной следующего года подобный торговый центр начнёт работу неподалёку от Краснодара — в Тахтамукайском районе Республики Адыгея.

Поступь гиганта

В ростовском ТРЦ «МЕГА» собственный магазин мебели и товаров для дома IKEA занимает около 26 тыс. кв. метров. После запуска аналогичного проекта на территории Адыгеи IKEA может стать крупнейшим в Южном регионе мебельным ритейлором. Для сравнения: до недавнего времени самым большим профильным ТЦ на юге России считался краснодарский «Мебельный центр СБС» площадью 13,6 кв. метров. В Ростове площади крупноформатных мебельных центров в сумме не превышают 20 тыс. кв метров. Самые крупные из них — «Дом мебели» (7 тыс. кв. м), «Мебель от А до Я» (5 тыс. кв. м) и СБС (2,5 тыс. кв. м). Уже сами по себе эти цифры говорят о том, что выход шведской компании в ЮФО изменит расстановку сил на региональном мебельном рынке. Первыми влияние шведов почувствуют розничные продавцы, затем — местные производители мебели.

В московском офисе IKEA крайне сдержанно комментируют всё, что связано с возможным переделом рынка. При этом представители шведской компании подчёркивают, что сегодня «объём инвестиций компании IKEA в России существенно превышает прибыль». «Мы не делали прогнозов по доле рынка в Ростове, поскольку есть проблемы со статистикой, отражающей нынешнее состояние, — сказал на пресс-конференции директор магазина IKEA в Ростове Патрик Антони. — Но мы уверены в том, что наше появление вызовет у жителей региона больший интерес к обустройству своих домов. И от этого могут выиграть все участники рынка».

Действительно, в стратегии IKEA можно выделить несколько ходов, которые ранее не использовались ростовскими торговцами мебелью. В целом можно сказать, что IKEA увеличивает долю услуг в торговле домашней утварью. В частности, ростовский магазин сформировал около 50 моделей готовых интерьеров, выполненных в разной стилистике. Каждая вещь, задействованная в таком интерьере, снабжена ценником. «Прежде чем выстраивать интерьеры, мы изучали типовые квартиры ростовчан, чтобы люди могли их узнавать, — говорит г-н Антони. — Больше всего местная специфика отражается в том, как выглядит кухня. В США, например, кухни очень большие, а в России — наоборот. Мы делали специальные разработки очень маленьких кухонь». Примечателен и бесплатный сервис, предлагаемый IKEA: в магазине установлен ряд терминалов, на которых можно спланировать свою кухню в системе 3D, призвав, если нужно, на помощь консультанта.

Впрочем, именно уровень и продуманность сервиса может стать проблемой для IKEA. Шведским магазином, как сложной бытовой электроникой, нужно научиться пользоваться. И с этим возникнут сложности, подобные тем, какие в своё время были в гипермаркете «О`Кей». Именно там впервые в Ростове появились электронные весы, на которых покупатель должен был сам взвешивать выбранные овощи, фрукты и т. д. — около этих приборов в первые месяцы было постоянное столпотворение. Инертного покупателя, попавшего в IKEA, можно пожалеть: его будут заставлять учиться — покупать, планировать, организовывать доставку и сборку. Но с точки зрения местного мебельного рынка, это значительный шаг вперед.

Объединяться мебельным предприятиям, вероятно, всё же придется. Прежде всего, чтобы противостоять росту недорогого и качественного продукта из азии. IKEA — лишь первая ласточка

Сдержанность в комментариях представителей IKEA вполне понятна: в регионах, где шведская компания рассчитывает запустить свой проект, местный бизнес относится к «варягам» с настороженностью. Один из недавних примеров: весной текущего года депутат Воронежской областной думы Николай Послухаев, попутно контролирующий фабрику «Мебель Черноземья», заявил, что является противником прихода IKEA в Воронеж. Свою позицию депутат-мебельщик обосновал тем, что местные власти, по его убеждению, должны прежде всего создавать благоприятные условия для региональных производителей. В августе стало известно о том, что земельный участок под Воронежем, на который рассчитывали шведы, был передан местным девелоперам. В Екатеринбурге, где IKEA открыла магазин год назад, местное бизнес-сообщество также попыталось противостоять шведской экспансии. Партнёрство «Мебельщики Урала» заявило о планах строительства неподалеку от «МЕГИ» мебельного торгового центра площадью 20 тыс. кв. метров. Предполагалось, что в созданном на паях ТЦ будет представлена продукция ведущих уральских мебельных предприятий. Однако проект осуществить не удалось из-за проблем с выделением земельного участка.

Неустойчивые ассоциации           

В Южном округе какой-либо заметной реакции производителей мебели на появление IKEA не было. И дело вовсе не в крайней уверенности местных фабрикантов в своих силах. Основные причины кажущегося спокойствия — разрозненность мебельщиков и отсутствие до недавних пор серьёзной конкуренции со стороны зарубежных компаний.

На посвящённом проблемам мебельной промышленности «круглом столе», проходившем в Ростове в сентябре этого года, руководитель одного из ростовских мебельных предприятий заявил: «Для нас приход IKEA означает усиление потока дешёвой мебели из Китая и Тайваня». Однако слушать его было почти некому: в зале, кроме докладчиков, присутствовали только два представителя мебельных компаний. «Интерес к проблемам рынка возникнет, похоже, только после того, как у производителей мебели начнутся сложности со сбытом. Но к этому времени многим мебельщикам “Боржоми” пить будет поздно», — посетовал докладчик.

