Надо переобуться

Русский бизнес
Москва, 01.09.2008
«Эксперт Юг» №17-18 (23)
В Ростове, считающемся обувной столицей России, есть почти всё нужное для создания обувного кластера. Но сегодня без федеральной поддержки донской регион может потерять не только потенциальный кластер, но и целую отрасль

Сейчас в обувной отрасли региона критическая ситуация, дальше ждать нельзя. Обувные предприятия под давлением китайской продукции начали быстро закрываться. Если сегодня власти не помогут обувщикам объединиться в кластер, то завтра объединять, возможно, будет некого. Но и от предпринимателей требуется немало — работать в альянсах и «в белую».

История и традиции

То, что Ростов стал неофициальной обувной столицей, имеет свои исторические причины. Здесь издавна сильны традиции армянских обувщиков, успешно действовали кустарные мастерские. А в 1926 году была запущена в эксплуатацию первая на Северном Кавказе обувная фабрика, которой было присвоено имя А. И. Микояна. В советские времена, кроме этой фабрики, в области действовало ещё несколько фабрик объединения «Дон­обувь», Шахтинская фабрика, продукция которых отправлялась не только по всей России, но и за рубеж. На комбинатах бытового обслуживания шили обувь по индивидуальным заказам, были такие мастерские и при фабриках. В 80-е годы мелкие мастерские, преобразованные в кооперативы, начали выделывать модные тогда кроссовки, которые расходились на ура по всей стране. Бурному развитию отрасли способствовал дефолт 1998 года, значительно сокративший объёмы импорта: ростовские цеховики смогли заполнить образовавшуюся брешь и начали шить обувь на любой вкус. На рынок стали выходить новые участники, и возросшая конкуренция заставила улучшать качество, закупать новое оборудование, совершенствовать технологии, внедрять новые модели.

Но с приходом рынка крупные донские фабрики закрылись, теперь их площади арендуют малые предприятия — производители обуви. Сегодня точных статистических данных ни о количестве предприятий этой сферы, ни об объёмах выпускаемой продукции нет. Обувной бизнес — один из самых теневых в России. По подсчётам самих игроков рынка, в Ростове действует до 300 обувных производств, из них около 100 — более заметные. Одно известно точно — ни в одном регионе нет такого количества малых производителей обуви. По данным донского минпрома, в области действует около 70 официально зарегистрированных обувных.

В 2005 году областное минэкономики попыталось вывести обув­щиков из тени, объявив конкурс «Лучший производитель моделей мужской обуви в сфере малого бизнеса». По словам Светланы Сажинской, начальника отдела обучения и информации управления развития малого предпринимательства и межрегиональных связей министерства, по условиям конкурса обувщики должны были предоставить и такую информацию, как показатели хозяйственной деятельности, в частности, доля реализации выпускаемой продукции, уровень средней зарплаты и темпы роста объёма производства. В итоге на конкурс подали всего 7 заявок, так что он был признан несостоявшимся. Попытка оказалась неудачной — и больше таких конкурсов для обувщиков минэкономики не проводило.

Китайская «волна»

По данным Росстата, российский рынок обуви — с учётом официального импорта и обуви, произведённой в России, — оценивается в 220 млн пар в год. Согласно информации Национального обувного союза (НОБС), неучтённого импорта, то есть обуви, ввезённой в обход таможни, сегодня на российском рынке насчитывается около 120 млн пар. Всего же ёмкость российского рынка НОБС оценивает в 450 млн пар в год. В самой России производится 51 млн пар обуви «под белым флагом» и ещё 20 млн пар «в тени». На долю Ростовской области, по некоторым оценкам, приходится 25% всей отечественной обувной продукции.

Такие объёмы нерастаможенной обуви и подвигли НОБС поднять два года назад вопрос о снижении вдвое — с 10 до 5% — таможенных пошлин на импорт — причём не только на комплектующие, но и на готовую обувь. В итоге поступления от таможенных пошлин в бюджет увеличились, но как полагают участники рынка, за счёт улучшения работы таможенников. Доля же «серого» импорта уменьшилась ненамного. Но в целом импортная волна, особенно китайская, основательно захлестнула российских обув­щиков. Цены на китайскую продукцию ощутимо ниже, поэтому большинство российских потребителей отдают предпочтение именно ей. Качественная донская обувь остаётся в большинстве своём невостребованной, и рентабельность обувных предприятий с 2006 г. уменьшилась вдвое — с 15–20% до 7–10%.

