На нефтепроводе искусства

Москва, 28.04.2008
«Эксперт Юг» №8 (14)
Фотохудожники из Краснодара Виктор Хмель и Елена Суховеева сделали судьбу заброшенного посёлка нефтяников объектом искусства. Их проект «Золотая осень» продемонстрировал на VII московской фотобиеннале, что постмодернизм может быть по-южному тёплым

«Золотая осень» — новый проект краснодарских художников Виктора Хмеля и Елены Суховеевой, представленный в рамках VII международной фотобиеннале в Москве. Выставка продлится до 9 мая в Галерее искусств Зураба Церетели. Директор московского Дома фотографии (МДФ) Ольга Свиблова, главный вдохновитель и организатор биеннале, охарактеризовала проект как «нежный и изобретательный», «один из лучших».

Это уже четвёртая выставка Хмеля и Суховеевой на самом культовом фестивале фотографии в России, изначально ориентированном на международный уровень: не меньше половины участвующих в нём авторов представляют авторитетнейшие фотогалереи и музеи Нью-Йорка, Парижа, Лондона и других центров современного фотоискусства. Контекст  мероприятия максимально широк — в отношении как стилей и техник, так и геополитического размаха. И потому для любого отечественного автора включение в ряд постоянных партнёров МДФ — событие знаковое, причисляющее его к ряду мэтров. В каталоге фотобиеннале 2006 года работы Виктора Хмеля — Елены Суховеевой соседствуют со снимками Хельмута Ньютона, легенды мировой фотографии.

Хмелю — Суховеевой удалось создать пронзительный, многозначный текст. Его сильной стороной является не демонстрация возможностей техники, которые развиваются стремительнее, чем может постичь человеческое разумение, а создание смысла в кадре. Смысла, который, в сравнении с технологиями, принципиально долговечен.

Гламур и смерть

Фотография явилась единственным способом показать, что происходит сегодня в краснодарском посёлке Кутаис, где в советские времена активно добывалась нефть, а в 1990-х производство остановилось

Супруги Виктор и Елена работают вместе уже более десяти лет. Оба преподают в Краснодарском государственном университете культуры и искусств. А творческий союз считают куда более мощным тандемом, чем семья. По их словам, из серии компромиссов и сложной борьбы рождается необходимая для творений синергия: «Пара — всегда сильнее любого одиночки». Если говорить о распределении ролей, то идеологическую часть разрабатывает Елена, а ремесленно-технической стороной больше занимается Виктор. Однако резкой границы между процессами нет, обмен идёт постоянно. Рассуждая о своём видении актуального фотоискусства, Хмель и Суховеева подчёркивают, что фотографами себя не считают: «Всё визуальное, техническое в фотографии уже сделано, — говорит Виктор. — Мы художники, и для нас фотография — только язык, инструмент, с помощью которого мы документируем свои произведения — объекты, инсталляции, перформансы».

По словам Виктора Хмеля, в рамках проекта «Золотая осень» фотография явилась единственным способом показать обществу, что происходит сегодня в краснодарском посёлке Кутаис, где в советские времена активно добывалась нефть, но в 1990-х производство остановилось из-за отсталости технологий и общего развала экономики. Люди покинули это место. Запечатлённые на плёнку 14 образов «выброшенного и заброшенного» — рабочих инструментов, колодца, нефтяных вышек, неезженых дорог — легли в основу концепции «Золотой осени». Обернутые в золотую фольгу естественные и искусственные предметы — от серпа с молотом до дорожной колеи и целого дома — превратили экологическую среду в эстетический объект. Что до сюжета с нефтью, то он знаком Виктору ещё с советских времён — тогда он делал фотоальбом для нефтяников из западносибирского города Лангепас. Специалисты считают, что уже через 10 лет ресурсы этого месторождения будут исчерпаны. «Очень симпатичный городок, — говорит художник, — будет выглядеть, как посёлок Кутаис. Вокруг Лангепаса сплошные болота, и делать там человеку нечего».

«Мы не привезём публику в Кутаис смотреть наши ландшафтные произведения, — поясняет Виктор Хмель, — хотя такой жанр тоже существует. Но с помощью фотографии мы увеличиваем аудиторию, а значит, и интеллектуальный резонанс, в тысячи раз. В своё время нас потряс один проект, тоже основанный на фиксации подлинных событий. Петербургский художник Дима Шубин, которого в России знают хуже, чем в Европе, делал в 1990-х серию “Фотография как смерть”. В Петербурге, как известно, криминальные хроники пестрели сообщениями об убийствах. Он приезжал на место происшествия и фотографировал  городские виды, те, куда был устремлён последний взгляд убитого. И это был другой, не открыточно-парадный Петербург. Сами снимки по отдельности создают впечатление полного бреда. Но рядом с каждым даётся словесный комментарий: кто убит, как, кем, при каких обстоятельствах. В результате совмещения словесного и визуального рядов у зрителя рождается собственный текст — в сознании. Вот этот внутренний текст, физически отсутствующий, и есть произведение искусства. Такое понимание разделяет сегодня большинство кураторов».