  Фото: Сергей Пивоваров
Фото: Сергей Пивоваров

В Южном округе уже было несколько попыток создания партнёрств мебельщиков. Заявленные цели — выработка общей стратегии развития отрасли, решение проблем подготовки кадров и закупок сырья. В итоге были образованы Ассоциация мебельных предприятий Южного региона и аналогичное объединение в границах Ростовской области. Однако инициаторы созда­ния союзов не скрывают, что серьёзного влияния на рынок этим организациям пока оказать не удалось. «У наших мебельщиков нет склонности к консолидации, — говорит Александр Свирин, глава Ассоциации мебельных предприятий малого и среднего бизнеса Ростовской области. — Ростовские мебельные компании попросту не доверяют друг другу: профессиональную ассоциацию они воспринимают как некий инструмент для получения наживы её организаторами. Видимо, это региональная особенность».

Однако объединяться мебельным предприятиям, вероятно, всё же придется. Прежде всего, чтобы противостоять росту недорогого и качественного продукта из Азии. «IKEA — лишь первая ласточка. В ближайшие год-два региональным мебельным предприятиям придётся столкнуться с конкуренцией со стороны азиатских производителей. Китайцы уже на­учились делать мебель дёшево и качественно», — считает руководитель Ассоциации мебельных предприятий Южного региона Пётр Винжега. Согласно данным Росстата и Ассоциации мебельной промышленности России, в первой половине 2007 года по официальным каналам из Китая было импортировано мебели на сумму около 70 млн долларов. Темп роста импорта в сравнении с прошлогодними показателями — 199%. Напор со стороны азиатских производителей не остановить: федеральное правительство вряд ли будет принимать какие-либо заградительные меры ради защиты отечественной мебельной промышленности, которая находится в стороне от ключевых российских отраслей.

Китайский импорт — а это в основном мебель эконом-класса — потеснит продукцию не только малых и средних производителей, которые традиционно специализируются на выпуске недорогих шкафов и диванов. Рост импорта затронет также интересы крупных южнороссийских фабрик — в частности, Волгодонского комбината древесных плит, мебельной фабрики «Яна» (Ростов-на-Дону) и Горячеключевской мебельной фабрики (Краснодарский край). Значительную часть мебели (от 15% до 50%) эти предприятия продают за пределы юга России. Одно из основных направлений экспорта — Дальний Восток и Сибирь. Однако именно в этих регионах можно ожидать наиболее быстрого роста китайского импорта. «Сейчас высокая рентабельность бизнеса (по оценкам участников рынка, сегодня на средних и крупных предприятиях она колеблется в зависимости от вида мебели от 15% до 80%. — “Эксперт ЮГ”) позволяет мебельщикам работать с гигантскими издержками и низкой производительностью труда. Однако из-за притока импорта местные производители будут вынуждены снижать цены и повышать качество. Рано или поздно они исчерпают внутренние ресурсы и возьмут курс на кооперацию. Одни будут производить полуфабрикаты, другие — заниматься отделкой или сборкой. Поэтому появление IKEA положительно скажется на рынке — это толчок к интеграции местной мебельной промышленности», — поделился мнением с «Экспертом ЮГ» г-н Винжега.

«Серая» сила

Однако, кроме шведов и китайцев, у южнороссийских мебельных компаний есть ещё один конкурент — «серые» мебельщики. По приблизительным подсчётам участников рынка, только в Ростове производством мебели промышляют не менее тысячи «серых» производителей. Все вместе они занимают порядка 30% мебельного рынка Ростовской области. В основном это мелкие частные фирмочки со штатом до десяти человек, арендующие для работы гаражи, дачи и складские помещения. Александр Свирин, являющийся владельцем мебельной фабрики «Кухни Свирина» (Ростов-на-Дону), рассказал «Эксперту ЮГ», что в последнее время задумывается над сворачиванием мебельного бизнеса — в том числе из-за того, что его предприятие не выдерживает конкуренции с «серыми» мебельщиками. «Сегодня в Ростове мебель не делает только ленивый. Я убеждён, что огромная масса “серых” производителей представляет реальную силу и угрозу для отрасли.“Серые” мебельщики не несут тех издержек, которые возникают у легальных производителей. Взять хотя бы утилизацию отходов: нелегальные производители за неё не платят — растворители сливают в канализацию, содержащие формальдегид опилки сжигают на кострах. Добавьте к этому отсутствие расходов на кассовую технику, ведение бухгалтерии, лицензионные программы. Эта фора и позволяет нелегалам удерживать значительную долю рынка», — отмечает г-н Свирин.

Впрочем, возможно, что как раз выход на рынок скандинавского «варяга» поспособствует снижению доли «серых» мебельщиков. Произойти это может за счёт вытеснения малоформатной торговли — именно небольшие магазины и рынки являются вотчиной нелегальных производителей. История последних пяти лет показала, что после появления в регионе современной крупноформатной розницы все меньше людей предпочитают совершать покупки на рынках. Первыми рынки и мелкие магазины начали теснить сетевые продавцы бытовой техники. Затем последовали ритейлоры одежды и продуктов питания. По данным администрации Ростовской области, только в первой половине текущего года доля рынков в розничном товаро­обороте региона снизилась на 6% — примерно до 14%. А ведь ещё пять лет назад на рынки приходилось около 40% региональной торговли. Не исключено, что и мебельный южнороссийский рынок последует этому правилу. А это значит, что часть покупателей мебели «серых» производителей перетечёт в местные мебельные центры и фирменные магазины.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №4 (4) 26 ноября 2007
    Виноделие
    Содержание:
    Надо собраться

    Чтобы воплотить в жизнь как минимум двойной потенциал роста, в ближайшие пять-семь лет виноделам Южного округа надо решить три задачи: увеличить площади виноградников, технически перевооружить заводы и грамотно выстроить маркетинговые коммуникации

    Реклама