Консервативный рост плодов

Сергей Сурженко
4 февраля 2008, 00:00
  Юг

Участники рынка плодоовощной консервации делают робкие попытки создать на Юге сырьевую базу. Предпочтение отдаётся Краснодарскому краю. У Дона и Ставрополья есть шанс догнать лидера через несколько лет

В конце января стало известно о покупке «Консервным холдингом “Дядя Ваня”» (ранее — ГК «Русское поле») украинского консервного завода «Грин Рэй» мощностью 10 млн условных банок в год. До этого предприятие принадлежало ещё одному крупному российскому производителю консервов — «Группе Рич». Примечательно, что осенью прошлого года «Консервный холдинг “Дядя Ваня”» и администрация Ростовской области вели переговоры о возможном строительстве крупного предприятия на Дону в практически неиспользуемых сейчас сырьевых зонах. Приобретение консервным холдингом завода на Украине, вероятнее всего, означает, что в списке донской администрации, устроившей настоящую охоту за профильными инвесторами, стало одной строчкой меньше. Ранее из этого списка выбыла CECAB Group — французы после долгих раздумий решили строить завод по производству консервированных горошка и кукурузы не в Ростовской области, как предполагалось, а в Тимашевском районе Краснодарского края. Настойчивость, с которой в последнее время донские власти пытаются найти инвестора для строительства консервного предприятия, вполне объяснима: аграрный потенциал области, входившей в начале 1980-х в число лидеров по производству овощных и фруктовых консервов, не используется сейчас даже наполовину. По данным местного министерства сельского хозяйства, работающие сегодня на Дону консервные заводы способны переработать не более 10% выращиваемых в области овощей и фруктов.

Однако, похоже, Ростовской области и соседнему Ставропольскому краю, который также собирается восстанавливать консервную промышленность, прихода крупного инвестора в ближайшие два-три года ждать не стоит. Профильные компании пока отдают явное предпочтение Краснодарскому краю. Но политические причины здесь, наверняка, не на первом месте. Производство овощных консервов в России остаётся весьма рискованным бизнесом, и для получения дополнительной страховки компании готовы использовать даже минимальные климатические и экономические преимущества — как в случае с Краснодарским краем.

Как по тонкому льду

Если судить только по цифрам статистики и прогнозам аналитиков, будущее южнороссийских консервных заводов кажется безоблачным. Подходящие климатические условия, качество земель и созданная во времена СССР инфраструктура — в частности, системы оросительных каналов — делают юг России оптимальным регионом для размещения консервных производств. Сегодня на долю предприятий ЮФО — в основном Краснодарского края, Ростовской области и Адыгеи — приходится более 60% объёма производства овощных и плодовых консервов в России. Спрос на консервированные овощи в России стабильно растёт: по данным московского «Института аграрного маркетинга» (ИАМ), в 2004–2006 годах среднедушевое потребление овощных консервов в стране увеличилось на 37%. Потребление горошка и консервированной кукурузы за это время выросло более чем на четверть, а рост спроса на консервированные томаты за два года и вовсе составил 60%. Как отмечают в ИАМ, происходит это, в том числе, из-за отказа домохозяек от собственного консервирования, роста благосостояния потребителей и концентрации населения в крупных городах. В дальнейшем, убеждены аналитики, рост не остановится — к 2012 году потребление консервированных овощей увеличится в федеральном масштабе на 25–30% по сравнению с уровнем 2006 года.

Однако большинство консервных компаний, похоже, ещё до конца не уверены в том, что создание или расширение собственных перерабатывающих мощностей на юге России позволит им укрепить позиции на рынке. Исключение, пожалуй, составляют только иностранные участники: французская Bonduelle, три года назад запустившая консервный завод в Краснодарском крае и CECAB Group, завершившая строительство предприятия на Кубани осенью прошлого года. Интересно, что Bonduelle и CECAB Group выбрали одинаковую стратегию: решили строить заводы «с нуля» и выбрали наиболее оптимальные для промышленного производства виды продукции — зелёный горошек и сладкую кукурузу. При этом обе компании предпочли выращивать сырьё самостоятельно, отказавшись от закупок в местных хозяйствах. В строительство завода и создание сырьевой базы CECAB Group вложила порядка 35 млн евро. Инвестиции Bonduelle составили около 40 млн евро. После выхода предприятий на проектную мощность в сумме они будут выпускать около 180–200 млн условных банок горошка и кукурузы в год.