  Фото: Виктор Хмель, Елена Суховеева
Фото: Виктор Хмель, Елена Суховеева

Главное в проекте «Золотая осень», по словам Виктора, — сюжет для поиска сущности человека. «Мы пытаемся осмыслить, что сегодня происходит с нами, — признаётся Хмель. — С одной стороны, идёт мощная гламуризация жизни: всё прекрасно, всё одевается в золото, роскошь призвана облагородить среду. Лозунг “красота спасёт мир” появляется в самых расхожих контекстах. И как-то забывается, что “красота” может быть разрушительной, порождать войны, что она так же переменчива, как сам человек, который вроде бы хорош, но вдруг являет лик сволочи».

Князи и грязи

В поисках «внутреннего текста» «Золотой осени», который, как всякий концептуальный проект, без комментария неполон и невоплотим, обращаюсь к Елене, философу-идеологу тандема Хмель — Суховеева. «Идея проекта родилась во время посещения московской международной фотобиеннале в 2006 году, — рассказывает она. — Мы погрузились в атмосферу разнообразных работ, много общались с Виктором Мизиано, главным редактором московского “Художественного журнала”, известным в России и мире куратором арт-проектов. Обсуждали то, что сейчас происходит в обществе, в культуре. И в итоге возник яркий образ сегодняшней Москвы. Русский человек всегда мечтал о богатстве, но сейчас его мечта обрела гротескные формы. Особенно отчётливо это открылось при сравнении столицы и подмосковного ландшафта, который мы наблюдали сквозь грязное окно поезда по пути домой. Мимо проплывали депрессивные мартовские пейзажи — всё серое, убогое, груды поваленных деревьев, мусор повсюду. Вот этот контраст между кипением страстей вокруг роскоши в столице и провинциальной маргинальностью, выброшенностью, в каких-то ста километрах от “третьего Рима”, и спровоцировал появление концепции “Золотой осени”. Вспомнилось, что русский человек всё время держится меж двух этих крайностей… Мы все вышли из советских руин и желаем носить золотую одежду. Картинка не придумывалась, а вырисовалась сама собой».

Кутаис, где у художников расположена дача, посёлок, медленную смерть которого они наблюдали годами, стал площадкой для реализации этой ироничной и одновременно тёплой, любовно-ностальгической картинки. «Одев в золото брошенные предметы, мы вернули им утраченную красоту, — объясняет Елена. — Гиперболизировав её, мы как бы реабилитировали скудный пейзаж перед лицом блестящего мира преуспевания».

Золото традиционно является сакральным цветом в православной культуре. По словам авторов, жители ближайшего посёлка с опаской поглядывали на пронзительно светящиеся на солнце «золотые» лестницы, нефтяные вышки и калитки, приближаться боялись. Проект создавался в течение двух лет, и большинство арт-объектов так и остались нетронутыми рукой человека. На пресс-конференции в Галерее Зураба Церетели выбор золотого цвета поставил иностранных журналистов в тупик. Это ещё раз подтвердило русское происхождение постмодернистского environment'а Хмеля — Суховеевой и обозначило пределы переводимости проекта на язык другой ментальности. Петербургский куратор и арт-критик Дмитрий Пиликин подчеркнул намеренную перекличку «Золотой осени» с классическим кодом пушкинского «багреца и золота», русской «хандры».

Несмотря на грустную тональность проекта, судьба «Золотой осени» складывается для авторов более чем оптимистично. Сделано шесть отпечатков серии фотографий, и МДФ уже приобрёл одну их них: её повезут вместе с другими работами этой биеннале в Европу и Америку. Обсуждается также покупка и экспозиция «Золотой осени» ростовским Музеем современного искусства на Дмитровской. А осенью проект будет участвовать в коллективной выставке южнороссийских и петербургских художников «Север — Юг», которую организует Краснодарский краевой выставочный зал. Так что внутренний текст «Золотой осени» скоро прирастёт тысячами высказываний, превратившись из локальной картинки на тему «Когда уходит нефть...» в размышления о человеческом уделе.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №8 (14) 28 апреля 2008
    Рынок зерна
    Содержание:
    Сельские котировки

    Биржевые торги зерном, запущенные в апреле, день ото дня набирают силу. Организаторам удалось втянуть в них достаточное количество игроков, чтобы разогнать этот паровоз, везущий, по большому счёту, инвестиции в село

    Реклама