Обиженные и усреднённые

Алена Седлак
4 февраля 2008, 00:00
  Юг

Социологи определили «социальное самочувствие» жителя Южного федерального округа. Характерной чертой «усреднённого» южанина оказалось недовольство уровнем жизни и действующей на местах властью

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), одна из наиболее авторитетных социологических организаций России, в конце минувшего года выпустил аналитический доклад под названием «ЮФО: Социальное самочувствие жителей, оценка работы органов власти, политические предпочтения избирателей», составленный на основе социологических исследований общественного мнения в 13 регионах юга России. Результаты исследований во многом оказались схожи с общероссийскими — южане, как и россияне в целом, больше всего обеспокоены низким уровнем жизни и безработицей, ростом тарифов на услуги ЖКХ и коррупцией во власти, так же, как и жители других регионов, слабо интересуются политикой и при этом голосуют за «Единую Россию». Одной из главных особенностей Юга оказалось весьма неоднозначное отношение к деятельности исполнительной власти на региональном и местном уровнях. Политологи утверждают, что негативное отношение к власти на местах — следствие неразберихи, возникшей, в том числе, в связи с перераспределением полномочий между центром и регионами. Кроме того, эксперты ставят под сомнение сам подход к ЮФО как к единой территории.

Ментальный пессимизм

Статистические данные об уровне средних зарплат и прочих показателях благосостояния россиян год от года всё неизбежнее свидетельствуют о том, что «жить стало лучше». Опросы общественного мнения более или менее подтверждают этот вывод как в целом по стране, так и по отдельным регионам. Так, по данным ВЦИОМ, за последние два года 7% россиян перестали считать плохим материальное положение своих семей (в 2005 году тех, кто считал его таковым, было 33%, в 2007-м — 26%), а уровень положительных оценок собственного материального благополучия возрос за это время в среднем на 3–5%.

Однако для юга России характерно иное восприятие уровня жизни. За прошедшие два года южане, согласно оценкам ВЦИОМ, жить лучше не стали — 37% жителей субъектов ЮФО по-прежнему считают, что их семьи живут плохо (в среднем по России этот показатель в 2007 году составил 26%). О хорошем же материальном положении своих семей в минувшем году заявили лишь 8% опрошенных жителей южных регионов (в 2005 году — 10%).

Судя по социологическим опросам, не слишком склонны южане и к оптимизму. На вопрос «Будет ли ваша семья через год жить лучше, чем сейчас?» положительно ответили 23% респондентов, причём количество оптимистичных оценок с 2005 года увеличилось всего на 2% (на уровне статистической погрешности). В целом по стране количество верящих в благие перемены выросло всё-таки более значительно — на 6% (с 22 до 28%).

Результаты опросов несколько удивили даже самих социологов, признаётся руководитель созданного в прошлом году отделения ВЦИОМ в Южном округе Валерий Потрапелюк. «Да, по официальной статистике уровень зарплат в ЮФО пока ещё отстаёт от среднероссийского. Но, с другой стороны, понятно, что на Юге на зарплату живут далеко не все — особенно это касается Черноморского побережья и многих республик, где у людей есть другие источники дохода. Я считаю, что такая оценка во многом связана с менталитетом южан, которые склонны жаловаться больше, чем жители других регионов. На мой взгляд, реальность всё-таки не настолько удручающая», — считает директор «ВЦИОМ-Юг». Что касается социального пессимизма южан, то его г-н Потрапелюк объясняет, скорее, недоработкой местных властей, плохо информирующих население о том, что всё будет хорошо, хоть и не сразу.
«Из-за недостатка положительной информации у людей и возникают пессимистические настроения. Здесь нет никакого трагизма в самой ситуации, мнения людей быстро не меняются, особенно на Юге — мы в этом смысле достаточно консервативны. И даже если экономические показатели будут объективно расти, то мнение жителей ЮФО за этим ростом успевать не будет — нам требуется определённое время, чтобы осознать позитивные изменения», — убеждён Валерий Потрапелюк.

