Вертикаль крепка, горизонталь оживает

Тема недели
Москва, 17.03.2008
«Эксперт Юг» №5 (11)

По итогам двух масштабных выборных кампаний, декабрьской и мартовской, напрашивается один главный вывод: процесс формирования вертикали власти в стране завершён. Всё, что можно, сформировано, и все, кого следовало «построить», построены. Партия власти и её кандидаты неизменно получают большинство, в том числе на региональных выборах — разница лишь в том, является ли степень их поддержки просто высокой или очень высокой. В такой ситуации уже вполне можно позволить пройти в региональный парламент коммунистам или даже— для экзотики— либерал-демократам, потому что большой беды от них всё равно уже не будет. Вертикаль — она на то и вертикаль.

Но каким может быть развитие политической системы?

«Мы сейчас дошли до некой низшей точки глубокой заморозки, когда политической конкуренции в стране практически нет. Дальше возможны два пути— всё либо окончательно обледенеет, либо, наоборот, начнёт подтаивать. Либо у нас некоторое время будет существовать почти авторитарный режим, либо— в случае, если власть понимает стратегическую роль политической конкуренции, эта конкуренция возникнет вновь», — прогнозирует депутат Госдумы Михаил Емельянов, в декабре избранный по списку «Справедливой России» от Ростовской области.

Региональные и местные выборы 2 марта в некоторых субъектах РФ показали, что административный ресурс не всесилен. Так, в городе Зверево Ростовской области, например, на выборах мэра кандидат «Единой России» победил с большим трудом, набрав всего 29,99%. Даже в итогах региональных выборов в ЮФО можно рассмотреть слабые проявления «подтаивания»— в той же Калмыкии, несмотря на всю мощь ресурса, неожиданно много мест в республиканском парламенте заняли коммунисты.

То есть политическая конкуренция, выходит, худо-бедно возможна. Не на уровне федерального центра, так в регионах. Не в регионах, так «на местах». Следующий вопрос — насколько эту возможность готовы использовать сами оппозиционные силы на региональном уровне? Не «хотят ли использовать», а именно— «готовы ли»?

Политологи утверждают, что административный ресурс, в принципе, не может давать на выборах больше 20% голосов избирателей. Всё остальное достигается ресурсами иными. В том числе— личным авторитетом лидера, который либо «намекает», кого хотел бы видеть в структурах власти, либо лично возглавляет список партии, которую намерен поддержать. Ни на федеральном уровне, ни в большинстве регионов у «Единой России» проблем с «личностным авторитетом» нет. Зато дефицит лидерства — почти повсеместная «болезнь» оппозиции. Причём болезнь не единственная. «Оппозиция могла бы бесконечно жаловаться на зажим со стороны вертикали власти, если бы у неё был блестящий месседж, хорошая программа, яркие лидеры. Но ничего этого нет, поэтому нечего и жаловаться»,— оценил итоги мартовских выборов политтехнолог Станислав Раткевич, который в Ростовской области вёл кампанию «Справедливой России».

«Сегодня партия “Единая Россия” оказалась в ситуации, о которой однажды сказал президент Владимир Путин— “после смерти Махатмы Ганди и поговорить не с кем”», — сказал о прошедших выборах один молодой ростовский политик. По его словам, оппозиция не смогла противопоставить партии власти ничего более или менее нового. Вместо предвыборной дискуссии получилась одна мощная кампания, построенная на «курсе Путина» — со стороны «Единой России», и громкие обвинения в использовании «ресурсов» — со стороны оппозиции.

Похоже, годы выстраивания вертикали власти и «закручивания гаек» избаловали всех участников политического процесса. Партию власти — нескончаемыми победами и верой в силу лидера. Оппозицию— уверенностью в том, что победить невозможно в принципе. Сегодня, находясь в «точке глубокой заморозки», и тем, и другим уже пора что-то менять. И начаться этот процесс может на уровне ключевых муниципалитетов. Очень показательной, с этой точки зрения, будет череда муниципальных выборов на Юге, которые придутся на осень этого года.

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№5 (11) 17 марта 2008
Выборы
Содержание:
Реклама