Никак не вырегулировывается

31 марта 2008, 00:00
  Юг

Редакционная статья

Стратегическое и оперативное регулирование государством ситуации на рынках, имеющих особую социально-политическую значимость, сейчас, хочется надеяться, должно выйти на новый уровень. Необходимо разработать комплекс рычагов, которыми может пользоваться государство в оговорённых ситуациях. Такая предсказуемость может сильно помочь рынкам, которые ещё настолько, по большому счёту, слабы, что неловкие движения государства-регулятора угрожают самому выживанию предприятий, на этих рынках работающих.

К таким слабым рынкам относится целый ряд продовольственных, включая хлебный, молочный, мясной и т. д. Это рынки, в работу которых государство, по сложившейся традиции, не может не вмешиваться. По сути, речь должна идти обо всех товарах, которые входят в минимальный продовольственный набор.

Можно выделить несколько проблем, связанных с вмешательством государства в состояние дел на том или ином рынке. Во-первых, насколько эффективно такое вмешательство? Например, введение пошлин на экспорт российской пшеницы до мая, как рассказывают экспортёры, не повлияло на ситуацию на внутреннем рынке — трейдеры закупаются сейчас, чтобы вывезти пшеницу в мае (позже, правда, действие пошлины было продлено до 1 июля). А ведь пошлины во многом и вводились именно ради снижения цен на внутреннем рынке. Во-вторых, какой характер должно носить это вмешательство? Запрет на повышение цен продавцами продовольствия, запрет на вывоз зерна — это жёсткие действия, рассчитанные на немедленный результат. От жажды такого результата нужно отказываться — необходимо сформировать стратегическое понимание того, каким образом должно осуществляться регулирование. При этом регулировать нужно не только в периоды обострений — нужна постоянно действующая система.

Действия государства как регулятора социально значимых продовольственных рынков слишком часто носят популистский характер, что снижает доверие к этим действиям, ставит их в глазах общественности в зависимость от текущей политической конъюнктуры. Зависимость эту, по всей видимости, не изжить, но нужно создавать такую систему регулирования, которая была бы понятна и прозрачна. Вот, например, договорённость государства с рядом торговых сетей об ограничении роста цен на ряд продуктов, имевшая место перед выборами, — это пример действия не совсем понятного и не вполне прозрачного. Почему сети на это пошли? Что им грозило бы, если б они не пошли? А была ли возможность отказать? А чем она грозит? А всех ли тащили? Или будет несколько крупных торговцев-фаворитов, которые, добровольно подключаясь к решению оперативных социальных задач государства, получат благодаря этому возможность укреплять свои позиции на рынке? Если при достижении договорённости с государством возникает так много вопросов, то это значит, что системы действий нет. А если нет системы, значит жди подковёрной борьбы и попыток использовать административные ресурсы для укрепления рыночных позиций. А ведь если начнут наказывать виновных, не удержавших цены, — а к этому дело идёт, например, в Краснодарском крае — будет довольно сложно понять, когда государство отстаивает социальные интересы, а когда пытается изменить расстановку сил на проблемных рынках.

Между тем, наименее защищённый бизнес более других заинтересован в том, чтобы ситуация на рынках была предсказуемой. Особенно это касается перерабатывающей промышленности — стратегической для юга России отрасли. В частности, необходимо точно распределить роли и сформировать банк действующих механизмов: власти какого уровня должны — в случае необходимости — решать проблему чрезмерного роста цен на хлеб и какими инструментами они при этом могут пользоваться? Важно также решить, в каких случаях можно говорить о том, что возникла необходимость вмешательства. Насколько должны вырасти цены на хлеб, чтобы власти начали реагировать — на 20% или на 100%? Или это зависит от того, сколько времени осталось до выборов?

Никто не спорит: государство должно вести работу по регулированию стратегических продовольственных рынков. Но «регулировать» в данном случае означает «оберегать от спекуляций», «подстраховывать» — не более того.