Волнуется желтеющая нива

Сергей Сурженко
31 марта 2008, 00:00
  Юг

Южнороссийские хлебозаводы первыми из производителей продуктов питания не выдержали условий ценового моратория, установленного федеральными и региональными властями перед выборами. За ними могут последовать производители молока и птицефабрики

1 апреля цены на ряд продовольственных продуктов могут подняться — заканчивается действие правительственного моратория на повышение цен на ряд социальных продуктов, включающий хлеб, молоко, мясо птицы. Впрочем, не исключено, что мораторий продлят. Хотя многие предприятия и так не могут выдержать оговорённых обязательств.

Первые отчётливые признаки недовольства хлебозаводов ситуацией, сложившейся на рынке вследствие фиксации цен, стали появляться в феврале текущего года. Пекари заявляли, что работают в лучшем случае с нулевой рентабельностью и начинают накапливать долги перед поставщиками сырья и энергетиками. Некоторые сетовали на то, что вынуждены кредитоваться для того, чтобы вовремя выплачивать заработную плату рабочим. В начале марта отдельные недовольные голоса менеджеров хлебозаводов стали сливаться в дружный хор. Многие производители объявили, что из-за роста стоимости сырья и энергоносителей они вынуждены либо повысить отпускные цены, либо полностью остановить производство. Тем временем власти регионов ЮФО не решаются дать заводам волю, ожидая отмашки федерального центра. При этом не исключено, что никакой отмашки в ближайшее время не будет. Уже сейчас видно, что результатом такой политики может стать исчезновение независимых средних и крупных хлебозаводов, создававших необходимую для развития рынка конкуренцию.

«Кирпичик» на шее

«С апреля мы повышаем отпускные цены на так называемый социальный хлеб — “кирпичик”. Пусть после этого меня хоть на расстрел ведут. Допустить банкротства своего предприятия я не могу. Если мы будем продолжать работать с убытками ещё пару месяцев, на предприятии начнётся бунт», — глава одного из кубанских хлебозаводов не скрывал в беседе с «Экспертом ЮГ» своих эмоций, но имени его попросил не называть. На большинстве предприятий Южного округа от комментариев по поводу ситуации на хлебном рынке отказывались либо настаивали на анонимности. Причина этого очевидна: уже более полугода пищевая отрасль работает под прессингом со стороны администраций всех уровней. Усложнять и без того непростую ситуацию не хочется никому.

В наиболее уязвимом положении с осени прошлого года, когда были заморожены цены на хлеб из муки первого сорта, оказались хлебозаводы, в продуктовой линейке которых социальный хлеб занимает более 50%. К февралю текущего года, как утверждают участники рынка, ситуация на этих предприятиях стала критической. Среди тех, кто первыми заявил о вынужденном повышении отпускных цен в среднем на 10–15%, одна из крупнейших ставропольских пекарен — «Хлебозавод № 3». Оптовая цена на социальный хлеб-«кирпичик» была повышена на 19% — до 12,5 рублей. Руководитель «Хлебозавода № 3» Юрий Долбнев рассказал «Эксперту ЮГ», что прошлый год предприятие завершило с убытком порядка 3,5 млн рублей. В январе текущего года был поставлен своеобразный рекорд — убытки за месяц работы превысили 2 млн рублей. Негативные показатели, как указывают на заводе, связаны с ростом с начала года цен на зерно (порядка 20%), энергоносители (50–75%) и воду (20%). При этом г-н Долбнев не исключает, что к концу марта завод ещё раз повысит оптовые цены: «Планируя повышение в первый раз, мы закладывали минимальную рентабельность — всего шесть процентов. Однако динамика роста цен на сырьё оказалась выше предполагаемой, сейчас завод вновь работает “в ноль”». При этом на предприятии подчёркивают, что стали заложником собственной продуктовой линейки: завод традиционно специализируется на выпуске хлеба-«кирпичика», за которым закрепился статус социального продукта.