На этом фоне инвестиции российских профильных компаний выглядят крайне скромно. В конце 2007 года состоялась сделка, характеризующая сегодняшнюю политику отечественных консервных компаний. Группа «Эрконпродукт», владеющая консервными предприятиями в Смоленской области и предприятием по выращиванию и заморозке овощей на Украине, приобрела часть Крымского консервного завода (Краснодарский край) — несколько производственных помещений и действующие морозильные камеры на участке площадью около 2,2 га. На первом этапе компания планирует выращивать на поливных полях Крымского района зелёный горошек и кукурузу, которые после заморозки будут поставляться на смоленский завод. «Строительство в чистом поле отнимает очень много времени и требует колоссальных расходов на создание инфраструктуры, — пояснил позицию компании директор департамента развития “Эрконпродукта” Евгений Золотайкин. — Сегодня наиболее выигрышным вариантом является покупка небольших “советских” консервных заводов либо частей крупных комбинатов. При этом покупатели практически не собираются эксплуатировать эти заводы в нынешнем виде. Оставшееся на предприятиях оборудование уже безнадёжно устарело. На самом деле покупаются площадки с готовыми подъездными путями, очистными сооружениями, энергоснабжением». По словам г-на Золотайкина, инвестиции в модернизацию площадки на Крымском заводе и закупку уборочной техники для обработки 2,5 тысяч га земель оцениваются в пределах 10 млн долларов. В итоге «Эрконпродукт» предполагает вывести кубанский филиал на мощность 10 тонн овощей в час (порядка 50 млн условных банок в год).

 pic_text1

«Эрконпродукт», как и другие компании федерального уровня, пришёл на юг России с очевидной целью — снизить риски, связанные с поставками популярных овощей из ближнего и дальнего зарубежья. Выращивать сырьё в Краснодарском крае сейчас пытаются также «Балтимор» и «Консервный холдинг “Дядя Ваня”». Однако создавать сырьевую базу практически с нуля для большинства российских консервных компаний пока кажется делом затратным и очень рискованным.

Индийский посол

В строительство завода создание сырьевой базы CECAB Group вложила порядка 35 млн евро. на этом фоне инвестиции российских профильных компаний выглядят крайне скромно

В зависимость от импортных томатов и огурцов российские компании попали ещё в постсоветском младенчестве. В середине 1990-х, когда нынешние лидеры рынка только делали первые шаги, проще и выгоднее было закупать овощи в Восточной Европе и Юго-Восточной Азии. С идущими ко дну южнороссийскими хозяйствами консервные компании предпочитали не связываться: никто не мог гарантировать качества сырья, как впрочем, и возврата вложенных в сырьевую базу денег — они просто могли растаять в воздухе вместе с имуществом колхозов-банкротов. Около 90% овощных и плодовых консервов, продававшихся на российском рынке, либо импортировались прямо в банках, либо фасовались из зарубежного сырья. Российские компании выступали как владельцы бренда и дистрибьюторы, отдавая производство на аутсорсинг индийским, китайским и польским компаниям.

Переходить на российские овощи и фрукты заставил финансовый кризис 1998 года, после которого импортировать и фасовать в России горошек из Венгрии и огурцы из Индии стало не так выгодно. По признанию председателя совета директоров «Консервного холдинга “Дядя Ваня”» Тиграна Телунца, именно сложности с импортом консервной продукции вынудили компанию начать размещать заказы на консервных заводах Краснодарского края и Адыгеи. Хотя, по его словам, некоторые виды консервов — например, кабачковая икра — традиционно производились только в России, поскольку индийские и европейские заводы такой продукции не выпускают.

Однако полностью отказаться от привычной схемы российские консервные компании не смогли. Сегодня 60–70% овощных и фруктовых консервов на полках супермаркетов — зарубежного происхождения. При этом импортируются как раз наиболее востребованные продукты. Так, например, по оценкам участников рынка, около 80% солёных и маринованных огурцов российские консервные заводы закупают в Индии. «Те, кто бывал на территориях наших консервных заводов, наверняка видели штабели пластиковых бочек из-под индийских овощей. К закупкам импортного сырья вынуждены регулярно прибегать даже те заводы, вокруг которых расположены идеальные для выращивания огурцов и томатов земли», — посетовал пожелавший остаться неназванным руководитель одного из предприятий ЮФО.

Хозяйства без голов и рук

Выходящие в регион компании напоминают человека, идущего по тонкому льду и желающего все же добраться до берега, — уходить с головой в сельское хозяйство мало кто рискует, площадки под производство выбираются с особой тщательностью

На консервных заводах трудности, возникающие с закупками сырья в России, объясняют тем, что южнороссийские хозяйства за последнее десятилетие приобрели целый букет трудноизлечимых болезней. По замечанию Евгений Золотайкина («Эрконпродукт»), компании, развивающие в Южном регионе собственную сырьевую базу, сталкиваются с проблемами отсутствия в хозяйствах уборочной техники и необходимостью вкладывать средства в реконструкцию систем ирригации. «За более чем десятилетнюю стагнацию сельского хозяйства оросительные системы на большей части земель в Краснодарском крае пришли в плачевное состояние, для их восстановления требуются значительные ресурсы. Кроме того, для выращивания горошка и кукурузы нашей компании придётся закупить полный парк техники — это инвестиции, измеряемые миллионами долларов. Также актуальны проблемы квалифицированного персонала», — отмечает г-н Золотайкин.