По мнению участников рынка, если ещё недавно в Ростове выпускалось до шести миллионов пар мужской обуви в год, то сегодня — уже всего четыре миллиона. При этом в донской столице местная обувь представлена в небольших количествах — в основном в сетевых обувных магазинах «Эколас», «Аты-баты», «Эксквизит», «Монарх», а также на оптовом рынке в Пятигорске и ростовских рынках «Темерник» и «Центральный». Главные потоки идут в Москву — на те же оптовые рынки (Черкизовский и Лужники), в центральные офисы оптово-сбытовых компаний, а оттуда — по всей России. Основные регионы, куда отправляется донская обувь и где она востребована — Урал, Сибирь, Север, отчасти центральная Россия. Как отмечают оптовики, там люди менее требовательны к дизайну, но ценят высокое качество ростовской обуви, которая делается из натуральной кожи, и весьма доступные цены на неё. Основной объём донской продукции — мужская классическая обувь среднего и средне-низкого сегмента. При этом наиболее востребованными становятся далеко не все модели, которые предложили донские обувщики в текущем сезоне.

«Допустим, фирма сделала 30 моделей обуви в сезон, а активно продаваться будет две. Тогда оптовик заказывает производителю, скажем, 10 тысяч пар одной модели и 20 тысяч пар — второй. При этом у производителя ограниченные сроки — ведь эту обувь ждут сегодня, её надо продать в этом сезоне. Значит, остальные модели обувщик шить уже не будет, — рассказывает один из оптовиков, пожелавший остаться неназванным. — При этом порой наиболее популярная модель далеко не всегда самая интересная с точки зрения дизайна. Здесь у конечного потребителя уже свои оценки, подходы к выбору туфель, которые он будет носить».

«Мы делаем 15 моделей обуви в сезон, — поддерживает это замечание Максим Вдовенков, директор ИП “Вдовенков” (торговая марка АМВ, мужская модельная обувь). — Но в каждом сезоне есть свои хиты продаж. Если я не смогу обеспечить оптовику нужное ему количество, то он закажет остальной объём моей модели другому производителю. Кстати, не все обувные предприятия имеют в штате дизайнеров, разрабатывают новые модели. Просто смотрят, что лучше продавалось в прошлом сезоне, особенно в конце, и запускают потом эту модель в производство».

Ведущие игроки рынка имеют своих постоянных оптовых сбытовиков. А вот новых оптовых покупателей донские обувщики находят на Международной специализированной выставке обуви MosShoes (Москва), которая проходит четырежды в год. Число её участников в последнее время достигает 400. Это производители обуви, сырья и комплектующих из 20–30 стран, в частности, из Австрии, Бразилии, Германии, Испании, Италии, Китая, Португалии, Турции, Франции и, конечно, России и стран СНГ. Обычно выставку посещают несколько тысяч специалистов, и донские обувщики находят здесь основную часть оптовых покупателей своей продукции.

Менеджер выставки MosShoes Ольга Лукашина отмечает постоянно растущий интерес донских производителей к выставке, увеличение экспонентов из региона: так, в этом году около 15% её участников — донские обувщики, в частности, производители таких известных торговых марок, как Walrus, Nine Lines, River Style, Yuros, Sasha, «Сантори», «Олди Дон», «Энрико», «Мэн лайн», «Алекс», «Аскет», Don Diamond. Но если прежде на этой выставке донские обувщики находили покупателей в среднем на 80% своей продукции, то в этом году договоры были заключены лишь на 20%. Оптовики теряют интерес к донской обуви и всё больше переключаются на китайскую — на ней они имеют гораздо большую маржу. В итоге если два — три года назад крупные (по нынешним временам) фабрики производили ежедневно до 1400 пар обуви, то сегодня эти объёмы сократились в два раза — до 500 пар. Малые же предприятия шьют в день всего 120–150 пар.

Осваивать новые рынки сбыта донским обувщикам помогает сеть собственных представительств в разных регионах страны. Так, например, Walrus через свои представительства в Москве, Петербурге, Екатеринбурге и Новосибирске реализует 50% объёма продукции.

Некоторые ведущие фабрики имеют свои магазины, но цель их — не столько увеличение объёмов продаж, сколько изучение покупательского спроса. А вот сеть собственных магазинов запустил только Walrus. Как объяснил генеральный директор ООО «Меркурий — ТВ», одного из производителей этой марки, Александр Шафиев, чтобы иметь сеть магазинов, нужно выпускать большой ассортимент обуви. Так, Walrus насчитывает 300 моделей мужской и женской обуви, обновляя этот ряд четыре раза в год. «В этом наше преимущество и одновременно трудность — выпускать такое количество моделей тяжело, — поясняет г-н Шафиев. — Но мы считаем, что сосредоточиваться на каком-то одном, узком сегменте нельзя».

