Левый дресс-код

Москва, 01.09.2008
«Эксперт Юг» №17-18 (23)

То, что на очередном и относительно — относительно ростовской худсреды — провокативном мероприятии не красоту будут показывать, а «поставят проблемы», было понятно уже из пресс-релиза. Красоту, похоже, окончательно отвоевали у изобразительных искусств дизайнеры и архитекторы, не гнушающиеся привилегией радовать глаз цветом, формой, фактурой — привилегией живописи со времён Ренессанса до авангарда прошлого века, поставившего печать безапелляционного «чёрного квадрата» на всяком наивном устремлении к фигуративности. Ростовчан приглашали поглядеть на творчество неведомых здесь Глюкли и Цапли, а также поучаствовать вместе с местными художниками и учёными-гуманитариями в «круглом столе» на тему «Феминизм в искусстве». 14 августа ростовский Музей современного изобразительного искусства на Дмитровской (МСИИД) открыл свои уютные подвальные помещения для Фабрики Найденных Одежд — довольно бородатого (1995 год) проекта женской творческой группы с псевдонимами Глюкля (Ольга Егорова), Цапля (Наталья Першина-Якиманская). В контексте экспозиции представили их видеоарт под названием «Три матери и хор», а также серию фотографий Игоря Вихорева «Мания Игоря» (женщина любовно представлена автором в агрессивно-порабощающей роли). Художницы за указанный фильм о матерях удостоились в 2007 году престижной российской премии в области современного искусства «Чёрный квадрат». Инициатор события, соучредитель МСИИД Вячеслав Давыденко мотивировал свой выбор, во-первых, просветительским стремлением привезти то, что здесь незнакомо и ему лично малопонятно, а во-вторых, желанием показать «другой» Петербург: «Это не тот один процент от всего народа, который воплощает сегодня питерская “блондинка в шоколаде”, а остальные 99 процентов населения, о которых не пишут авторитетные массовые журналы, но заботой о которых живёт искусство этих двух художниц». Социальная ответственность и стала ключом к пониманию всего происходившего.

Идея открыть выставку дискуссией оправдала себя многажды. Обсуждение показанного публике фрагмента «Трёх матерей и хора» быстро выплеснулось через край и охватило всю сферу понятий «феминизм», «женское», «мужское» и, как водится, «судьбы искусства в России». На Дону, где казачка не то что коня на скаку останавливала, но была единственным менеджером казачьего подворья в отсутствие мужа-воина, удивить феминистскими манифестами сложно. Органика уклада предоставляла женщине и права, и обязанности не менее серьёзные, чем у мужчины. Из хора гостей прозвучала выстраданная реплика: «Феминизм — это не наш выбор, это — наш крест». Вернуть дискуссию в теоретическое русло помогали то Глюкля, то Цапля, то приглашённые — социальный психолог, профессор Вера Лабунская (Ростов-на-Дону, ЮФУ), киновед Анжелика Артюх (Москва). По заверениям художниц, они пытаются выразить человеческий, мягкий, а значит, «женский» взгляд на жёсткий, а значит, «мужской» мир конкуренции, циничного манипулирования моральными ценностями. Их фильм призван вызвать сострадание и стремление понять таких разных героинь, которые находятся в плену навязанных обществом ролей: кухарка в фартуке, мать-жертва и др. Преодоление затверженности ролей — одна из главных проблем в их творчестве. Обнажить в человеке слабость, а не силу — то, чего не стыдится женское искусство и в чём оно, как становилось ясно из реплик Глюкли & Цапли, чувствует себя наиболее органично.

Понять это можно было и из видеоарта, обыгрывавшего эстетику Бертольта Брехта и Ларса фон Триера, и из экспозиции Фабрики Найденных Одежд (этот антигламур с особой иронией звучал после осуществлённой Ксенией Собчак выставки-продажи своей ношеной обуви). Перед зрителем были развешаны платья-рукописи. Вот детское красное платьице в мелкий листочек. По нему (на животе) вышито жёлтым бисером: «Будь собой». Императив надлежит исполнять с детства. Объект «Халат бабушки» «украшен» аппликациями с фрагментами дневника Саши Беляевой: в них девочка повествует о трудной бабушкиной судьбе. Синие фабричные «Халаты для перформанса» выглядели бесхитростной копией, а то и оригиналом рабочей одежды — обезличивающей, лишающей какого-либо изящества, превращающей Женщину в Работницу. Этот соц-арт занятно перекликался с актуальными рыночными мотивами: их иллюстрировал арт-объект «Пиджак уверенного в себе мужчины» с вышитым девичьей рукой признанием I have money. Были в комментариях художниц и критика культа эффективности («Менеджер стал ведущей профессией»), и призыв расслышать друг друга, а не воевать. Цапля пояснила: «Феминизм уже не тот, что был 50 лет назад. В Швеции нас, например, на просмотре фильма упрекнули, что мы поднимаем проблему “мать — ребёнок”, исключая из диалога отца. Постфеминистская позиция такова, что равноправны оба родителя, и мужчина, и женщина. Каким быть сегодня диалогу полов, мы не даём прямого ответа. У нас нет стремления преодолеть свой пол. Мы просто против социальных схем, резких границ — представления женщины только как гламурной красотки, оптимистки, гедонистки, кухарки... Мы зовём размышлять и вслушиваться. А если искусство даёт ответы, это уже соцреализм». Реплику из зала относительно всего показанного «Это критический реализм, а не феминизм!» дамы-творцы восприняли как комплимент.

Киновед Анжелика Артюх относила искусство Глюкли и Цапли к воскрешаемому сейчас «активизму» (кстати, художницы входят в питерскую рабочую группу «Что делать?», позиционирующую себя как политически активную). По словам г-жи Артюх, феминизм художниц — в поисках новой, более сложной социальной нормативности, форм диалога не только гендерного, но и социального: «Они опираются на универсальные европейские ценности, выраженные когда-то Аристотелем, — это страх и сострадание, ведущие к очищению». По оценке Веры Лабунской, художницы играют на провокативности темы феминизма, кроме того, пытаются облечь свои поиски в распознаваемый западным арт-рынком язык. Их главная задача, по мнению психолога, — утвердиться в конкуренции с мужчинами-художниками, но здесь лучше срабатывают собственно изобразительные средства, нежели декларации, только подчёркивающие некую вынужденность борьбы, некую приниженность женщины в социальном поле конкуренции.

Пока шла бурная дискуссия, дочка на руках у Натальи Першиной-Якиманской сладко уснула. Похоже, ребёнок — единственный, кто «был собой» на этом взрослом ринге...

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №17-18 (23) 1 сентября 2008
    Курортная инфраструктура
    Содержание:
    Наследие, которое мы теряем

    Без кардинальной реконструкции, или редевелопмента, санатории, пансионаты и дома отдыха советской волны рискуют стать неконкурентоспособными на бурно развивающемся туристическом рынке. Однако большинству их нынешних собственников эту задачу не решить без привлечения весомых сторонних инвестиций

    Реклама