Возвращение

Владимир Козлов
генеральный директор аналитического центра «Эксперт Юг»
31 марта 2008, 00:00
  Юг

По предварительной информации, с 1 апреля возвращается на работу ректор Южного федерального университета (ЮФУ) Владислав Захаревич. В январе его сразил обширный инфаркт. Это произошло после года пребывания на посту главы созданного университета, чью новую и революционную для российской высшей школы идеологию Захаревич сам и разработал. Ректора спасло чудо: в те дни в Ростове проходил съезд кардиологов — учёным удалось буквально в ходе конференции провести уникальную операцию. Она оказалась успешной. Однако было понятно, что Владислав Захаревич надолго — а возможно навсегда — выбыл из большого дела, у истоков которого он стоял. Сейчас все понимают, что ректор вернулся. Пока непонятно, каким он вернулся. Но ожидания, связанные с этим возвращением, совершенно особые.

Создание ЮФУ — дело, имеющее сильную политическую составляющую. Речь идёт о высшем учебном заведении нового типа. Новизна состоит в том, что вуз должен быть встроен в российскую и мировую современность, отвечая её потребностям и задачам. ЮФУ мыслится как университет, который должен вывести российскую высшую школу на международную орбиту: вуз к 2020 году должен попасть в сотню лучших университетов мира. За тем, как реализуются эти задачи, с первого дня проведения этой работы наблюдали глаза лично Дмитрия Медведева, курирующего реализацию национальных проектов и недавно избранного президентом страны. Понятно, что наблюдать в ЮФУ есть за чем — и формально, и содержательно. Во-первых, университету на три года выделили более 10 млрд рублей. Таких денег ни один вуз страны никогда не видел. Российское образование, можно сказать, не умеет тратить такие деньги. Зато чиновничество такие потоки, как правило, умеет «пилить». Но если миллиарды «распилить», в сотню лучших вузов мира ЮФУ не попадёт. На этот случай трата выделенных университету денег сопровождается многоэтажным контролем. Доказывать эффективность и необходимость крупных трат нужно огромным количеством документов и точно в срок. В прошлом году были ситуации, когда учёные, которые принесли сдавать отчётные документы по университетским грантам на полчаса позже назначенного времени, не получили денег. Такая жёсткость для университета, где раньше годами можно было работать, не просыпаясь, оказалась серьёзным потрясением .

Частью этого потрясения была личность Владислава Захаревича. Выходец из Таганрогского радиотехнического университета, он показал себя как передовой менеджер от образования: его вуз одним из первых стал лицензировать свои специальности за рубежом, готовить кадры по заявкам предприятий, побеждать в конкурсах на поддержку инновационных разработок.

Владиславу Захаревичу в ЮФУ досталась очень большая роль. Довольно редка ситуация, когда такая роль выпадает человеку, соразмерному ей по масштабу личности. Более того, легко спутать одно и другое. Например, объяснить успехи лидера тем, что у него просто должность выше. И за Захаревичем многие новые соратники видели прежде всего такую чудесную должность. И казалось: вот, повезло человеку, мне б такую должность — и я бы дел наворотил. И как-то забылось, что мало кто был готов за эту работу взяться.

Когда Владислав Захаревич балансировал между жизнью и смертью, администрацию ЮФУ стало потряхивать. Ещё не остыли амбиции людей и команд, боровшихся с Захаревичем на выборах ректора. Неофициально известно, что федеральные чиновники, курирующие образование, критиковали ректора ЮФУ за то, что он не искоренил всяческую конкуренцию в руководстве университета. Когда Захаревич вынужденно отошёл от дел, конкуренты потирали руки. Однако, похоже, то, чего ректор не смог сделать, пребывая в здравии, он сделал, лежа на больничной койке.

Коротко говоря, без Захаревича университет встал. И он не тронется с места до его возвращения. Лишь несколько примеров.

Больше месяца в ЮФУ не было решения о том, как отправлять людей в командировки. Деньги Москва ещё выделить не успела, а проректоры не подписывали документы сотрудникам, отфутболивая их друг к другу. В первом квартале на стажировки поехали в основном те, кто мог это сделать на свои деньги, — с надеждой, что расходы оплатят потом. То есть после возвращения Захаревича. Понятно, что средний преподаватель не может уехать на месячную стажировку за свои деньги. Срывая договорённости, многие сейчас пребывают в предынфарктном состоянии.

С самого начала года на каждом факультете университета идёт работа по подготовке документов и выполнению работ в рамках университетских грантов. Университет уже научен опытом прошлого года, когда деньги не могли освоить, поскольку людей не могли построить. В этом году программы работ, предлагаемых на год к выполнению, были представлены с первых же месяцев. Но к концу первого квартала окончательно не решён не только вопрос о том, кого поддерживают, но также и вопрос о том, какой будет цена за написанную методичку, учебное пособие, монографию и т. д. Без Захаревича, надо полагать, подсчитать не получилось. Это значит, что профессорско-преподавательскому составу ЮФУ не дали заработать в первом квартале.

В конце прошлого года перед тем, как ректор университета попал в больницу, началось решение вопроса об отселении из главного корпуса ЮФО располагающихся там факультетов (исторического, биологического). Говорят, Владислав Захаревич знал, как решить этот вопрос. Но унёс это знание с собой в больничную палату.

Причина ряда проблем — задержка финансирования из Москвы. В ЮФУ шутят, что деньги медленно идут товарным вагоном. Видимо, они придут вслед за ректором.

Примеры говорят об одном и том же. Захаревич — единственный человек, который, делая совершенно новое в масштабах страны дело, не боялся при этом брать на себя ответственность. И речь не о том, что вокруг Захаревича бездари. Нет. Управленческий успех ректора в том, что он сумел занять абсолютно равноудалённую ото всех силовых центров  университета позицию. Только с этой позиции возможно видеть стратегию развития ЮФУ и понимать, в каком месте она достаточно гибка для творческих решений, а в каком является догмой. Оказалось, что в университете больше нет человека, который был бы в столь же плотном контакте с принятой в муках стратегией развития вуза. Оказалось, что стратегия ЮФУ — это сам Захаревич. И результат оказался пугающим. Пугающим потому, что у этого человека больное сердце.