Теплица для бизнеса

Алена Седлак
3 марта 2008, 00:00
  Юг

Главная проблема бизнес-инкубаторов на юге России — их количество

Создание бизнес-инкубаторов для начинающих предпринимателей сегодня считается одной из перспективных форм господдержки малого бизнеса. Предполагается, что в «тепличных» условиях начинающий бизнес способен окрепнуть и стать вполне самостоятельным в среднем за три года — именно столько времени предприятие имеет право находиться в бизнес-инкубаторе. Главное условие для размещения — с момента регистрации фирмы должно пройти не более года. Для юга России подобная форма поддержки бизнеса — дело относительно новое, с момента создания первых «теплиц» в регионах ЮФО прошло не более полутора лет.

Семеро смелых

Стол, стул, компьютер, телефон. Жизненное пространство не менее шести квадратных метров на человека. Компьютер подключён к интернету, а телефон — к междугородней линии связи. Это — стандартное рабочее место в бизнес-инкубаторе офисного типа, призванном облегчить предпринимателю болезненный период начала деловой карьеры. Аренда таких рабочих мест обходится в несколько раз дешевле, чем на всём остальном рынке офисной недвижимости. Вдобавок к льготной аренде (30–40% от рыночной стоимости) счастливчику полагается бесплатное консультирование практически по всем вопросам, связанным с деятельностью его фирмы. «Содержать в штате бухгалтеров и юристов в первый же год существования предприятия под силу далеко не каждому начинающему предпринимателю. В бизнес-инкубаторе он получает бухгалтерское, юридическое, консалтинговое сопровождение бесплатно», — рассказывает директор Ростовского регионального агентства поддержки предпринимательства (РРАПП), управляющего бизнес-инкубатором, Наталья Крайнова.

О том, что в Ростове-на-Дону появится региональный бизнес-инкубатор, заговорили в 2006 году, когда область выиграла конкурс Минэкономики РФ на получение средств поддержки для развития малого бизнеса. Областной бюджет, в свою очередь, выделил на создание новой структуры 1 миллион рублей. В итоге бизнес-инкубатор получил здание в центре города общей площадью около 400 квадратных метров (с учётом служебных помещений и офиса управляющей компании). На оставшемся пространстве удалось разместить всего семь малых предприятий (или, выражаясь официально, «субъектов малого бизнеса»). Правда, в РРАПП гордятся и этим. «Все, кто здесь размещён, — героические люди! Во-первых, они поверили в поддержку государства. Во-вторых, смогли удержаться “на плаву”, добиться первых результатов, справиться со своими обязательствами», — говорит замдиректора РРАПП Наталья Коваленко.

Обязательства на первый взгляд невелики — выполнять условия своего же бизнес-плана, с которым предприятие участвовало в конкурсе на получение поддержки. Во-первых, надо соответствовать заявленному виду деятельности — в бизнес-инкубаторах запрещено размещать, например, предприятия торговли и общепита, агентства недвижимости, адвокатские и нотариальные конторы, производство подакцизных товаров, игорный бизнес. «Эти виды деятельности весьма успешно развиваются сами, без дополнительной поддержки, и поставляют услуги, которыми рынок сегодня перенасыщен. Их просто нет смысла выращивать в специальных условиях», — поясняет г-жа Коваленко. Во-вторых, надо исполнять обязательства по созданию рабочих мест — указал в бизнес-плане, что дашь работу десятерым, значит, должно у тебя работать не меньше десяти человек, а также по уровню заработной платы — заявил 15 тысяч, значит, плати не меньше! Ещё одно обязательное условие — абсолютная прозрачность деятельности предприятия. То есть никаких «чёрных» и «серых» зарплат и тому подобных способов платить поменьше налогов… Что ж, в начинающих бизнесменах, готовых в первый же год всему этому соответствовать, и впрямь есть что-то героическое.

Капля в море

Из семи дверей, за которыми квартируют герои ростовского малого предпринимательства, открытыми оказались только две. Но даже за этими двумя не обнаружилось ни одного собственно героя — руководителя предприятия, год назад сделавшего ставку на идею бизнес-инкубатора. «Никто не имеет права заставить их сидеть на месте с утра до вечера. Это же бизнес — люди могут быть на встречах, на переговорах. Мы не вмешивается в процесс их деятельности, им и так достаточно нашего контроля», — предваряет возникшее было недоумение Наталья Крайнова.

Зато в офисе управляющей компании из посетителей образовалось даже что-то вроде очереди. Оказалось — это те, кто пользуется дистанционными услугами бизнес-инкубатора. «Это такой процесс поддержки малого бизнеса, но без создания рабочих мест. Это не просто консультация, которая предполагает некий общий ответ на вопрос — как надо работать соответственно законодательству, например. Дистанционное бизнес-инкубирование — это полный анализ ситуации клиента, полное просчитывание его возможностей и рисков, комплексное консультирование по самым разным направлениям», — поясняет директор РРАПП.