Донской Аликанте

  Фото: Андрей Бойко
Фото: Андрей Бойко

Серьёзным шагом в стремлении поднять отрасль на более высокий уровень, объединить обувщиков, заставить их работать по-белому, увеличить налоговые поступления стала задача создания в Ростовской области обувного кластера. Эта идея обсуждалась ещё два года назад, в рамках проведённой ВЦ «РостовЭкспо» выставки «Обувь. Кожа. Мех — Expo-2006». В рамках выставки прошли «круг­лый стол» и ряд встреч представителей областной администрации и игроков рынка, обсуждавших вопросы развития малого бизнеса, государственной его поддержки и перспективы объединения. Было принято итоговое заявление, в котором отмечалось, что «кластер — один из самых эффективных инструментов повышения конкурентоспособности территорий. Такой подход позволит малым и средним предприятиям отрасли успешно конкурировать не только на внутреннем, но и на международном рынке». Предполагалось создание особой экономической зоны под Красным Сулином или Батайском, и ряд крупных обувных предприятий готовы были перенести туда свои производства. Но заявка, поданная в 2006 году областным руководством на федеральный конкурс, не прошла. Обувные предприятия по-прежнему работают в Ростове.

И всё же идею создания обувного кластера областные власти не оставили. Например, о ней говорится в «Стратегии социально-экономического развития Ростовской области до 2020 года». Правда, с оговорками, что подобная промышленная зона может быть создана только в зоне городской агломерации, так как большинство предприятий расположено в Ростове-на-Дону. Агентство инвестиционного развития Ростовской области (АИР РО), проработавшее  проект создания кластера обувной промышленности, включающего сырьевые производства, изготовление комплектующих, выпуск готовой обуви с совокупным годовым объёмом производства не менее 10 млн пар, считает, что для сохранения отрасли и успешной конкуренции с Юго-Восточной Азией необходимо группироваться в обувной кластер, при участии государства радикально снижать издержки. По итогам исследования привлекательных для формирования кластера лёгкой промышленности российских регионов, проведённого агентством Bauman Innovation, Ростовская область выделена как наиболее перспективная, лидирующая по объёмам производства обуви. Для создания кластера в  регионе есть все предпосылки: многолетние традиции ремесла, большая концентрация квалифицированной рабочей силы, чёткая специализация производителей, наличие местных поставщиков качественного сырья, производителей некоторых видов комплектующих, в частности подошвы, соответствующих европейским стандартам.

Существенные шансы на инвестиционное и технологическое партнёрство в рамках кластера с западноевропейскими производителями обуви даёт географическая и транспортная близость к Западной Европе, где обувные компании находятся перед ещё более жёстким выбором: вынос производства либо в страны Юго-Восточной Азии, либо в Восточную Европу.

«На Дону обувной кластер практически существует, — считает Наталья Демидова, генеральный директор Национального обувного союза. — Что касается объединения в полноценный кластер, то многие ли захотят в него войти? Ведь тогда придётся полностью работать “по-белому”. В таком случае речь может идти лишь о нескольких предприятиях, уже и так действующих довольно успешно».

Серая полоса от серого импорта

Но, как показала практика, выживают далеко не все. Так, по информации самих участников рынка, с начала года в Ростове закрылось уже 15 обувных предприятий. В процессе закрытия — ООО «АРДТ-7», выпускавшее хорошо известную марку «Двин». «Я очень люблю свою профессию — в ней я уже 52 года, но сейчас вынужден сокращать производство, — говорит гендиректор ООО Владимир Казарян.  Я уже продал часть станков, и, возможно, закрою предприятие совсем. К сожалению, мы не можем бороться с китайским импортом. Люди покупают дешёвую китайскую обувь, хотя качество её ниже, чем у донской продукции. Особенно тяжело стало местным обувщикам, когда открыли шлюзы для импорта, уменьшив таможенные пошлины. Похоже, никого не волнует, что страна теряет свою обувную отрасль. А ведь ростовскую обувь знают в России, мы могли бы обеспечить ею многие регионы».

Практически такое же положение сложилось и в ООО «Бишер». Директор предприятия Василий Иващенко сетует: «В последний год мы ощущаем сильное давление китайской продукции, которую большинство людей покупает из-за низких цен. Наш бывший оптовый покупатель теперь берёт китайскую обувь, говорит, больше маржа. Но ведь и на нашу модельную обувь отпускная цена — 700 рублей, а в рознице её продают по 1500–2000 рублей. В итоге в прошлом году мы сработали в убыток. И если прежде шили по 350–400 пар в день, то сегодня — 100–150. Пришлось сократить рабочих — из 100 оставили 45. Наверное, будем закрывать производство. А ведь нашему предприятию 15 лет, недавно ещё налогов платили по миллиону рублей в год. Считаю, надо что-то предпринимать на государственном уровне, иначе мы потеряем добротную донскую обувь. А пока что выкручиваемся каждый сам по себе».