 pic_text2

В регионе не хватает не только квалифицированных аграриев, но и рабочей силы для уборки урожая. «Один гектар огуречного поля требует во время уборки 15 человек. Если под культуру отдаётся 100 гектаров, то найти в сезон и разместить1,5 тысячи человек, да ещё и управлять ими в наших условиях нереально. Теперь представьте, что в хозяйстве 3 тысячи гектаров…», — говорит гендиректор ростовской компании «Хозяинъ» Андрей Волков.

Ещё одна проблема консервной промышленности также берёт своё начало в истории развития сельского хозяйства юга России за последние 10–15 лет. Многие крупные хозяйства региона были выкуплены агрохолдингами — экспортёрами зерна и производителями растительного масла и сахара. Ввязываться в производство в промышленных масштабах овощей и гороха холдинги не будут. Впрочем, и независимые хозяйства пока не спешат становиться поставщиками консервных заводов. «Для современного предприятия, выпускающего горошек и кукурузу, требуется до 6 тысяч гектаров поливных земель. У заводов нет таких собственных площадей. Хозяйства же этими культурами заниматься не хотят, поскольку полив и закупка техники требуют серьёзных инвестиций», — отмечает Тигран Телунц («Консервный холдинг “Дядя Ваня”»). По его наблюдению, производство в регионе «мелкотоварной категории овощей» — томатов, перца, баклажанов — тормозится из-за нехватки земель у мелких фермеров и садоводов. «Мелкотоварную категорию можно выращивать на небольших участках — от сотки до нескольких гектаров. Сотни тысяч людей в ЮФО хотят этим заниматься, но не имеют земли. Если земельный вопрос будет решён, сырья для консервной промышленности появится достаточно», — убеждён г-н Телунц.

Ситуацию усугубляет то, что большинство консервных компаний не обладает достаточными финансовыми ресурсами для инвестиций в сельское хозяйство. Плодоовощная консервация — бизнес с низкой оборачиваемостью и относительно невысокой рентабельностью. При доходности около 15% заводы вынуждены замораживать оборотные средства практически на год: консервы производятся в основном летом, а поставляться на полки должны по требованиям торговых сетей круглогодично. Инвестировать в создание сырьевой базы — значит замораживать на несколько лет и основные средства. «Невозможно купить колхоз и уже к следующему сезону научиться выращивать томаты на промышленном уровне. Для этого нужны два-три года. Заранее инвестировать в землю, не имея завода — тоже бессмысленно. Значит, инвестор должен вкладываться в производство и сельское хозяйство одновременно. А такое под силу только крупному бизнесу. Но и сейчас даже в агробизнесе есть более выгодные, чем консервация, направления для инвестирования», — считает Андрей Волков («Хозяинъ»).

Регионы-очередники

Впрочем, опыт Bonduelle и CECAB Group показал, что масштабное развитие сырьевой базы в регионе вполне возможно — но для этого нужны финансовые ресурсы и опыт, которых пока ещё нет у российских заводов. Сегодня российские консервные компании приходят на Юг исключительно для страховки от серьёзных потерь, которые могут возникнуть при перебоях, по рыночным или политическим причинам, в импорте зарубежного сырья. Выходящие в регион компании напоминают человека, идущего по тонкому льду и желающего всё же добраться до берега, — уходить с головой в сельское хозяйство мало кто рискует, площадки под производство выбираются с особой тщательностью. Вероятно, по этой причине инвесторы устремляются именно в Краснодарский край. Этот регион имеет, пусть и небольшие, преимущества перед соседями — сельскохозяйственный сезон здесь на неделю-полторы дольше, чем в соседних областях, а выбор площадок — чуть-чуть шире. Однако для профильных компаний и это «чуть-чуть» сейчас имеет решающее значение.

Если опыт консервных компаний по развитию сырьевой базы на Кубани будет успешным, через два-три года Ростовская область и Ставрополье тоже смогут получить свой шанс. К этому времени у компаний появятся необходимый опыт и технологии, а конкуренция за земли и производственные площадки станет более острой. Не исключено, что поспособствует этому ситуация на мировых рынках: потребление продуктов питания — в том числе овощей — в Юго-Восточной Азии в последние годы растёт. В результате растёт и цена импорта из азиатских стран. В прошедшем году, к примеру, цена томатной пасты из Китая выросла примерно на 50%. Наличие собственной сырьевой базы на юге России уже в ближайшее время может стать для консервных заводов серьёзным конкурентным преимуществом. А это значит, что сегодняшние риски — оправданы.