Во время разговора о «дистанционном бизнес-инкубировании» в кабинет директора заглядывает человек со вполне счастливым выражением лица и пухлой стопкой бумаг: «Вот, похвастаться хотел. Это уже все документы, окончательный вариант!»… Оказалось — один из «дистанционщиков», недавно оказавшийся в весьма неприятном положении. «Человек потерял контроль над финансовыми потоками и попал в ситуацию кассового разрыва. Ему надо было немедленно принимать решение. Он обратился к нам, мы ему выложили все инструменты, которые существуют для такой ситуации, мы помогли ему переаккредитоваться в банке, выставить часть имущества на продажу и так далее», — рассказывает г-жа Крайнова. По её словам, такая дистанционная работа — пока оптимальный вариант для «инкубирования» бизнеса. Стационарных мест слишком мало, для такого региона, как Ростовская область, это — капля в море: «Если строить бизнес-инкубатор, то надо делать его на несколько тысяч метров, — делится своими соображениями Наталья Крайнова. — У нас просто крошечная площадка. Вот только что открыли второе здание на улице Думенко — это тысяча квадратных метров. Ну, разместятся там 10–12, ну пусть 15 предприятий! Что это для области?  Какие-то ничтожно малые величины».

Кавказский размах

Сегодня бизнес-инкубаторы есть далеко не в каждом регионе ЮФО. На Северном Кавказе первый — и пока, увы, едва ли не единственный реально функционирующий — находится в Кабардино-Балкарии. Впрочем, именно кабардино-балкарский  бизнес-инкубатор может стать образцово-показательным для всего юга России.

 pic_text1 Фото: Татьяна Черкезян
Фото: Татьяна Черкезян

…Огромное трёхэтажное здание когда-то занимал один из крупнейших заводов Кабардино-Балкарии — «СКЭП», работавший на оборонный комплекс. После распада СССР потребность в его продукции иссякла, перепрофилироваться предприятие не смогло и довольно быстро прекратило своё существование. Здание было передано государству в счёт задолженности перед бюджетом республики. «Когда мы сюда пришли, тут сквозь полуразрушенные этажи деревья росли. А теперь смотрите — всё европейского уровня», — гордится управляющий кабардино-балкарским инкубатором, руководитель консалтинговой компании «Кватро» Анзор Ашхотов. Гордиться, прямо скажем, есть чем. В административный корпус бывшего завода поместили бизнес-инкубатор офисного типа с конференц-залом, комнатами для переговоров и 70 рабочими местами. Сейчас здесь «квартируют» 33 субъекта малого бизнеса — некоторые из них занимают несколько довольно просторных кабинетов. По закону, одно предприятие в бизнес-инкубаторе может претендовать не более чем на 15% от его общей площади — это не так уж мало при условии, что площадь кабардино-балкарского инкубатора составляет более 3600 квадратных метров. «Есть арендаторы, которые за время пребывания у нас существенно “выросли”. Обычно это становится проблемой — им перестает хватать предоставляемых площадей. А у нас они могут себе позволить расширяться, не покидая бизнес-инкубатора», — рассказывает Анзор Ашхотов.

Молодое предприятие «Диалог», специализирующееся на автоматизации бизнес-процессов и различных видов учёта на базе 1C, было создано силами трёх человек. Подавая документы на конкурс минэкономики КБР, заявили, что рабочих мест будет семь. «Сейчас мы этот план уже перевыполнили — у нас работают 12 человек, и в дальнейшем планируем расширяться. Сегодня бизнес-активность в республике увеличивается, и потребность в наших услугах настолько высока, что мы едва справляемся», — говорит руководитель ООО Эльдар Мирзоев. Растущей фирме в определённый момент перестало хватать не то что помещений, а основных средств производства — компьютерной техники. Пока проблему решили силами того же бизнес-инкубатора. Но если рост окажется слишком бурным, «Диалог» готов покинуть «тепличные» стены — уже сейчас фирма работает стабильно и готова существовать на рынке самостоятельно.

Некоторые растут и за пределами офиса, арендованного в бизнес-инкубаторе. Например, ООО «Эколог плюс» занимается вывозом твёрдых бытовых отходов. Для работы в офисе достаточно двух человек. «Благодаря тому, что мы здорово экономим на аренде помещения и консультациях, за довольно короткий срок смогли расширить парк техники. Начинали с одного “МАЗа”, обслуживали один район. Сейчас у нас десять спецмашин и база из 50 тысяч абонентов», — рассказывает директор предприятия Лостанбек Абуков.