По мнению Натальи Демидовой, завоевать конкурентные позиции на рынке может тот, у кого ниже себестоимость. За счёт чего её можно снижать? Так, даже у успешного «Меркурий — ТВ» рентабельность сегодня — 10–12%. При отпускной цене 620 рублей за пару её себестоимость составляет 540 рублей. Растут цены на сырьё, комплектующие, растут тарифы естественных монополий и налоги, и снижать себестоимость трудно. Это можно сделать, внедряя новые технологии, более совершенное оборудование, но для развития опять же нужны деньги, которые для этого всё труднее находить.

Тем не менее, Александр Шафиев считает, что нужно продолжать работать, производить обувь, искать свои ниши, возможно, переключаться на какие-то виды обуви, которые не завозят в Россию импортёры, внедрять необычные новинки. «Недавно мы выпустили партию обуви из рыбьей кожи, — говорит он. — В начале года к нам обратились предприниматели из Астрахани, которые занимаются разведением и переработкой рыбы, и предложили шить такую обувь. Они хотят поставить это на поток. Мы потратили на разработку такой продукции время, средства, силы, но я об этом не жалею — такие поиски всегда полезны». 

Чтоб не пропасть поодиночке

Однако сегодня процесс создания кластера вновь затормозился. Как считает Юрий Евченко, директор некоммерческого партнёрства менеджеров и предпринимателей «Ростовский клуб 2015», при создании кластера мало о нём заявить, этим надо регулярно заниматься: «Реальный кластер — это прежде всего взаимодействие всех участников, а его пока нет, каждый действует и пытается решить проблемы сам по себе. Но действующие в одиночку, даже самые успешные на сегодняшний день, окажутся неконкурентоспособными на международном рынке. Новый уровень взаимоотношений в кластерах не возникнет за год, это требует времени. При этом основные принципы должны начинать работать с самого начала. Среди них обязательны прозрачность, доверие, производительность, эффективность, добровольность».

«Действительно, обувщики работают скорее в условиях конкуренции, хотя сегодня она уже относительная: все понимают, что самый главный конкурент — Китай, — убеждён Александр Шафиев— Объединение необходимо, но для того, чтобы объединиться, нужна платформа. Без серьёзной поддержки сверху, в частности, со стороны региональных властей, сами обувщики такой кластер создать не смогут».

Драматизм ситуации сознаётся сегодня всеми. Единственный шанс в условиях возрастающей конкуренции с продукцией стран Юго-Восточной Азии сохранить у нас обувную отрасль, считает исполнительный директор АИР РО Игорь Бураков,  создать кластер, сконцентрировать предприятия в одном месте. Эти объединённые предприятия можно объявить особой экономической зоной и добиться введения хотя бы первоочередных налоговых послаблений: снижения тарифов на ввоз комплектующих, отмены 5-процентной пошлины на импорт кожевенного сырья, снижения квот на беспошлинный ввоз товаров физическими лицами («серый импорт»), снижения налоговых ставок для производителей обуви, комплектующих и сырья. Тогда на рынке возникают другие условия, товарное давление будет не таким сильным, и продукция наших обувщиков станет конкурентоспособной. Кроме того, функционирование в рамках кластера позволит радикально снизить логистические издержки, особенно на ввоз комплектующих, будет стимулировать создание фабрик по выпуску комплектующих уже в рамках кластера.

«Инициатором создания кластера могут стать областные власти, но дальше обязательно надо найти поддержку на федеральном уровне, — считает г-н Бураков. — Область может полностью или частично разгрузить обувщиков от инфраструктурных затрат при создании новых производств в рамках кластера. А решить вопросы налоговых преференций может только федерация; закрыть границы для серого и чёрного импорта — опять компетенция Москвы. Отрасль находится в таком депрессивном состоянии, что для изменений в лучшую сторону нужен очень мощный набор инструментов».

Как говорит Игорь Бураков, АИР РО, возможно, вновь поднимет вопрос создания обувного кластера на Дону. Быть может, сейчас, когда донские обувщики видят, насколько быстро их ряды редеют под давлением конкуренции, готовность к совместным действиям будет выше. В противном случае Ростов уже очень скоро перестанет быть обувной столицей России.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №17-18 (23) 1 сентября 2008
    Курортная инфраструктура
    Содержание:
    Наследие, которое мы теряем

    Без кардинальной реконструкции, или редевелопмента, санатории, пансионаты и дома отдыха советской волны рискуют стать неконкурентоспособными на бурно развивающемся туристическом рынке. Однако большинству их нынешних собственников эту задачу не решить без привлечения весомых сторонних инвестиций

    Реклама