Впрочем, и на других южнороссийских заводах заморозка цен на хлеб из муки первого сорта привела к тому, что рентабельность производства приближается к нулю. Выпуск высокомаржинальных продуктов — к примеру, булочек или кондитерских изделий — в лучшем случае не позволяет заводам скатиться в зону убытков. По данным «Эксперта ЮГ», хлебопекарные предприятия в последний месяц регулярно обращаются с запросами на повышение отпускных цен в администрации Волгоградской и Астраханской областей, Краснодарского края. Основной игрок на хлебном рынке Ростова — агрохолдинг «Юг Руси», владеющий несколькими хлебозаводами — с начала февраля поднял цены на ряд хлебобулочных изделий примерно на 10%. Вероятнее всего, таким образом агрохолдинг пытается отыграть убытки от производства «социального» хлеба. В прошлом году, как заявляют в «Юге Руси», убытки при производстве хлеба-«кирпичика» составили около 4,5 млн рублей.

Приказано удержать

Администрации регионов пытаются следовать политике сдерживания цен, в то время как хлебозаводы несут убытки. К февралю этого года ситуация стала критической: предприятия начали заявлять, что больше не могут держать цен

Администрации южнороссийских регионов тем временем пытаются следовать политике сдерживания, заданной федеральным центром. Региональные власти сегодня опираются на февральское постановление премьер-министра Виктора Зубкова, в котором срок ценового моратория, установленного ещё в ноябре прошлого года, был продлён до 30 апреля текущего года. Суть документа сводится к тому, что властям регионов продлили возможность заключать с местными производителями и продавцами продуктов питания соглашения о фиксации цен на социальные продукты — в том числе белый и чёрный хлеб, молоко и масло. При этом известно, что в федеральном Минсельхозе зреет идея об использовании системы государственного регулирования цен на социальные продукты и после 30 апреля.

Наиболее жёсткая реакция на предложение хлебозаводов об увеличении цен последовала со стороны администрации Краснодарского края. Хлебозаводы настаивали на повышении оптовых цен на хлеб из муки первого сорта с 10 рублей до 12,5 рублей. При таком уровне цен рентабельность производства, по подсчётам пекарей, составила бы порядка 5%. В ответ первый вице-губернатор Кубани Александр Ремезков заявил в начале марта: «Хлеб — продукт номер один. И цена на него для нас — вопрос номер один. Никто не позволит повысить цену до тех пор, пока мы не изучим детально ситуацию на рынке, и не убедимся в том, что для этого есть экономические основания». Он также пообещал, что к середине марта местный департамент цен и тарифов проведёт проверку всех краевых хлебокомбинатов, чтобы «разбираться в причинах убытков, которые они получили в конце 2007 года».

Гарантия высоких цен

Продление административного ценового моратория ударило в первую очередь по независимым средним и крупным хлебозаводам региона, благодаря которым на политизированном рынке сохранялась здоровая конкуренция. Конкурируют они, с одной стороны, с предприятиями, принадлежащими крупным аграрным холдингам, с другой — с сотнями мелких пекарен, нередко работающих «под чёрным флагом». В то время как независимые заводы сейчас с трудом выживают, их конкуренты находятся в более выгодном положении. Холдинги, контролирующие всю производственную цепочку — от выращивания зерна до выпечки батонов и булочек, — могут компенсировать сегодняшние потери при производстве хлеба прибылью, получаемой за счёт сельского хозяйства. Мелкие пекарни пользуются льготами при налогообложении или вовсе налогов не платят. Кроме того, они не обременены необходимостью выпускать социальные продукты.

При этом конкуренты независимых заводов, как правило, могут неприятно влиять на рынок. Холдинги имеют склонность к монополизации, которая позволяет диктовать рынку свои цены. А мелкие пекарни грешат низким качеством продукции. Независимые игроки долгое время выступали стабилизатором рынка — не позволяли конкурентам устанавливать монопольные цены и снижать качество.