В отличие от той же Ростовской области, в Кабардино-Балкарии бизнес-инкубатором управляет частная компания, получившая это право по итогам республиканского конкурса. «Такой способ управления, на наш взгляд, более эффективен. Когда управляет государственная, некоммерческая структура, она меньше заинтересована в успехе своей деятельности. А для частной компании качество управления напрямую связано с суммой вознаграждения, которое она за свою работу получает», — говорит министр экономического развития и торговли Кабардино-Балкарии Алий Мусуков. С этим согласен и руководитель управляющей компании Анзор Ашхотов: «Вознаграждение мы получаем небольшое — фактически это та часть платы за услуги бизнес-инкубатора, которая остаётся после отчислений в бюджет, оплаты коммунальных услуг и расходов на зарплату сотрудников. Тем не менее, я считаю, что мы получаем прибыль в виде положительного имиджа компании и клиентской базы — те предприниматели, которые сегодня пользуются нашими услугами в бизнес-инкубаторе, почти наверняка останутся нашими клиентами, когда полностью встанут на ноги!». Заинтересованная в привлечении как можно большего числа клиентов управляющая компания предлагает и дополнительные услуги — например, рекламную кампанию на льготных условиях. Скидка на размещение рекламы для клиентов бизнес-инкубатора, по словам г-на Ашхотова, составляет до 50%.

 pic_text2 Фото: Татьяна Черкезян
Фото: Татьяна Черкезян

Сейчас рядом с «офисным» бизнес-инкубатором в Кабардино-Балкарии строится «производственный», где смогут разместиться мини-цеха по 150–450 квадратных метров (общая площадь — 10 тысяч квадратных метров). Целый этаж будет отведён под офисные помещения и выставочный зал. «Посмотрите, скоро мы здесь будем инвестиционные форумы проводить! Все условия для этого есть — мы в Германии на международной конференции были, и у себя постарались сделать так же, как у них», — показывает будущую выставочную гордость республики Анзор Ашхотов.

Уже сейчас в Кабардино-Балкарии подумывают о создании республиканского технопарка для развития инновационного бизнеса. А попутно — о развитии сети бизнес-инкубаторов за пределами столицы республики.

Оргвыводы

Собеседники «Эксперта ЮГ» и в Ростове, и в Нальчике, в один голос уверяют: бизнес-инкубаторы как форма поддержки бизнеса — дело важное и нужное. Главное — подходить к нему с умом и без лишней благотворительности, иначе многие «птенцы» так и не научатся летать. «У нас был соблазн полностью взять содержание офисных помещений в бизнес-инкубаторе на государственный счёт, чтобы создать максимально тепличные условия для начинающих предпринимателей. Но в итоге от этой “благой” идеи отказались. И решили, наоборот, постепенно повышать сумму аренды — в первый год это 40%, во второй — 60, а в третий — 80%. Только так можно подготовить молодой бизнес к тем условиям, в которых ему придётся существовать на самом деле, после выхода из бизнес-инкубатора», — говорит  Алий Мусуков.

Следующее, что нужно иметь в виду — в соответствии с ныне действующим законодательством, у бизнес-инкубаторов всегда есть шанс помочь не совсем тем, кому действительно нужно. При отборе предприятий анализируются формальные признаки (не более года с момента регистрации). То есть, в принципе, вполне успешный предприниматель, запуская новый проект, может зарегистрировать новое предприятие и иметь право на все соответствующие льготы вплоть до «выращивания» в максимально комфортных условиях.

И, наконец, бизнес-инкубаторов должно быть много, иначе идея теряет смысл. Бизнес-инкубатор в той же Кабардино-Балкарии хоть и имеет республиканский статус, работает, в основном, для предпринимателей из Нальчика. А ведь в районах проблема той же офисной недвижимости стоит гораздо острее, чем в столице — по словам главы республиканского минэкономики, там сегодня развивается «домашний» бизнес — предприниматели вынуждены отводить под офис часть собственного жилья. За идею организации муниципальных бизнес-инкубаторов ратует и директор РРАПП Наталья Крайнова: «У меня более 50 обращений только из Ростова! Городу давно надо строить собственный городской бизнес-инкубатор с огромными административными площадями, оснащённый всей инфраструктурой, автостоянками, складами. И то же самое должно происходить в каждом районе области».

Сегодня процесс создания бизнес-инкубаторов идёт в 11 регионах ЮФО — исключение составляют Адыгея и Калмыкия. Предварительные итоги их деятельности можно будет подводить примерно через два года, когда закончится первый полный цикл «инкубирования». Но строить новые «теплицы» надо уже сейчас — иначе результат этой формы поддержки бизнеса так и останется на уровне «ничтожно малых величин».

Ростов-на-Дону—Нальчик