Доводы социолога звучат вполне убедительно — особенно на фоне примеров воздействия «положительной информации». Например, харизматичному президенту Чеченской Республики Рамзану Кадырову меньше чем за год своего правления удалось так отладить систему оповещения о «позитивных изменениях», что теперь не только в самой республике, но и далеко за её пределами о Чечне всё чаще либо говорят хорошо, либо не говорят вообще…

Судя по тем же данным ВЦИОМ, в большинстве регионов ЮФО с «разъяснительной работой» властей дела обстоят действительно не лучшим образом. Около половины респондентов всё ещё убеждены, что в их регионе «никак не решаются» или «решаются плохо» насущные социальные проблемы — негативные оценки местным властям за работу по «решению проблем» поставили от 37 до 58% опрошенных.

Вакансия виноватых

По оценке деятельности региональной и местной власти ЮФО вообще оказался «самым неоднозначным», как сказано в докладе ВЦИОМ, округом. Так, деятельность губернаторов и глав республик одобрили 39% опрошенных, не одобрили — 44%. К деятельности региональных правительств положительно отнеслись 30%, отрицательно — 50% респондентов. Больше всего низких оценок (51%) на юге России получили муниципальные власти.

Одобрение большей части жителей «своих» регионов заслужили главы лишь двух субъектов ЮФО — губернатор Краснодарского края Александр Ткачёв и чеченский президент Рамзан Кадыров. Больше всего «не любят» региональную власть в лице главы региона и правительства в Ставропольском крае (отрицательные оценки губернатору поставили 76%, правительству — 74%) и в Ингушетии (57% не одобряют деятельность президента республики, 63% критикуют правительство). Весьма любопытна ситуация в Адыгее, где 50% опрошенных вообще затруднились как-либо оценить республиканских руководителей (положительные оценки президенту Аслану Тхакушинову выставили 23%, а его правительству — 21% респондентов).

Негативное восприятие деятельности властей на Ставрополье и в Ингушетии вполне объяснимо событиями, происходившими в этих регионах в течение года (противостояние исполнительной и законодательной власти в Ставропольском крае, обострение террористической угрозы в Ингушетии). В Адыгее население, вероятно, просто ещё не успело понять, хуже или лучше стало жить при новом президенте (ректор республиканского вуза Тхакушинов сменил на этом посту золотопромышленника Хазрета Совмена в марте 2007-го). Гораздо менее ожидаемым выглядит отрицательный результат, полученный руководством вполне благополучной Ростовской области — работу бессменного губернатора Владимира Чуба и его министров положительно оценили только 36% опрошенных, тогда как 45% выразили им своё неодобрение.

Судя по данным ВЦИОМ, в Ростовской области к действующей власти сегодня относятся хуже, чем в Калмыкии и большинстве северокавказских республик. Ростовский политолог Сергей Смирнов, объясняя столь неожиданный результат, вспоминает русскую пословицу: «У кого-то щи не густы, а у кого-то жемчуг мелок!». «Ну нельзя сравнивать Чечню и Ростовскую область! В Чечне стало лучше? Да, конечно, — там при Рамзане Кадырове стали меньше стрелять. А в Ростовской области ничего кардинального не произошло. Значит ли это, что в Ростовской области власть работает хуже? Судя по соцопросу, в Калмыкии власть работает “правильнее”, чем в Ростовской области. Но пару лет назад в одном из восточных районов нашей области мне рассказывали, что именно из Калмыкии к ним приезжали, чтобы взять взаймы овец — к приезду очередного большого начальства необходимо было создать вид “изобилия в Калмыкии!”»,  — рассуждает г-н Смирнов. Одним из субъективных факторов, обеспечивших негативные оценки действующей донской власти, политтехнолог назвал именно её «бессменность» и привычку винить во всём того представителя власти, кто больше известен. «Вот, например, в городе глава администрации, избранный самими горожанами, слаб или коррумпирован. Но, по мнению местных жителей, больше всего виноват будет всё равно губернатор, который должен этого главу снять. А как его снять, когда они сами его выбрали? Всё это, по большому счёту, показатель того, что люди не совсем понимают, кто за что отвечает», — резюмирует политтехнолог.