Однако может случиться так, что этот стабилизатор исчезнет. «Если сегодняшняя тенденция сохранится, то не встроенные в вертикальные холдинги заводы просто умрут. Получается, что сейчас эти предприятия дотируют сельское хозяйство. Заморозив цены и уничтожая заводы, государство получило гарантию того, что в будущем цены на хлеб у нас будут выше, чем в Европе. Хотя бы из-за того, что на рынке укрепятся локальные монополисты», — предполагает ведущий советник по стратегии развития ОАО «Славянский хлебозавод» Сергей Пименов.

«Работа при нулевой или отрицательной рентабельности — это изношенное оборудование, низкая кредитоспособность, отток кадров. А в итоге — высокая себесто­имость продукции», — констатирует первый вице-президент Российского союза пекарей Василий Молодых. Отсутствие у независимых хлебозаводов средств на модернизацию производства — ещё один довод в пользу того, что нынешний ценовой мораторий в итоге приведёт к значительному росту цен на хлеб в будущем. Сегодня практически все хлебозаводы районного масштаба используют энергоёмкие технологии конца 1980-х. А это значит, что стоимость их продукции, скорее всего, будет расти вслед за прогнозируемым увеличением цен на энергоносители.

Молоко в точке кипения

Не исключено, что вслед за хлебозаводами из-под ценовых ограничений будут пытаться выйти молочные комбинаты и птицефабрики, цена на продукцию которых также была искусственно заморожена. По словам директора Ростовской областной ассоциации «Донптицевод» Александра Цыбенко, в последние месяцы крупные яичные птицефабрики региона работают с рентабельностью около 14%, в то время как нормой принято считать 25%. Глава Союза птицеводческих хозяйств Кубани, генеральный директор птицефабрики «Новороссийская» Владимир Мхитарян рассказал «Эксперту ЮГ», что многие яичные птицефабрики Краснодарского края уже в апреле намереваются перейти к самостоятельному формированию цен. «Ценовые ограничения ударили по нашему бизнесу, поскольку действовали в зимние месяцы, — это период, когда птицефабрики получают прибыль в отличие от весенне-летнего сезона, во время которого спрос на яйца традиционно низкий. Если птицефабрикам не дадут заработать, то они будут вынуждены сокращать поголовье, остановят развитие», — отмечает г-н Мхитарян. Он добавил, что птицефабрика «Новороссийская» по итогам прошлого года недополучила около 8 млн рублей прибыли.

С молочными комбинатами сейчас происходит то же, что и с хлебозаводами: больше всего пострадали небольшие предприятия, не встроенные в федеральные холдинги. Крупные игроки удачно компенсировали снижение рентабельности за счёт выпуска продуктов с высокой маржой — к примеру, йогуртов, молочных коктейлей, пастеризованного молока. У небольших заводов с узкой продуктовой линейкой этой возможности не было. Кроме того, такие предприятия продают продукцию только у себя в регионе и, как следствие, местным властям легче оказывать на них давление. «Сейчас все действия я должен согласовывать с муниципальной администрацией. Формально соглашение с властями предполагало фиксирование цен всего на несколько продуктов — нежирное молоко, сметану, некоторые сорта масла. Однако в реальности нам отказывают в возможности формировать рыночную цену на всю продукцию. Работает негласный запрет на подъём цен на всё со словом “молоко” на упаковке», — рассказал пожелавший остаться неназванным руководитель одного из донских молокозаводов.

Промежуточный итог ценового моратория — потеря доли рынка небольшими заводами-переработчиками — наверняка будет ощущаться долгое время. Для тех из региональных предприятий, которые и до введения ограничений не очень уверенно чувствовали себя на рынке, последствия могут быть фатальными. Потеря рыночной доли и несколько месяцев убыточной работы — прямой путь к банкротству. А это значит, что местные бюджеты недополучат налогов, а местным властям придётся решать, что делать с появившимися вдруг безработными.