С тем, что высокий уровень критических настроений по отношению к региональной и местной власти отчасти объясним «бардаком в головах», во многом согласна и доцент Астраханского госуниверситета, кандидат философских наук, специалист в области управления и экономики Татьяна Мордасова. «Все проблемы своей территории её жители связывают с эффективностью или неэффективностью деятельности региональной и местной власти, не разбираясь в разграничении полномочий между федеральным, региональным и местным уровнем управления, требуют решения проблем от своего руководства и именно на него возлагают ответственность за всё происходящее. Что абсолютно естественно», — констатирует эксперт. Однако, по её мнению, вопрос «кто за что отвечает» для рядового гражданина стал ещё сложнее в ходе административной реформы. «Можно обратиться к исследованиям, проведённым по заказу Общероссийского Конгресса муниципальных образований в апреле 2007 года в 60 субъектах Российской Федерации. Среди множества проблем, которые возникли в процессе проведения административной реформы, участники опроса отмечают, прежде всего, нынешнюю практику межбюджетных отношений. Например, менее 50% расходных обязательств муниципальных образований обеспечены доходами, а 95% муниципальных образований вообще являются дотационными, зависят от бюджета субъектов РФ. Отсутствие средств для добросовестного выполнения властных полномочий и тем более реализации стратегических задач формирует недоверие граждан к власти, порождает пессимизм, создаёт предпосылки социальной напряженности»,  — говорит Татьяна Мордасова.

Средний житель ЮФО — это кто?

Исследование «социального самочувствия» жителя юга России — это своего рода попытка описать то, чего пока нет — среднего жителя ЮФО, — убеждён политтехнолог Сергей Смирнов. «Например, когда речь идёт о том же материальном благополучии семьи, то надо уточнять: кто это говорит — житель Краснодарского края или беженец из Ингушетии? Если речь идёт о проблеме безработицы, то в некоторых республиках она может быть актуальна более чем для половины населения, а в Ростовской области сегодня даже на проблемных “шахтёрских” территориях этот процент на порядок ниже», — говорит г-н Смирнов. По его мнению, в масштабах столь «пёстрого» округа, как ЮФО, подобные исследования некорректны. «Имеет, наверное, смысл исследовать отдельно Северный Кавказ и отдельно равнинную часть юга России. ЮФО — это “сложносочинённое” образование и выводить некий средний образ его жителя — занятие неблагодарное. Кавказ, Поволжье, Дон с Кубанью — всё это принципиально разные уклады, разное историческое прошлое, даже разная промышленность. Если в Северной Осетии в советское время построили несколько крупных предприятий, работающих на оборонный комплекс, а после распада СССР все они “легли на бок”, то понятно, что вместе с ними “легла” вся экономика республики. Но в Ростове или в Краснодаре ничего подобного не было!», — приводит аргументы Сергей Смирнов.

Руководитель «ВЦИОМ-Юг» Валерий Потрапелюк поясняет, что в перспективе планируется проводить гораздо более глубокое изучение общественного мнения как в целом по округу, так и в отдельных его субъектах: «Мы обратились к полпреду в ЮФО с просьбой начиная с 2008 года проводить ежемесячный мониторинг субъектов ЮФО с устойчивыми выборками, позволяющими репрезентировать каждый субъект, а не округ в целом». В необходимости подобной работы социолог не сомневается. «Например, губернатор Ростовской области Владимир Чуб с огромным интересом относится к таким исследованиям. Результаты этой работы используются при принятии самых различных решений, вплоть до формирования бюджетов, — говорит г-н Потрапелюк. — Например, здесь регулярно проводятся исследования в муниципальных образованиях области, связанные с оценкой их проблем. Бывает, например, что глава муниципалитета просит денег на решение какой-то якобы актуальной проблемы. А губернатор на основе соцопросов видит, что на самом деле для жителей этого города или посёлка на первом месте стоит совсем другая проблема, и решать в первую очередь надо именно её. И зачастую оказывается, что призыв о помощи возник не без участия неких лоббистских структур, которые просто заинтересованы в получении выгодного заказа».

В минувшем году региональные отделения ВЦИОМ созданы во всех федеральных округах России. Задачей вновь образованных структур как раз и будет более глубокое изучение общественных настроений на местах. На Юге надеются, что существенная часть подобных исследований будет проводиться именно по заказу региональных властей.